СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Флот » Доктрина флота-3


Доктрина флота-3

Сообщений 151 страница 180 из 999

151

timokhin-a-a написал(а):

. Амеры тогда качали TTIP, им надо было русские танки на Украине, хоть с кровищей, хоть с быстрой победой - без разницы.

  Как  показывает  ПРАКТИКА  , для  того  ,  чтобы   пендосам  что-то  " качать "  им    абсолютно  плевать  на  то  -  есть  ли  танки  ,  нет  ли  танков  . 
На  сегодня  ,  оглядываться  на  америку  -  только  себе  вредить .

152

sasa написал(а):

Какой пр-к? Почему-то Вы рассматриваете только ЮС Нави? А флоты стран НАТО, состоящие в основном из НК и преобладающие на Балтике и ЧМ почему-то игнорируем.


Да какбы далеко не только ю.с.нэйви отличается такими взглядами. Чем там бритты потопили "Адмирал Бельграно"? Турки на той же волне, да и вообще во флотах, организованных по-западному это мэйнстрим.

sasa написал(а):

А удары по ДЕСО и конвоям, перевозящим войска и грузы.


Война на коммуникациях? Нет, не слышали, да? Вот ЭТО ещё со Второй мировой задача подлодок и самолётов - конвои топить.

sasa написал(а):

Без этих пароходов пр-ку достаточно начертить 450 км черту на карте от береговой линии (ну может немного больше) и с комфортом работать вне этой границы.


Лишь бы чертилка не сломалась, а то противник тоже может кому-нибудь начертить.

sasa написал(а):

И как охотиться авиацией на 22800 в зоне работы С-400 не подскажите?


1. Вертолётами со сверхмалых высот.
2. Вынести С-400 массированным ракетным ударом, потом добить 22800
3. Вынести С-400 с помощью ДРГ, потом добить 22800.
4. Вынести С-400 артиллерийским огнём с моря (если обстановка позволяет), потом добить 22800.
5. Вынести С-400 рейдом наземных войск, потом добить 22800.

Ну и да, в условиях отсутствия у нас внятной ПЛО, 22800 можно вынести и подлодками.  Они намного дороже торпед.

153

timokhin-a-a написал(а):

Да какбы далеко не только ю.с.нэйви отличается такими взглядами. Чем там бритты потопили "Адмирал Бельграно"? Турки на той же волне, да и вообще во флотах, организованных по-западному это мэйнстрим.

Война на коммуникациях? Нет, не слышали, да? Вот ЭТО ещё со Второй мировой задача подлодок и самолётов - конвои топить.

Лишь бы чертилка не сломалась, а то противник тоже может кому-нибудь начертить.

1. Вертолётами со сверхмалых высот.
2. Вынести С-400 массированным ракетным ударом, потом добить 22800
3. Вынести С-400 с помощью ДРГ, потом добить 22800.
4. Вынести С-400 артиллерийским огнём с моря (если обстановка позволяет), потом добить 22800.
5. Вынести С-400 рейдом наземных войск, потом добить 22800.

Ну и да, в условиях отсутствия у нас внятной ПЛО, 22800 можно вынести и подлодками.  Они намного дороже торпед.


И тем не менее НК составляют большую часть флотов стран НАТО. А ПЛ с гулькин нос.

А что у НАТО имеется из АСП? Старый Гарпун, да JSM. Все дозвуковое и дальность до 300 км. 900 км LSRAMы я Вас умоляю...Нет у них такой дальности.  У пиндосов онли. Опять  же дозвуковые.
При наличии Панциря-М не факт что поможет.

А чем плохи 450-600км?!? ПКР для войны на коммуникациях на закрытых морских ТВД? Которые могут выскочить ещё 100 миль от берега не выходя из-под своего зонтика ПВО? И не залезая под ПВО/ПЛО пр-ка, что придется делать авиации и ПЛ.

Вы не поняли, без этих кораблей у пр-ка появляется зона комфорта вне досягаемости Бастионов и Балов.
Вообщем нет никакой трагедии в наличии этих кораблей. С серией Каракуртов все равно проблемы из-за двигателей. Так что законтрактованные достроить и харе.

Отредактировано sasa (2019-02-03 12:49:03)

154

А что у НАТО имеется из АСП? Старый Гарпун, да JSM. Все дозвуковое и дальность до 300 км.


Ну так и 300 км это уже вещь в себе, ЦУ на такую дальность никто не даст. Нас это тоже касается, если что.

В реальной войне будут рулить Х-35/Уран и бомбы-снаряды. Вундерфаффе быстро кончится и новых не будут делать. Так, к слову.

У дозвука меньше ЭПР и сильно.

Которые могут выскочить ещё 100 миль от берега не выходя из-под своего зонтика ПВО? И не залезая под ПВО/ПЛО пр-ка, что придется делать авиации и ПЛ.


На телеканале "Звезда" это куда более вероятно, чем в реале.

Вы не поняли, без этих кораблей у пр-ка появляется зона комфорта вне досягаемости Бастионов и Балов.


Она у него и так почти что есть, а после первой засады подлодок, будет не "почти".

155

timokhin-a-a написал(а):

Ну так и 300 км это уже вещь в себе, ЦУ на такую дальность никто не даст. Нас это тоже касается, если что.

В реальной войне будут рулить Х-35/Уран и бомбы-снаряды. Вундерфаффе быстро кончится и новых не будут делать. Так, к слову.

У дозвука меньше ЭПР и сильно.

На телеканале "Звезда" это куда более вероятно, чем в реале.

Она у него и так почти что есть, а после первой засады подлодок, будет не "почти".

Ирбис крупные надводные цели на 400 км видит... ЗГРЛС "Подсолнух-Е" не не слышал. Ну и новые БПЛА.
ЭПР может меньше, но Панцирь по такому вполне работает.

Видите ли, "волчьи стаи" ПЛ стран НАТО в реальности на закрытых ТВД считаются по пальцам. МРК, коих тупо больше рассредоточенные по портам и гаваням в угрожаемый период элементарно надо ещё поймать в засаду этими единицами.
Нет конечно с учётом послезнания выгоднее было бы купить на эти деньги дополнительные 40-50 Су-30СМ для МА ВМФ. Но с другой стороны Сушки все равно надо брать и сейчас!!! А вот с тезисом что все МРК автоматом превращаются в бесполезный хлам я категорически не согласен.
Взять хотя бы предложение задействовать их в ПЛО ВМБ как носители ПЛУР, все равно нужна система из стационарных ГАС и БЭКов. Они и дадут ЦУ.

Отредактировано sasa (2019-02-03 13:37:18)

156

sasa написал(а):

Нет конечно с учётом послезнания выгоднее было бы купить на эти деньги дополнительные 40-50 Су-30СМ для МА ВМФ. Но с другой стороны Сушки все равно надо брать и сейчас!!!


Это и без учета послезнания было ясно. Для меня к примеру, неплохо ЗНАЯ обстановку на Тихоокеанском ТВД и историю войн на море в 20 веке  это было очевидно с самого начала...

sasa написал(а):

МРК, коих тупо больше рассредоточенные по портам и гаваням в угрожаемый период элементарно надо ещё поймать в засаду этими единицами.


Тут два варианта самых вероятных. Останешся в порту поймаешь КР выпушенную с тысяч полутора км, выползеш поймайшь торпеду. Прошли те времена когда катер не был целью для ПЛ. Сейчас очень даже приоритетная цель а в случае "Новых МРК" еще и вкусная и беззубая...

Причем надо четко зарубить себе на носу если где то вероятны прямые провокации, скоротечные боестолкновения, постановка минных заграждений и т.д. и т.п. от от серьзных в военном отношении держав это именно на море... Ибо дальнейшая эскалация маловероятна... Грубо говаря нам наваляют звездюлей а мы будем обтекать... Пример? Ну к примеру влепят по Стремительному Пару Гарпунов и усе... Амба... Потом даже извинятся. Может быть...

157

sasa написал(а):

ЗГРЛС "Подсолнух-Е" не не слышал. Н


Для меня эффективность ЗГРЛС под большим вопросом.

158

cobra написал(а):

Для меня эффективность ЗГРЛС под большим вопросом.


К тому же её очень трудно защитить.

159

Кстати говоря, там Максим выкладывал пару страничек написанных Королевым, где был искрометный пассаж про Адмирал Макарова погибшего в ходе Цусимы. Чет я найтить не могу...

160

А как насчет разведки и доразведки морских целей подобными птичками:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Спираль_(%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0)#Ход_проекта

https://ru.wikipedia.org/wiki/X-20_Dyna_Soar

У американцев сейчас такая есть:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Boeing_X-37

В дополнение к спутникам. Особенно если спутники будут сбивать, и потребуется уточнять информацию, если понадобится срочно просмотреть данный регион.

Но такие птички - довольно массивные. Несколько тонн сами по себе. Плюс желателен большой запас топлива для активного маневрирования. Плюс боеголовки.
Суммарно для выведения нужен тяжелый носитель.

А вот например Зенит - это диаметр почти 4 метра и длина 60. Фалкон-9 - длина 70 метров.
А можно сделать диаметр и выше, если от ракетостроительного завода ступени доставлять рекой на баржах, или на самолете.

Такие тяжелые носители могут запускаться или со стационарного космодрома, или с плавучего. С точки зрения боевой устойчивости - предпочтительнее плавучий, особенно подводный.
Но как возить по воде ракеты длиной многие десятки метров?
Вариант один - в горизонтальном положении.
Тогда для старта устанавливать ракету вертикально проще всего в плавучем контейнере, как Морской дракон:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Sea_Dragon_(%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D1%82%D0%B0)

Такие контейнеры могут перевозиться на ПЛ, на надводных кораблях (либо с док-камерой, либо на катамаране между корпусами, подвешенные под перемычкой.

http://sd.uploads.ru/t/FCaV6.jpg

Такая схема транспортировки позволяет перевозить на кораблях и ПЛ боеприпасы (ракеты) наиболее крупногабаритные, длиной порядка 50-100 метров и несколько метров диаметром (до 5-10).

Кстати, вот такой ракетный крейсер на базе десантного корабля может нести не только УВП с относительно небольшими ракетами, но и несколько огромных ракет в док-камере в горизонтально расположенных плавучих контейнерах.
https://bmpd.livejournal.com/497549.html

161

Шестопер написал(а):

А как насчет разведки и доразведки морских целей подобными птичками:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Спираль_(%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0)#Ход_проекта

https://ru.wikipedia.org/wiki/X-20_Dyna_Soar

У американцев сейчас такая есть:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Boeing_X-37

В дополнение к спутникам. Особенно если спутники будут сбивать, и потребуется уточнять информацию, если понадобится срочно просмотреть данный регион.

Но такие птички - довольно массивные. Несколько тонн сами по себе. Плюс желателен большой запас топлива для активного маневрирования. Плюс боеголовки.
Суммарно для выведения нужен тяжелый носитель.

А вот например Зенит - это диаметр почти 4 метра и длина 60. Фалкон-9 - длина 70 метров.
А можно сделать диаметр и выше, если от ракетостроительного завода ступени доставлять рекой на баржах, или на самолете.

Такие тяжелые носители могут запускаться или со стационарного космодрома, или с плавучего. С точки зрения боевой устойчивости - предпочтительнее плавучий, особенно подводный.
Но как возить по воде ракеты длиной многие десятки метров?
Вариант один - в горизонтальном положении.
Тогда для старта устанавливать ракету вертикально проще всего в плавучем контейнере, как Морской дракон:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Sea_Dragon_(%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D1%82%D0%B0)

Такие контейнеры могут перевозиться на ПЛ, на надводных кораблях (либо с док-камерой, либо на катамаране между корпусами, подвешенные под перемычкой.

Такая схема транспортировки позволяет перевозить на кораблях и ПЛ боеприпасы (ракеты) наиболее крупногабаритные, длиной порядка 50-100 метров и несколько метров диаметром (до 5-10).

Кстати, вот такой ракетный крейсер на базе десантного корабля может нести не только УВП с относительно небольшими ракетами, но и несколько огромных ракет в док-камере в горизонтально расположенных плавучих контейнерах.
https://bmpd.livejournal.com/497549.html

Наркоманы подтянулись

162

sasa написал(а):

Наркоманы подтянулись


Наркоманы - это те, кто возят кокаин тоннами:
https://gordonua.com/news/worldnews/v-k … 10769.html

Разумеется, возят строго по личной инициативе. Не ставя в известность руководство никаких государств.

Может пора в доктрину российского флота включить кокаиновые клиперы?

Отредактировано Шестопер (2019-02-03 22:38:55)

163

Шестопер написал(а):

Наркоманы - это те, кто возят кокаин тоннами:
https://gordonua.com/news/worldnews/v-k … 10769.html

Разумеется, возят строго по личной инициативе. Не ставя в известность руководство никаких государств.

Может пора в доктрину российского флота включить кокаиновые клиперы?

Отредактировано Шестопер (Сегодня 22:38:55)

К Белорусскому морю видимо давно уже такие клипера причаливают

164

Размещение на плавучих платформах тяжелых и сверхтяжелых ракет - это единственный технический вариант сделать базирование таких ракет мобильным.
По-моему, не нужно отказываться от такого варианта, ввиду больших возможностей этих ракет по забрасываемой массе.

24 Традейдента на Огайо - это 60 тонн забрасываемой массы.
В случае побортного горизонтального размещения на ПЛ 2 ракет длиной 100-150 м и со стартовой массой порядка 10000 тонн - это примерно 2х400 тонн забрасываемой массы. То есть примерно столько же, как у всех 14 американских ПЛАРБ.
Стоимость двух таких ракет - порядка миллиарда долларов. Что, опять же, сопоставимо с ценой залпа одного современного РПКСН.

Большие ракеты дешево доставляют каждый кг ПН. А водородные боеприпасы мультимегатонного класса значительно дешевле в расчете на единицу энерговыделения, чем 100-300-килотонные, у них меньше вклад в стоимость сверхдорого оружейного плутония. Даже дейтерий уже значительно дешевле, а уран-238 вообще копеечный.
Правда закон подобия взрывов снижает относительную площадь поражения ударной волной более мощных боеприпасов. Но площадь поражения световым излучением и радиоактивными веществами  прямо пропорциональная мощности взрыва.

В случае оснащения орбитального разведывательно-ударного комплекса и ядерными ББ (что напрашивается) - нужно сделать ручку договору о неразмещении ОМП в космосе.

Отредактировано Шестопер (2019-02-04 14:31:58)

165

Шестопер, Вам не надоело ещё?

166

timokhin-a-a написал(а):

Шестопер, Вам не надоело ещё?


А Вам не надоело критиковать ударные возможности могучих российских патрульников первого ранга?

Подумайте-ка вот над каким фактом: даже относительно небольшая ракета класса Зенита (стартовая масса 460 тонн и ПН 15 тонн на низкую орбиту) способна забросить на дальность  2000 км порядка 40-50 тонн ПН.
То есть в варианте БРСД забрасываемая полезная масса одной ракеты такой весовой категории намного выше, чем у целого полка МиГов с Кинжалами.
А Фалкон Хэви при стартовой массе 1420 тонн 64 тонны вредной нагрузки может добросить хоть до Антарктиды.

А еще - нужна ли система оперативного наращивания разведывательных возможностей "Лианы"? В ее составе не так много спутников, чтобы по заказу мониторить любой район океана в течении пары часов. Особенно если поголовье спутников начнут сокращать Стандартами.
А спутники весят немало, например Пион 6,5 тонн. Так что срочно забросить в требуемый район еще один спутник, а еще лучше маневренный космолет со спутником в грузовом отсеке для доразведки - для этого достаточно серьезный носитель нужен.
И технически реальных вариантов только два - или пользоваться космодромами, со всеми вытекающими из их низкой боевой устойчивости последствиями, или иметь на флоте собственный морской старт для пуска крупногабаритных ракет, радикально превосходящих размерность БРПЛ.
Для этого НК либо ПЛ должны иметь компоновку корабля-дока, с горизонтальным размещением крупногабаритных пусковых контейнеров.

От разработки такой системы было бы намного больше толку, чем от установки Сарматов со львиной долей российского ядерного арсенала в давно пристрелянные американцами ШПУ.

Отредактировано Шестопер (2019-02-05 00:30:10)

167

Есть в перспективе еще один фактор, способный негативно повлиять на эффективность РПКСН - американская ПРО на кораблях. Когда наши РПКСН, патрулирующие вблизи российских берегов, выпустят ракеты в сторону США - на траектории их движения на расстоянии нескольких сотен км могут поджидать американские эсминцы, способные встречным пуском поразить ракету на АУТ до разведения боеголовок и ложных целей.
Это очень опасный вариант.

Парировать его можно, если ракеты с частично-орбитальной траекторией запускать с лодок "назад" - то есть в сторону России, чтобы разведение боеголовок произошло над российской территорией, и они пришли в США с юга, через Южный полюс, сделав три четверти витка вокруг шарика.
Но для такой траектории нужна более высокая энергетика ракеты, иначе ПН существенно упадет. А у Булавы - куда ей еще больше падать, и так маленькая.
Вот более крупногабаритные ракеты, размещенные на лодке горизонтально, такой финт исполнят запросто.

168

timokhin-a-a написал(а):

Шестопер, Вам не надоело ещё?


У него шмаль закончилась. ПОдождите чуток... Скоро подвезут..

Кстати говоря я добавил вашу статью и Климова на Цусиме..
http://tsushima.su/forums/viewtopic.php … 8#p1337538

Ну-с снова поговорим о врагах народа.

Хакерская группа Anonymous обнародовала выдержки из материалов финансируемого Великобританией проекта Integrity Initiative Института государственного правления, а также данные о его руководителе Кристофере Доннелли. Среди опубликованных документов есть «Предложения по Крыму» 2014 года. В перечне мер – установка с парома донных мин в Севастопольской бухте, для достижения необходимого эффекта их не требуется много.
Конечно, это предложения частного лица, хотя и находящегося на содержании правительства ее величества. Возникает вопрос: если бы эти меры были приняты, какие они могли иметь последствия?

https://vpk-news.ru/articles/47578

И еще

https://topwar.ru/153551-smert-iz-niotk … ast-1.html

Пренебрежение минным и противоминным оружием  для РОССИИ непростительно вдвойне, учитывая наш военно-исторический опыт. Впрочем у нас во ВМУЗах Военн0-морская история преподавались странно! Часов было мало а отношение к этому предмету было наплевательским....
Впрочем это не удивительно для державы отчего то мнящей себя морской, в которой не создано по сей день внятной тщательно выворенной по архивным документам и перепроверенной по документам противника Официальной ИСТОРИИ ВОВ НА МОРЕ.

Отредактировано cobra (2019-02-05 13:05:02)

169

cobra написал(а):

У него шмаль закончилась. ПОдождите чуток... Скоро подвезут..

Кстати говоря я добавил вашу статью и Климова на Цусиме..
http://tsushima.su/forums/viewtopic.php … 8#p1337538

Отредактировано cobra (Сегодня 15:05:02)


Щас историки натыкают меня носом там в что-нибудь... :crazyfun:

170

просто несколько ссылок

А тем временем два крупнейших и самых мощных военных организма современного мира, Россия и США, движутся навстречу друг другу с нарастающей скоростью и решимостью.

Совместно с военными У. Перри в 1996 году определял будущие преимущества американских ВС в новой концепции «Единое видение 2010» («Joint vision 2010»). В этом документе декларировалась необходимость полномасштабного американского доминирования в ключевых характеристиках вооруженных сил в XXI веке под девизом «Превосходство по всему спектру». В мае 1997 года ОКНШ (объединенный комитет начальников штабов. — Ред.) принимает в его развитие новую «Концепцию будущих совместных операций». В ней, в частности, констатируется происходящая революция в военном деле, заключающаяся в трансформации космического пространства в новый ТВД (театр военных действий. — Ред.) с информационно-командными и боевыми группировками, появлении универсальных разведывательно-ударных и командных систем, а также информационно-психологических операций как самостоятельных действий.
В этом же году была практически сформулирована вся идеология новой «сетецентрической войны», опубликованная в январе 1998 года как констатация главного и необходимого результата всех последних преобразований в военном деле США с описанием требуемых шаблонов для успешных операций в будущих войнах. Военные аналитики, изучив опыт проведения различных операций как собственных ВС, так и ВС СССР, Германии и других, пришли к выводу, что
современные информационно-управленческие технологии, реализованные в способах ведения войны по сетецентрическому принципу, решают в свою пользу главные проблемы современного боя (сражения).
А именно:
сохранение вертикали управления;
устранение оперативных пауз в циклах принятия решений;
принятие решений по реальной обстановке в on-line режиме;
решающее сокращение скорости доведения решений и команд.
Данное разъяснение необходимо для полного понимания того, с каким качеством противостояния предстоит встретиться любому противнику ВС США.
В России же тем временем на рубеже 1996–1997 годов в составе Минобороны было упразднено управление военной политики, на которое как раз возлагались разработка доктринальных положений военного характера, будущего облика ВС и координация всей деятельности по этим и другим направлениям как внутри министерства, так во взаимодействии с органами госвласти. Кроме того, в это же время произошла замена министра обороны, и во главе военного ведомства был поставлен главком РВСН, что лишний раз показывает тогдашние приоритеты и возможности страны в сохранении и поддержании хоть каких-то уровней боеготовности и боеспособности наших ВС. В отличие от первого, второе решение в тех условиях было своевременным и правильным.
Американские же военные в этот период и до 2000 года вели дальнейшую разработку собственных взглядов на будущие войны и приняли еще целый ряд важных документов, пройдя за это время путь от теоретического видения до экспериментов, подкрепляя это практическими действиями в регионах своих особых интересов. Бомбардировки Сербии были демонстрацией силы в рамках реализации (implementation) концепции «Единое видение 2010». У американцев теория и практика идут всегда рядом, и повод для этого находится всегда. Россия противопоставила этой поверке теории практикой «разворот над Атлантикой» нашего премьер-министра.

Постоянный анализ состояния и возможностей российских ВС в те годы позволил американцам достаточно быстро скорректировать собственные взгляды и прийти к окончательным выводам о возможности полного доминирования по всему спектру военных потенциалов к 2020 году, что и нашло свое отражение в уточненной концепции «Единое видение 2020» («Joint Vision 2020»), принятой в 2000 году.
С тех пор и до наших дней мы живем в условиях, когда ВС США периодически уточняют комплекс мероприятий по реализации и внедрению в войска программ, разработанных на основе вышеуказанных концепций, составляющих основу их взглядов на оперативное искусство в ближайших войнах, главным инновационным содержанием которых являются несколько положений.
1.Во-первых, трансформируется само понятие «расширенного поля боя» в «единое боевое пространство», сопоставимое с ТВД, с размахом от 2–3 тыс. км и более как по ширине, так и глубине за счет дальнобойных средств и удаленности ударных группировок.
2.Во-вторых, возможности ударных средств позволяют осуществлять поражение целей противника на всю глубину театра с необходимыми показателями массирования и вероятности поражения, что стирает различие между первым и другими эшелонами, а также тыловой зоной в оперативном построении группировок противника.
3.В-третьих, произошло практическое освоение новых пространств противоборства — эфирного, сетевого, информационного, космического с реальным проведением в них самостоятельных операций специально созданными для этого силами и средствами.
4.В-четвертых, передовые информационно-командные технологии реализованы как единый и постоянный процесс с циклами «контроль пространства–управление–поражение» на всех стадиях военного противоборства (операции), то есть бой, сражение, война без оперативных пауз. Цикл «планирование–поражение» сократился в зависимости от масштаба с нескольких суток до нескольких часов и с нескольких часов до минут.
5.В-пятых, изменились приоритеты при назначении сил и средств для поражения противника как между видами ВС, так и в составе сил общего назначения. Акценты смещаются в сторону комплексных морских и воздушных группировок. Сухопутные войска дрейфуют в сторону более легких и мобильных соединений. Танковые войска утрачивают свое значение в качестве главной ударной силы. Практически исчезла необходимость в тактических и оперативно-тактических ракетных комплексах.
6.В-шестых, подтверждено на практике, что «преимущественное знание пространства боя» является главным конкурентным преимуществом современных ВС (читай ВС США) в нынешних и будущих конфликтах.
Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод о способах вероятных действий американских ВС и их союзников в будущих региональных конфликтах, в случае если в них окажутся вовлечены армии России или Китая.
К 2020 году они завершат формирование единого электронного реестра целей своих основных предполагаемых противников («центров боевой устойчивости» или «гравитационных центров»), куда будут включены практически все их силы и средства от батальона, дивизиона и выше, объекты военного и государственного управления, а также промышленные, энергетические и т.д. Вводится единая нумерация и полная характеристика целей с их отслеживанием в режиме on-line 24 часа в сутки, с выдачей по запросу в любой момент рекомендаций для поражения имеющимися в наличии готовыми силами и средствами.
Вся эта информация сегментируется по направлениям, театрам военных действий, командованиям и т.д. Штабам всех уровней в автоматическом режиме будут предлагаться варианты действий, в том числе оптимальный, в каждый запрашиваемый момент времени. Совокупно весь объем решаемых задач и способы их выполнения составляют содержание стратегической операции в форме «мгновенного глобального удара» с применением только обычных средств поражения.
Таким образом, американцам за последние годы удалось теоретически разработать варианты применения своих ВС на оперативном уровне в форме «воздушно-наземного сражения» и на стратегическом уровне в форме «глобального удара» и наполнить эти разработки набором практических инструментов для их реализации.
За 15–20 лет внедрения всех этих взглядов их командиры взводов и рот стали командирами бригад и дивизий, а комбаты и комбриги сейчас составляют верхушку военного руководства США. За плечами у каждого их них по 2–3 крупные военные кампании. Все это составляет значительную силу, уверенную в конечном успехе.
А что же мы…
Военные России как профессионалы обязаны отвечать подобным вызовам современности, неизбежным уже в силу природы прогресса. Говорить о возможностях наших ВС и просто, и одновременно тяжело. Многие процессы лежат на поверхности, но непонятны их последствия из-за высокой инерционности любого неудачного решения в военной сфере.
В дела нашей армии постоянно вмешивалась политика, что вредит всегда. Тематика подготовки войск и штабов того недавнего времени приобретала порой однобокий характер. Сначала все увлеклись миротворческими операциями и тактикой мелких подразделений. Затем настало время борьбы с мировым терроризмом, и мы переключились на специфику действий для решения этих специальных задач.
Может быть, и вынужденно, мы готовились не к тому, что требуется сейчас. А ВС США заведомо готовились к противостоянию с большими армиями.
И тем не менее, как это ни странно звучит в контексте написанного выше, американцы, проделав большую концептуальную работу, по сути все еще догоняли нас. ВС России, имея План применения ВС и, в частности, разработанную систему стратегических операций ВС как квинтэссенцию всех ранее существовавших взглядов на характер и способы применения ВС были еще впереди по конечным военно-научным разработкам даже в период временной утраты возможностей по реализации этих планов.
Эти документы и сейчас должны составлять главный целевой ориентир всего военного строительства в РФ и вместе с «Основами подготовки и ведения операций ВС», являющимися по сути нашим главным сборником оперативных концепций, призваны определять систему шаблонов для действий штабов и войск в различных ситуациях. Должны! Во всяком случае, хочется надеяться, что это так. Актуальность, адекватность и освоенность этих документов создают предпосылки для успешных действий наших ВС в любых конфликтах настоящего времени и в перспективе. При условии, что эти документы вбирают в себя реалии и требования времени.
Одному американскому деятелю разведки приписывают слова о том, что обилие фактов сбивает с толку любого, за исключением того, кто понимает тенденции. Но оказывается, и тенденции можно понимать по-разному. Именно под таким углом и следует рассматривать все мероприятия в российских ВС за истекшие несколько лет.
Наиболее значимые события у нас начались с 2008 года. Все, что было до этого, охарактеризовано тогдашним начальником Генштаба Н. Макаровым как неспособность военных ученых, игнорировавших западный опыт, и военной науки в целом оценить актуальные тенденции развития военного искусства. Это еще было мягко сказано.
В реальности же положение выглядит так, что все добывающие, анализирующие и обобщающие органы Минобороны не смогли аргументированно и акцентированно описать военно-политическому руководству происходящие в военном деле революционные преобразования. Военная наука, в свою очередь, не разработала и не обозначила наше место и пути в этом процессе. Из-за вала внутренних проблем мы не заметили этой революции.
А когда обратили внимание, начали лихорадочно что-то предпринимать, сразу по всем направлениям. Без разработанных концепций и обоснованных программ. Всеми двигало одно — общее понимание, что что-то надо делать.

Период руководства российским военным ведомством А. Сердюковым в 2007–2012 годах всеми подвергнут во многом справедливой критике. Однако следует соблюдать объективность. Именно при нем был сделан правильный вывод, что «с такой армией дальше жить нельзя», — события 2008 года на Кавказе это наглядно продемонстрировали.
Далее мы начали двигаться к «новому облику» ВС, но его внятного видения никто не представил. Двигались словно наугад. Программы вооружения с этого периода ограничивались просто приобретением новых образцов взамен морально устаревших. Для какой войны, для каких операций все это планировалось и закупалось, было непонятно. Ну а если нет обоснования, для чего все это делается, то и все последующие шаги вызывали и вызывают до сих пор неоднозначные оценки.
Проведенное укрупнение военных округов и их нарезка не очень удачны. Особенно это видно по Западному ВО: его южное крыло явно претендует на самостоятельное оформление и в организационном, и в оперативном плане. Передача округам всех функций управления видовыми объединениями ВВС и ПВО спорно в части децентрализации ПВО всей страны.
Европейцы и американцы строят системы ПВО и ПРО на континентах под единой вертикалью управления, а мы фактически разрываем единое прикрываемое пространство и управление на части. Это тем более опасно в условиях вероятного отражения «мгновенного глобального удара», о котором американцы упорно говорят в последнее время.
Отказ от дивизий и полков и их замена на бригады были, видимо, обоснованы необходимостью улучшения управления и мобильности, а также подобной трансформацией в ВС США. При этом как-то упустили из виду, что «облегчение» сухопутных соединений в армиях США и их союзников происходит в рамках единых концепций современных боевых операций, в которых решающее значение в поражении противника переходит от сил общего назначения к морским и авиационным группировкам. Кстати, это заметно и по основным типам вооружений сухопутных войск, которые американцы не торопятся заменять на новые образцы, а модернизируют до пятых–седьмых уровней обновления.
Серьезным испытаниям подверглась вся вертикаль военной науки. Ликвидации, укрупнения, объединения, штатные изменения и т.д. затронули все военно-научные организации и учреждения МО РФ. Изменение мест дислокации и массовые сокращения не способствовали концентрации научной мысли на новых прорывных работах и инновационных идеях.
Может быть, они придут позже. А нужны уже сейчас. Инициаторы и организаторы столь крупных изменений в российском военном строительстве в тот период не предполагали, какая обстановка сложится вскоре и какие задачи придется решать руководителям, пришедшим им на смену в 2012 году. А могли бы и спрогнозировать.
Мы подошли к современному этапу противостояния, способного перейти в горячую фазу в региональном формате.
Считается, что говоря о современном состоянии российской армии и ее реальных возможностях в вероятном противостоянии с войсками западной коалиции во главе с США, следует оперировать большим объемом информации в основном закрытого характера. Но на самом деле это не совсем так. Знание методик, профессия и опыт компенсируют информационный дефицит. Факты могут сбить с толку неискушенного пользователя, но они же и подтверждают или опровергают тенденции.
Секреты пусть остаются тем, кто их создает, а практическая деятельность всегда обнажает любые тайны. Если противник мало важного про вас знает, то это делает его более агрессивным, и наоборот, если он в курсе ваших реальных возможностей, то будет более сдержанным. Возможно, из-за этого Владимир Путин демонстрировал миру мультфильмы с новейшими гиперзвуковыми разработками России. Но американцы как-то не особо удивились, видимо, они что-то знают. Или имеют что-то свое, о чем мы не знаем.
Новому министру обороны досталось проблемное наследство без четкого плана реформ. Это подтверждается его шагами по исправлению ряда уже реализованных решений. Стали восстанавливать дивизионные и полковые звенья в Сухопутных войсках и ВВС (впоследствии ВКС), воссоздана правильная последовательность военного образования. Хотя, конечно, легче было бы свести существующие бригады в дивизии, а не объединять батальоны в новые полки.
Развернувшееся и усиливающееся информационное противостояние — предвестник любых конфликтов. Уже можно констатировать, что Минобороны активно включилось в проведение информационно-психологических операций, фактически не отличающихся от военного времени. Только у этого процесса есть оборотная сторона. Организаторы могут увлечься подобным контентом и поверить в его содержание.
Надо быть аккуратнее с утверждениями типа «…не имеют аналогов в мире…», «…это самая сильная дивизия в мире…», «…американцы в панике от военных наших мер…» и т.д.
Принята Государственная программа вооружения до 2027 года. В ней много интересного, но она не может быть самоцелью. Госпрограмма должна преобразовать способы действий войск на основе передовых технологий, а не воспроизводить прежние шаблоны и лекала. Не стоит надеяться, что создание критической массы современных вооружений автоматически простимулирует появление новых способов их применения, как было когда-то. Сейчас это опасное заблуждение.
Такой эволюционный подход способен превратить нас в лузеров.
Принимаемые на вооружение новые образцы и системы в совокупности с организационными мерами говорят о том, что мы увеличиваем ударную силу Сухопутных войск в интересах проведения операций оперативными и оперативно-стратегическими объединениями, а формирование (воссоздание) танковых армий свидетельствует о наступательном характере будущих операций на подходящих для этого театрах военных действий. Другими словами, мы прилагаем значительные усилия, чтобы восстановить наши прежние возможности. Между прочим, когда-то наши танковые армии подвигли американцев к разработке приемов и способов для «борьбы со вторыми эшелонами», и с этого началось все то, чем они сейчас располагают. Против нашего массирования сил и средств они придумали свое массирование огня, превосходящего по плотности и точности наши нормативы в несколько раз.
В этом принципиальная разница наших взглядов на оперативное искусство.
Наше традиционно строилось на высоких темпах наступательных действий, поддерживаемых постоянным наращиванием усилий войск за счет вторых эшелонов и резервов и расходом боеприпасов в соответствии с установленными нормативами и плотностями поражения.
Для американцев же фактор времени и темпов не играл особой роли (следствие войн на чужих территориях), главное — это маневр выделенными войсками и средствами и полное по факту огневое поражение противостоящего противника.
Мы продолжаем насыщать свои боевые порядки тяжелыми радиолокационно-контрастными боевыми системами еще и для поддержки танков и еще более уплотняем тем самым боевые порядки. Интересно, кто-нибудь посчитал варианты плотностей огня штатного вооружения существующих подразделений на дальностях от 1,5 до 5 км по рубежам, по видам оружия и по калибрам? И как эти плотности изменятся при поступлении новых образцов? Есть ли разница и насколько она принципиальна?
Видимо, мы по-прежнему рассматриваем как основной вариант прямое огневое столкновения с вероятным противником. Это то, на что рассчитывал в свое время Саддам.
У него дважды не получилось, потому что не могло получиться в принципе.
Военное дело ушло далеко вперед. Американцы воюют принципиально по-другому. Если же ими будет реализована еще тема управляемых стай «барражирующих боеприпасов», то представить картину будущего тактического боя становится практически невозможно. Роботизированные наземные комплексы в принципе ничего не изменят, отделят человека от средств применения и дополнительно нагрузят эфирное и сетевое пространство, где уже будет свое противоборство, свои победы и поражения, парализующие эти боевые системы.
Ближайшие вооруженные столкновения становятся, по сути, противоборством пунктов и центров боевого управления и командных систем в целом. Поэтому, чтобы реально оценить с этих позиций свои возможности и шансы в будущих сражениях с большими армиями, надо реально представлять возможности этих систем. Для этого Верховному не обязательно посещать командно-наблюдательные пункты и через бинокль оценивать боевые возможности батальона или бригады. Достаточно побывать на трех рабочих местах в Центрах боевого управления оперативного звена, и все будет понятно, готовы мы или нет.
Военная мысль должна идти впереди производства «железа», улавливать тенденции (если пока не получается их формировать) и определять направление оперативных и оперативно-стратегических разработок. Сейчас остро необходимы не столько массы оружия, пусть даже самого современного, сколько свежие предложения и идеи по способам его применения и характеру действий войск в новых войнах, из которых родится новая концепция — «инновационная операция».
По большому счету, в современном военном искусстве были только две по-настоящему революционные идеи, повлиявшие на ход и способы ведения войны, — это германская теория «блицкрига» и советская концепция «глубокого удара».
Ядерное оружие лишь внесло коррективы в параметры создаваемых группировок и темпы ведения боя, сражения (если не считать, конечно, существенных изменений поведенческих стратегий государств и коалиций в мировом военно-политическом соперничестве). Последние американские «новшества» — это, по сути, развитие тех же принципов, но уже с учетом новых технологий поражения и управления войсками и оружием через «единое информационное пространство боя». Но данные идеи уже практически исчерпали весь свой потенциал.
Поэтому происходящую революцию военного дела следует рассматривать как процесс, при котором произойдет качественный переход от действий войск в форме «глубокой операции» и ее усовершенствованной американской версии, известной как «воздушно-наземная операция», к принципиально новому типу действий войск. Кто это сделает первым, тот получит решающее преимущество. Мы же пока по-прежнему пытаемся набрать силу в прежней системе координат, где полными хозяевами являются наши партнеры, они же вероятные противники. Подаренный им гандикап в полтора десятка лет уже не отыграть.
Сейчас президент, он же Верховный главнокомандующий, в понимании военных вопросов во многом зависит от трех конкретных лиц и структур, которые они возглавляют. Это министр обороны, вице-премьер по вопросам ОПК и глава «Ростеха». От глубины понимания ими последних тенденций в сфере вооруженной борьбы во многом зависит будущее страны, ее целостность и жизненные перспективы. От того, какие взгляды и настроения возобладают в этой четверке, зависит наша обороноспособность. В российской системе военного и военно-промышленного управления не так много площадок, на которых можно было бы сосредоточить творческую работу от рождения самой идеи до разработки концепции. Тут очень велика роль личности, целостная картина вызревает, как правило, в 2–3 головах главных интеграторов идей.
Если руководствоваться разработанной матрицей будущих инновационных действий войск, то страна с высокой вероятностью убережется от шараханий и ошибок в определении требуемых критериев для систем вооруженной борьбы. Но если в борьбе идей победит производственная конъюнктура и диктат промышленников (порой оправдываемый социальной ответственностью), то мы и дальше будем тратиться на придумывание новых танков с поддерживающими их машинами. А могли бы с успехом модифицировать последний удачный образец еще лет 10–15, до того момента, когда на смену танку должна будет прийти принципиально новая универсальная машина поля боя.
В современных условиях система передовых взглядов не может родиться в закрытой структуре.
Она обязательно проявится на стыке последних инноваций в бизнес-среде, информационных технологиях, социальной психологии и т.д. Многие методы вырастут из практического применения технологий завоевания рынков и управления финансовой и товарной экспансиями при освоении новых географических и производственных направлений. Интеграция таких бизнес-моделей с адаптированными военными приемами, переложенными на математические, визуально наглядные модели, даст толчок к пониманию новых форм действий войск.
Осуществить такую работу только в рамках Минобороны вряд ли возможно. Генеральный штаб всегда будет планировать свои операции исходя из имеющихся ресурсов, ждать от него чего-то другого не следует. От генералов и офицеров, воспитанных на существующей системе боевых уставов, нельзя требовать невозможного. Инновационная идея скорее может прийти от какого-нибудь профессионального геймера, увлеченного своими игровыми фантазиями и вдруг открывшего необычное логическое решение военно-игровой задачи.
Военным же необходимо побороть в себе стереотипы инерционного мышления и не бояться применять воображение. Почему 60-летние американские военачальники быстро схватывают суть всех нововведений типа всякого рода «сетецентризма», цифровизации, «цифровых штабов», интеллектуальных боевых систем и т.д. и уже сами активно руководят этими направлениями? Потому, что изначально в военно-промышленном сообществе США удалось создать атмосферу нужности революционных нововведений и погрузиться в нее.
Сегодня США владеют стратегической инициативой с возможностью стратегических перебросок в масштабах оперативно-стратегических объединений. Пентагон имеет решающее превосходство по соотношению основных показателей вооружения и боевой техники, а также по людским ресурсам организованного резерва даже без учета коалиционных объединений. Американцы располагают широкой сетью передовых центров и пунктов базирования и выбирают по своему усмотрению регионы приложения военных усилий.
Нашим военным, как и положено профессионалам, всегда следует исходить из того, что вооруженное столкновение с американской военной машиной в какой-либо форме вероятно.
При этом, принимая решение на любые ответные, встречные или превентивные действия, следует учитывать, что вероятный противник сегодня обладает современными и передовыми оперативными концепциями, прошедшими апробирование в ряде крупных конфликтов. Его командные кадры высшего и среднего звена имеют богатый боевой опыт применения группировок сил и средств в оперативном и оперативно-стратегическом масштабах.
На мировой шахматной доске наши конкуренты играют белыми. Черные тоже иногда выигрывают, при условии фатальной ошибки белых или благодаря сильному ходу. На ошибки противника надеяться не следует, а вот придумать сильный и неожиданный ход необходимо. Пока же, если следовать шахматной фразеологии, следует активно маневрировать, не ввязываться в размены и не подставляться. Ибо рискуем проигрышем всей партии.
Владимир Денисов,
бывший заместитель секретаря Совета безопасности РФ,
ветеран военной разведки, полковник в отставке

https://www.novayagazeta.ru/articles/20 … voyna-i-my
по ссылке не удивляетесь, наряду с откровенно "гнилыми" материалами типа https://www.novayagazeta.ru/articles/20 … -somneniya  там есть и
https://www.novayagazeta.ru/articles/20 … -somneniya
https://www.novayagazeta.ru/articles/20 … -yapontsev

В аргументации официального Токио о принадлежности Курильских островов особое место занимают ссылки на договоры XIX века — Симодский торговый договор 1855 года (по которому граница была проведена между островами Уруп и Итуруп, а Сахалин остался неразграниченным), а также Санкт-Петербургский договор 1875 года (по которому Япония признавала весь Сахалин российским в обмен на передачу ей всех Курильских островов). Однако Русско-японская война 1904–1905 годов перечеркнула все предыдущие соглашения, поскольку по международному праву состояние войны между государствами прекращает действие всех договоров между ними. Кстати, именно это было указано Японией председателю Комитета министров Российской империи графу Витте, который пытался на Портсмутских переговорах в 1905 году сохранить Южный Сахалин за Россией, ссылаясь именно на договор 1875 года.

«Фактическим признанием Японией советской границы на Курильских островах являются подписанные ею с Советским Союзом рыболовные соглашения, в частности, соглашения 1963 и 1981 годов.

Требования же Японии о передаче ей Южных Курильских островов являются не чем иным, как нежеланием признавать территориальные итоги Второй мировой войны, и потому подписание между РФ и Японией мирного договора на выдвигаемых Японией условиях будет означать юридическое подтверждение пересмотра этих итогов, со всеми вытекающими отсюда опасными последствиями не только для Азиатско-Тихоокеанского региона, если учесть, что потенциально конфликтных и спорных территорий после Второй мировой войны в мире осталось более чем достаточно», — говорил Игорь Латышев, доктор исторических наук, профессор, бывший корреспондент газеты «Правда» в Японии.
«Возвращаясь к логике Симодского договора 1855 года, Япония сейчас не обозначает свой интерес к Сахалину <…>, но тогда [после передачи Курил] следующим шагом будет официально предъявлена претензия Японии на совместное владение островом Сахалин. <…> Я вижу большое желание у нынешних руководителей в Кремле все сделать во имя общих человеческих ценностей, следующий шаг — это остров Сахалин. И что у нас останется на Дальнем Востоке? Тихоокеанский флот прекращает свое существование, это будет просто москитный флот, торпедные катера. Охотское море становится открытым, сейчас оно полузакрытое, практически весь континентальный шельф принадлежит России, ресурсы толщи воды, а так оно вообще будет открытое, а это значит присутствие иностранных военных сил, и большой ущерб будет нанесен базированию атомного подводного флота», — говорил на заседании круглого стола «Российско-японский территориальный спор: история, современность, перспективы урегулирования» Борис Ткаченко, ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока. Правда, на все опасения российских ученых по поводу потенциальных притязаний Японии на остров Сахалин директор русского отдела Управления Европы МИД Японии Кодэра Дзиро непременно отвечает: «Мы не будем требовать Сахалин от вас — это четко».


сказать, что сахалинцы остались равнодушными и к переговорам президента России с премьер-министром Японии по поводу мирного договора, и к клятве Абэ на могиле отца, нельзя. Просто возмущение они предпочитают теперь выплескивать в интернете, в Сетях, организовывая группы по защите Курил, подписывая обращения к президенту страны. Демонстрируя при этом прекрасную осведомленность и в истории вопроса, и в многочисленных обманах со стороны верховной власти. В отличие от другой части россиян и прежде всего москвичей, уверенных, что Сахалин — это часть Приморья или Хабаровского края, а острова, из-за которых спор, — ненужные нам голые скалы.

171

cobra написал(а):

Для меня эффективность ЗГРЛС под большим вопросом.

это проблемы не згрлс.
Хотя ключевое - это конечно "лотос - пион".  Практически гвозди в крышку.

Шестопер написал(а):

А еще - нужна ли система оперативного наращивания разведывательных возможностей "Лианы"? В ее составе не так много спутников, чтобы по заказу мониторить любой район океана в течении пары часов. Особенно если поголовье спутников начнут сокращать Стандартами.

Херартами
высота орбиты

172

cobra написал(а):

Пример? Ну к примеру влепят по Стремительному Пару Гарпунов и усе..

и что и усе? что усе?

173

timokhin-a-a написал(а):

Ну так и 300 км это уже вещь в себе, ЦУ на такую дальность никто не даст. Нас это тоже касается, если что.

В реальной войне будут рулить Х-35/Уран и бомбы-снаряды

к сожалению в реальной войне НК видны уже за тыс км от береговой черты.

И штучное их количество делает абсолютно оправданным их уничтожение всевозможными убервафлями. При любом многократно более дешевыми, чем их цель.

иначе говоря пришел век противокорабельных БР. И гиперзвуковых уббер.

радиолокационная космическая разведка - ни чего личного. Возможности за лет двадцать выросли в раз двадцать.

Вся база под использование РСА , аппаратура передачи данных в реальном времени и её обработки и централизованной выдачи ЦУ, как бы вот есть. Уже очень много в гражданском сегменте сделано и происходит.  Перечень  решаемых услуг просто поражает.
Происходит и на военном "Кондоре" .
ПИОН-НКС  - должен быть цветок, где весь этот синтез технологий заключен воедино.
Ожидания от него -"много" или "очень много" . надводные корабли типа эсминец, крупный транспорт или авианосец - слишком простые для локации на больших площадях , объекты.

роль космической группировки растет не по дням, а по часам.

тот момент когда технологии подошли к тому , что бы давать ЦУ по НК на многие тысячи км, уже прошел.  У кого-то раньше.

Х-35

благо уже универсален по наземным целям. Это оружие второй фазы.

Отредактировано mersi (2019-02-10 20:50:39)

174

mersi написал(а):

к сожалению в реальной войне НК видны уже за тыс км от береговой черты.


И Вы даже представить себе не можете, сколько их там видно. Кто из них авианосец, а кто китайский танкер? Это не определить по засечке отражённого сигнала, а "окна" между пролётами спутников все друг у друга знают, технические пределы этого вида разведки - тоже, ну и сбиваются уже спутники с кораблей, увы. С американских по крайней мере.

иначе говоря пришел век противокорабельных БР.


Эта музыка будет вечной (с). Ну какая проблема сбить такую ракету? Для тех же амеров? И как она наводится на конечном участке полёта? Скорость гасит, да?

Этого суслика никто ещё не видел в деле ни разу, если что, и большой вопрос, что там вообще реально может быть. ИМХО тема пустышка.

175

timokhin-a-a написал(а):

Ну какая проблема сбить такую ракету?


И много насбивали то БРСД?

176

Практически исчезла необходимость в тактических и оперативно-тактических ракетных комплексах.


Вот это что такое? Как это исзчезла? Автор сам себе противоречит. Наоборот выросла!!! И для кого роль СВ и танков в них уменьшилась? Для пиндосов да, для нас наоборот увеличилась.
Я вот смотрю в последнее время и вижу общую не без перегибов тенденцию движения в правильном направлении: РОКи те же, Искандер с разными типами ракет, Кинжал туда же, насыщение БПЛА (дырка пока в тяжелых, но с появлением С-70 это реальный прорыв), РЭБ, наше превосходство в ПВО, в т.ч. и войсковой (SHORAD, борьба с БПЛА), "Коалиция" и 9К512, Торнадо-С на 120 км и далее, обновление парка армейской авиации (практически полное), Су-35й....

А вот у пиндосов оное как то вяло. По-прежнему ориентируются на борьбу с папуасами. Хотелки огромные, реальности нет.

177

На связи адмирал Джон Ричардсон.
https://putnik1.livejournal.com/7384919.html

Главными проблемами, на его взгляд, предсказуемо оказались Российская Федерация и Китай, а что касается конкретики...

В отношении Москвы: "We has to think about not only responses in pushing back, but how do we push first in a couple of areas? I think it would be great if we could get folks, Russians, some of these competitors to respond to our first move. There's an advantage every now and then to playing the white side of the board", то есть, хватит, как до сих пор, ориентироваться

только на стратегию "ответного удара", нужно думать и о стратегии "первого хода". Мы должны время от времени "играть белыми", - с уточнением, что развертывание систем противоракетной обороны в Румынии и Польше позволяет "обуздать" излишнюю активность Кремля в Черном и Балтийском морях.

В отношении Пекина: "Just putting some of these enforcement mechanisms in so it makes it harder to play fast and loose with the rules. But you've got to make a move to enforce those things. I think a lot of that structure exists, it's just we've got to be a little more muscular to enforce it... Let's not be obstructing one another, driving our ships in front of one another, throwing obstacles in front of the ship. Let's just be biased towards making it easy", то есть, следует ускорить подписание договора

о правилах поведения на море, чтобы не создавать друг другу проблем (с поминанием о недавнем успешном визите в Пекин). Не стоит усложнять, и когда правила будут согласованы, именно США должны будут скрупулезно их соблюдать. Но, разумеется, в процессе  обсуждения следует  вести себя несколько жестче.

Таким образом, по мнению действующего главы ВМС США,

с Китаем необходимо корректно, без  обострений договариваться о взаимоприемлемых правилах и затем скрупулезно их соблюдать,

а Москву, наоборот, можно и нужно провоцировать "первыми ходами", вынуждая отступать и затем вновь провоцируя с новых позиций.

178

Да баловство все эти вундервафли. Пока пр-к не научился гарантированно сбивать наши разработки 70-80х. Циркон на подходе, Кинжал на БД....

Зачем плодить сущности с противокорабельными БРСД?

179

timokhin-a-a написал(а):

Ну какая проблема сбить такую ракету? Для тех же амеров? И как она наводится на конечном участке полёта? Скорость гасит, да?


Лететь нужно по настильной траектории, на грани атмосферы и космоса. С маневрированием как за счет работы двигателя боевой ступени, так и за счет аэродинамики.
С прикрытием ложными целями. В атмосфере только тяжелыми, на заатмосферном участке и легкими.
Что касается наведения - предварительное наведение возможно на заатмосферном участке траектории, из космоса.
Для окончательного наведения придется тормозиться примерно до 2,5 км/c.

Еще по траекториям. Полет по настильной траектории даже на относительно небольшую дистанцию  требует высокой скорости.
Например, даже без учета сопротивления атмосферы, чтобы слетать на 2000 км по траектории с вершиной на 100 км, нужно разогнаться до 6 км/c.
Для полета по энергетически-оптимальной траектории нужно всего 4 км/c.

Отсюда для энергетически оптимальных траектории даже на умеренную дальность нужна трехступенчатая ракета со скоростью, близкой к орбитальной.

Такими ракетами только за счет маневра траекторией можно будет осуществлять межтеатровый маневр - от Гренландии до Гавайев при старте из одной точки.

Отредактировано Шестопер (2019-02-10 22:16:31)

180

sasa написал(а):

Да баловство все эти вундервафли. Пока пр-к не научился гарантированно сбивать наши разработки 70-80х. Циркон на подходе, Кинжал на БД....
            Зачем плодить сущности с противокорабельными БРСД?


А в курсе, какие потери прогнозировались для нашей МРА в случае атаки американских АУГ? Особенно в тех акваториях, где есть и наземные авиабазы стран НАТО.
Дальнобойные баллистические ракеты смогут атаковать прямо с территории РФ, или из хорошо защищенных акваторий.

Разведка и целеуказание - орбитальным эшелоном, самолетами и БПЛА, загоризонтными РЛС (при всей нестабильности их работы, могут быть полезны).

Отредактировано Шестопер (2019-02-10 22:20:26)


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Флот » Доктрина флота-3