СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Флот » Морская авиация


Морская авиация

Сообщений 31 страница 60 из 638

31

Catolov написал(а):

А это как? А внештатно уже нет ? ))) Там же вроде 7060 база была?

А че непонятно? Видимо там имеет место быть эскадрилья на МиГ-31 (10-12 бортов/ штук 18 на свалке....), 2 противолодочных эскадрильи на Ка-27 и Ил-38+отряд военных транспортников+звено Ми-8. Ну это так судя по Гуглмэпс.

Отредактировано cobra (2018-11-10 17:17:27)

32

Я принципиально не стал подсчитывать самолёты с точностью до одного и выделять из них лётные - Контора нашла себе работу на форумах, и надо быть поаккуратнее. Загрубил даже то, что точно знал.

Картина-то и без этого яснее ясной.

33

timokhin-a-a написал(а):

Контора нашла себе работу на форумах, и надо быть поаккуратнее.

Мне живо напомнило "дело коллекционеров в 80-х", Тут вопрос не в подсчете. За нас их подсчитали наши враги с точностью до борта и бортового номера.Милкавказ к примеру, или Може по БФ. Впрочем смотрите  Елизово как стоят борты. Там посмотрел и сразу все понятно что уже фсе, а что еще летает.

Есть реальные военные секреты которые переодчески первые лица ведомств умудряються раскрывать. Я конечно не против адресных репрессий но право с Азохен-Вей это как то все глупо выглядит, там по слухам единственно о имеет место факт раскрытия данных иноконтрактов, впрочем с дядей Мишей он вполне реально переписывался, а тот реально занимался сбором информации по отношению к нашей авиации.

34

cobra написал(а):

Мне живо напомнило "дело коллекционеров в 80-х", Тут вопрос не в подсчете. За нас их подсчитали наши враги с точностью до борта и бортового номера.Милкавказ к примеру, или Може по БФ. Впрочем смотрите  Елизово как стоят борты. Там посмотрел и сразу все понятно что уже фсе, а что еще летает.

Есть реальные военные секреты которые переодчески первые лица ведомств умудряються раскрывать. Я конечно не против адресных репрессий но право с Азохен-Вей это как то все глупо выглядит, там по слухам единственно о имеет место факт раскрытия данных иноконтрактов, впрочем с дядей Мишей он вполне реально переписывался, а тот реально занимался сбором информации по отношению к нашей авиации.

Закупки гов уже достаточно инфы дают, хватит, никакие шпионы не нужны.

35

cobra написал(а):

Поищите в инете противоконвойные операции 46 ШАПа. Скробач. Там противоконвойные операции на севере описаны.

Посмотрю, а если кратко нормально или ужас-ужас?

cobra написал(а):

Я конечно понимаю что немецкое ПВО было организовано лучше ниппонцев. И тем не менее.

Вот не уверен насчёт более сильного ПВО немцев. Отдельные системы конечно лучше, тут и стабилизация и серьёзные СУО. Но количество стволов у япов мне кажется с лихвой перекрывало это качество. Мы никогда не атаковали группировку скажем в пару линкоров, пяток крейсеров и десяток эсминцев. Да и япов код конец стали появляться весьма годные 100 мм насколько помню, а не только убогие 25мм

cobra написал(а):

А в британском перед ВМВ, вообще было полное П, флот то и офицерские звание своих летчиков из КВВС не признавал.

Были же морские силы флота, авианосцев перед войной заложили больше, чем линкоров. Английские вооруженные силы конечно что-то с чем-то, но не могу сказать, что очень уж авиацию мореманы гнобили.

timokhin-a-a написал(а):

Просто у них больше ста авианосцев было в 1945-м, после такого трудно "не признать" авиацию.

Просто люди более адекватно смотрят на вещи. Я вот не понимаю, в советском ВМФ кто-то всерьёз считал, что какая-нибудь КУГ пусть даже из новейших кораблей сможет пережить удар хотя бы одного авианосца? На стороне которого полное превосходство прежде всего за счёт разведки с дрло. Поэтому и собирались строить свой авианосный флот. А уж сейчас вообще маразм какой-то

36

Сережа написал(а):

Я вот не понимаю, в советском ВМФ кто-то всерьёз считал, что какая-нибудь КУГ пусть даже из новейших кораблей сможет пережить удар хотя бы одного авианосца? На стороне которого полное превосходство прежде всего за счёт разведки с дрло. Поэтому и собирались строить свой авианосный флот. А уж сейчас вообще маразм какой-то

Смысл Горшковского флота был не в войне, а в её сдерживании - он создавал ситуацию того самого "пистолета, приставленного к виску империализма" и добивался того, чтобы противник боялся стрелять.
Это, в общем, получалось до поры до времени.

А вот если бы противник всё же решил, что стрелять он будет, то эта стратегия рухнула бы - и она рухнула при Рейгане. Правда тогда уже строили морские силы именно для сражения с ОВМС НАТО, но экономика подвела и СССР утонул сам, вместе с флотом.

37

А почему нельзя авиацию ВМФ сделать отдельным родом войск? Понятно что появляется дополнительное звено управления и проч. Но с учетом того, что для адмиралов (за очень редким исключением) авиация как пятая нога, может есть смысл. Руководство передать летунам, науськать их на работу по воде и на подплав и вперед. На учениях в принудительном порядке связывать их в одно целое. А на случай заварухи мореманы сами прибегут и попросят помощи.

38

Зачем-только все усложнит. Передача в ВВС наиболее действенное решение, останется только взаимодейтсвие наладить, хотя :rolleyes:

39

ВВС всегда будут в первую очередь решать свои задачи, а на флот они посмотрят  последнюю очередь.

40

это если задачи на море не станут задачами ВВС

41

finnbogi написал(а):

это если задачи на море не станут задачами ВВС

У ВВС всегда будут задачи "поважнее" - то, что советская ДА готовилась атаковать амерские АУГ это скорее исключение, причём исключение мирного времени, после нескольких потерянных в атаках полков и взрывного роста количества задач "по земле" ещё неизвестно, как бы оно оказалось.

У флота в правильном варианте должна быть своя авиация, причём она должна быть также сильно в него интегрирована, как и НК и подплав.
У лётчиков долны быть военно-морские звания, они должны иметь возможность пройти учёбу и перейти из лётного состава в штабы, оттуда через переподготовку в командный состав ВМФ, после определённого уровня не должно быть разницы, где человек начинал свою службу на флоте - в плавсоставе или авиации, более того, нужна практика создания и использования соединений, в которые входили бы и НК, и ПЛ, и авиация как неотъемлемые части.
Авиация должна натурально врасти в структуру флота, и иметь "равный вес" с плавсоставом.

Только тогда создадутся предпосылки для эффективного взаимодействия на постоянной основе.

42

Blitz. написал(а):

. Передача в ВВС наиболее действенное решение, останется только взаимодейтсвие наладить, хотя

Вообще делаеться все просто в таком случае. МА передают в ВВС, ВВС в свою очередь часть сил передает исключительно под оперативный контроль флоту..  Схема вполне рабочая.

Богдан написал(а):

ВВС всегда будут в первую очередь решать свои задачи,

Ил-38 и Ка-27???

43

cobra написал(а):

Вообще делаеться все просто в таком случае. МА передают в ВВС, ВВС в свою очередь часть сил передает исключительно под оперативный контроль флоту..  Схема вполне рабочая.

Ил-38 и Ка-27???

Рабочая схема, но тупиковая. И да, при ней в определённый момент флот и сможет рассчитывать только на Ка-27 и Ил-38, даже Ка-29 заберут куда-нибудь.

44

timokhin-a-a написал(а):

нужна практика создания и использования соединений, в которые входили бы и НК, и ПЛ, и авиация как неотъемлемые части.

Ну в общем то это реальность нулевых. Создание группировки войск и сил на Северо-востоке/Балтике, когда ПВОшные и ВВСвские ИАПы ипрочие части были интегрированы в ВМФ. Кончилось немного нехорошо не так ли?

45

timokhin-a-a написал(а):

Рабочая схема, но тупиковая. И да, при ней в определённый момент флот и

Иной на текущей момент не будет и быть не может.

46

cobra написал(а):

Иной на текущей момент не будет и быть не может.

Ну это с нашими патологиями. Только надо понимать, что это нужда, а не добродетель.

47

timokhin-a-a написал(а):

Авиация должна натурально врасти в структуру флота, и иметь "равный вес" с плавсоставом.

Наилучший шанс на такую интеграцию был в районе 1930-1936 гг и после ВОВ. ПОлучилось ээээ не хорошо. По сути надо было и дальше менять удельный вес МА, вместо этого тупо слили ИА, и радостно стали плодить сотни РКА и прочего.... У командования ВМФ это видимо врожденное - неприятие авиации... Значит командование ВМФ надо упразднить. С нынешним каши не свариш. Я не зря призывал поставить генерала-танкиста потолковей главкомом...

Отредактировано cobra (2018-11-11 10:40:55)

48

cobra написал(а):

Я не зря призывал поставить генерала-танкиста потолковей главкомом...

Никто ещё не пытался у нас во флоте порядок навести, надо попробовать сначала, потом уже с танкистами эксперименты ставить. Назначение Суровикина на ВКС я, кстати, не понимаю, и тупости на Идлибом с потерями начались после его прихода, если что.

49

timokhin-a-a написал(а):

Назначение Суровикина на ВКС я, кстати, не понимаю,

Мы точно все знаем?* Чисто ИМХО состояние ВВС для нас намного критичней чем флота.

timokhin-a-a написал(а):

и тупости на Идлибом с потерями начались после его прихода, если что.

Вы не забудьте пожалста что в Сирии в момент гибели Филлипова, напрямую связанной с заданием на вылет, Суровикина  не было. А до этого он вполне успешно командовал группировкой разнородных сил в Сирии...

Опять таки ну командовали моряками зеленые братья, я про погранслужбу, ничего страшного в этом не припоминаю....

у нас во флоте порядок навести,

Кто это будете делать? Из всех фигур как то вспоминаеться только Витко. Но тогда нужен определенный картбланш.

Отредактировано cobra (2018-11-11 11:02:33)

50

cobra написал(а):

Мы точно все знаем?* Чисто ИМХО состояние ВВС для нас намного критичней чем флота.

Нет, не всё. Поэтому я однозначных выводов не делаю, совпадение подметил просто.

cobra написал(а):

Кто это будете делать? Из всех фигур как то вспоминаеться только Витко. Но тогда нужен определенный картбланш.

Кадры надо не просто искать, их надо растить. Я не могу персонально никого назвать. А вот картбланш нужен, и ещё какой.

51

Витко - Командир РКА, ОВР, ОКВС, комЧФ...... Недавно назначен замГлавкома

52

cobra написал(а):

Витко - Командир РКА, ОВР, ОКВС, комЧФ...... Недавно назначен замГлавкома

Ну вот и поглядим. Королёв явно засиделся на посту, и на службе вообще. Может и Витко его сменит. Но надо всё же понимать, что это само по себе ничего не гарантирует.

53

timokhin-a-a написал(а):

Но надо всё же понимать, что это само по себе ничего не гарантирует.

Ну это собственно и понятно. Только если человек хочет чего-то сделать и соглашается на эту должность.. То без права самостоятельно принимать кадровые и иные оргрешения не обойтись..... Осознает ли только сам Витко каковы наши проблемы и пути их решения?! Не знаю... ПОтому и ранее писал возможно необходим человек со стороны.

54

timokhin-a-a

Для автора - в Елизово на Камчатке базируется 865 Истребительный авиаполк ВМФ РФ имеющий на сегодня 12 МИГ-31 Б/БС и 13 МИГ-31 БМ. Полеты проходят в штатном режиме регулярно.

Скажите Sentorу  что в Елизово полка лет десять нет и от силы 10-11 МиГ-31 живых (вроде за последнюю пару лет количество живых бортов выросло слава всевышнему), няхай посмотрит Гуглмэпс и осознает что такое реальность. Да и БМ в 2016 ни одного не было..... Про налет я писал

Отредактировано cobra (2018-11-16 12:41:20)

55

Прошла новость что средний годовой налет на экипаж на ЧФ за 2018 год вырос аж до 94 часов... Прогресс итить

56

Кстати в ВИКИ в статье о МА ВМФ сказано дословно следующее. запланировано 50 Су-30СМ, заказано 28. ПОставлено 21. Про цифру 50 слышу впервые. Итить прогресс. по эскадрилье ИБ на флот??? Выйдет наверное...  :mad:

Отредактировано cobra (2018-11-30 15:06:35)

57

ссылка на статью 2007г (полную) не работает
http://www.airforce.ru/history/naval/index.htm
- полная версия статьи НВО http://nvo.ng.ru/forces/2007-05-25/3_avia.html
поэтому выложу здесь (потом на "Атрину" здесь же):

Авиация ВМФ. Была, есть, будет.
В ходе Второй мировой войны четко определилась роль авиации как главной силы в боевых действиях на море. Это касалось абсолютно всех театров военных действий и всех стран-участниц. Оперативные успехи подводных лодок Германии (в первой половине войны) и США (во второй ее половине) были связаны в первую очередь со слабостью противостоящих противолодочных сил.
Командование ВМФ СССР, после гибели 6 октября 1943 г. от авиации противника эскадренных миноносцев «Способный», «Беспощадный» и лидера "Харьков", практически исключило из участия в боевых действиях крупные боевые корабли на Черноморском и Балтийском ТВД. Решение это стоило нам большой крови в ходе наступательных операций РККА на приморских направлениях, и в последующем, в послевоенное время, имел далеко идущие последствия во взаимоотношениях "сухопутного" и "флотского" командований. Недоверие к флоту и его игнорирование во многом шло от событий 1944-45 г.г. на приморских флангах советско-германского фронта, когда противник на море делал все что хотел - от массированной огневой поддержки боевыми кораблями, до эвакуации морем крупных войсковых группировок.
Если на сухопутном фронте к середине-концу 1943 г. было отработано достаточно эффективное взаимодействие с авиацией, то на флоте это имело место быть только на Севере. Трагедия 6 октября 1943 г. на Черноморском флоте явилась следствием именно крайне низкой организации взаимодействия и управления авиацией флота. Имеющая широкое хождение версия о их гибели за пределами радиуса действия одномоторных истребителей не соответствует действительности. Мощная группировка истребителей Черноморского флота на аэродроме Геленджик, не была своевременно введена в бой, хотя гибель кораблей была растянута по времени на много часов.
"Корабельное мышление" подавляющего большинства командования ВМФ оказалось неспособно воспринять в полном объеме фактор появления авиации на море, особенно принять и осознать ее как ГЛАВНЫЙ фактор борьбы на море.
Проблема эта касалась абсолютно всех крупных флотов мира. Сам факт необходимости наличия морской авиации был поставлен под сомнение в Великобритании (кроме палубной авиации) и Германии. В США в 20х годах прошлого века давление "черных сапогов" (сторонников линкоров), заставило Конгресс для защиты нового вида вооруженных сил законодательно ввести норму назначения командиром авианосца летчика. Война подвела черту под этими спорами.
В первые годы после окончания Второй мировой войны ее уроки были еще свежи, в т.ч. для ВМФ СССР.
В конце 40х - начале 50х годов ВМФ получил мощную группировку минно-торпедной (Ил-28 и Ту-14) и истребительной (МиГ-15) авиации. Боевая ценность оставшегося с войны корабельного состава, и построенного в конце 40х годов, находилась на весьма низком уровне. Корабли имели недостаточное противолодочное вооружение, а главное крайне слабую противовоздушную оборону, находились на уровне аналогичных кораблей зарубежной постройки конца 30х годов. До середины 50х годов - массового поступления в состав ВМФ подводных лодок проектов 611 и 613, крейсеров проекта 68бис, эскадренных миноносцев проекта 56, торпедных катеров проекта 183, их освоения, единственным реальным фактором боеспособности ВМФ в ближней морской зоне являлась его авиация.
К сожалению, отношение в ВМФ к ней, как к чему-то вторичному на фоне эскадр кораблей, не претерпело изменений. Разгром авиации ВМФ последовавший в конце 50х был гораздо тяжелее и глубже чем подобные мероприятия на "берегу", например до 80х годов прошлого века ВМФ полностью лишился своей истребительной авиации. Каждый офицер ВМФ еще с 1 курса слышал о порезанных Хрущевым крейсерах. Но главное было не в них - боевые возможности ВМФ в ближней морской зоне, конце 50х - начале 60х годов, после проведения мероприятий по "удавлению" его авиации в уменьшились многократно.
Ставка была сделана на развитие ракет с большой дальностью полета, применение ядерного оружия, максимальное развитие подводных сил (что, в условиях господства противника в воздухе на морских ТВД, было в тот момент вполне здравым решением).
Необходимость борьбы с авианосными группировками до выхода противника на рубеж нанесения удара привела к созданию в составе ВМФ морской ракетоносной авиации (МРА) и постановке задачи борьбы с корабельными группировками противника Дальней авиации (ДА) ВВС. С принятием на вооружение самолетов Ту-22, Ту-16К-26, Ту-22М с ПКР Х-22, КСР-5 ВМФ и ВС СССР получили мощную ударную силу на морских и океанских ТВД. МРА фактически стала главной ударной силой ВМФ при проведении операций на океанских ТВД.
Не смотря на большую численность корабельного состава ВМФ, суммарный залп МРА и ДА примерно в 2 раза превышал суммарный залп корабельного состава в ПКР оперативного назначения (ПКР ОН). На конец 80х годов прошлого века (пик мощи ВМФ) эти цифры составляли примерно 1300 ПКР ОН с авиационных носителей и 600 ПКР ОН с корабельных носителей (надводных кораблей и подводных лодок).
Особенно большую опасность МРА представляла при прорыве в океан для судоходства стран НАТО. Большое количество целей, невозможность их адекватного прикрытия (во всяком случае - на уровне авианосных групп и соединений), возможность нанесения повторных ударов - именно эта составляющая боевого потенциала ВМФ (а не подводные лодки) представляли наибольшую угрозу для океанских коммуникаций западного блока.
Размещение 2/3 ударного потенциала ВМФ на носителях обладающих отличной оперативной маневренностью позволяло массировать ударную мощь главном направлении" при обеспечении дозаправки в воздухе – переброска с севера на ТОФ дивизии МРА (40-60 Ту-22М) по северному маршруту занимала 42-45 ч, "предпочтение всегда отдавалось маневру с подвешенным оружием". ("Морской сборник").
Невольно приходит на ум сопоставление с переходом к Цусиме эскадры Рожественского.
Вопрос боевой устойчивости авиации решался массированным применением средств РЭБ. Например из состава авиаполков МРА 1 эскадрилья являлась эскадрильей РЭБ. Эффективность средств РЭБ против авиационных УР воздух-воздух с радиолокационным наведением была достаточно высока, против корабельных ЗРК - много ниже.
К большому сожалению, активные средства обороны (управляемые ракеты (УР) "воздух-воздух" с радиолокационным и тепловым наведением, бортовые РЛС обеспечивающие их применение) на самолетах МРА отсутствовали, что не может быть объяснено разумными причинами.
По критерию стоимость-эффективность авиационная компонента ударной мощи ВМФ значительно превосходила корабельную - закупочная стоимость "тяжелого" боевого самолета составляет менее ¼ стоимости эскадренного миноносца, эксплуатационная – значительно менее ¼ эксплуатационной эсминца. Сравнение боевых возможностей 4 ракетоносцев Ту-22М и 1 эсминца пр.956 – 12 ПКР с дальностью 350-500 км против 8 ПКР с дальностью 110 км, действие по берегу - эсминец - 2000 осколочно-фугасных снарядов весом 33,4 кг - 66,8 т, 4 Ту-22М - 276 ФАБ-250 - 69 т. На эсминце есть ЗРК "Ураган". Но авиация его все равно утопит – вопрос только в наряде сил (например 4 "Ориона" пускают 16 ПКР "Гарпун"). Что касается ракетоносца МРА – для него имеется возможность создания даже ограниченными силами истребительной авиации "локальной (по времени и пространству) зоны господства в воздухе", причем высокая тактическая подвижность позволяет Ту-22М, в отличии от эсминца, воспользоваться этой зоной для пуска ракет.
Однако фактор мощи МРА не повлиял на изменение традиционного отношения к авиации ВМФ как к чему-то побочному. "За время службы что на Северном, что на Балтийском флотах я, к сожалению, так и не смог научить адмиралов двум элементарным вещам: первое - не давайте мне команд на вылет на удар, поставьте задачу по цели, месту и времени удара, а я рассчитаю подлетное время и приму решение по времени взлета полков. И второе - если полки взлетели, то не переносите время удара, то есть для авиации после взлета, это, во-первых, категорически запрещается, во-вторых, невыполнимо, так как вылеты планируются, как правило, на полный радиус, "на укол", и после посадки и без ваших вводных по переносу времени удара в самолетах остается, как шутят летчики, "два ведра керосина". Сокерин В.Н, генерал-лейтенант запаса., Командующий морской авиацией БФ в 2001-2004 гг.
"Корабельное мышление" офицерского состава и командования ВМФ оказалось неистребимым. В нашем ВМФ представить себе ситуацию когда командиром авианосца или эскадры, начальником оперативного управления объединения (не говоря о командующем флотом) может стать летчик невозможно. Вероятно именно это в значительной степени повлияло на темную и извилистую историю авианосца в нашем ВМФ. В конечном итоге мы так и не получили полноценного корабля этого класса. ТАВКР "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов" является таковым лишь в ограниченной степени, в первую очередь по причине трамплинного взлета самолетов.
До сих пор существует ошибочное мнение что только "способность поразить агрессора в любом районе Морового океана" является обоснованием необходимости авианосца. На самом деле главная ценность и значение авианосца как средства ПВО заключается не в радиусе истребительного прикрытия сил флота, а в реакции на угрозу, возможности своевременно отвечать на нее необходимым нарядом сил. Именно исходя из этого критерия авианосцу не существует сколько-нибудь адекватной замены с точки зрения военной экономики. Даже при действиях "под берегом" стоимость дежурства в воздухе необходимого наряда сил была нереальной даже для ВМФ СССР во времена его щедрого финансирования. Дежурство на земле решением не является т.к. истребители не успевают отреагировать на угрозу. Именно на основе этого критерия англичанами после Фолклендского конфликта был сделан вывод "ЛЮБОЙ ФЛОТ ОПЕРАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОТОРОГО ВЫХОДЯТ ЗА ПРЕДЕЛЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ВОД ДОЛЖЕН ИМЕТЬ В СВОЕМ СОСТАВЕ АВИАНОСЦЫ".
Возможно главной ошибкой ГК ВМФ Горшкова в деле авиационизации ВМФ была ставка на "русский "Нимитц"" - строительство полноразмерного аналога американских атомных авианосцев - проект 1159 "Орел". Слишком много было у него врагов, и далеко не бесспорны, перед лицом подавляющей мощи американской палубной авиации, доводы его сторонников. Предположим – вместо разборки недостроенного третьего корпуса противолодочного крейсера проекта 1123 (с увеличенной длиной), его достраивают как легкий авианосец с катапультным стартом авиации. "Обоснование" для Устиновых, Епишевых и иже с ними, – делаем новый противолодочный крейсер, с вертолетами Ка-25ПЛ не очень хорошо получилось, – теперь мы делаем корабль с самолетом ПЛО, для него и катапульта. Очевидно, что вслед за самолетом ПЛО на нем оказались бы и палубные истребители, самолеты РЭБ, ДРЛО. В конечном итоге к "большому" авианосцу мы бы все равно пришли, но путем достаточно спокойного эволюционного развития, без финансовых и организационных перехлестов типа строительства противолодочных крейсеров проекта 1143.
К моменту достройки полноразмерного авианосца мы могли отработать на легком авианосце корабельную организацию, набраться опыта эксплуатации и учебно-боевого применения, дать мощный импульс созданию палубных самолетов, получить подготовленные к массовой постройке АВ летные а главное, командные кадры ВМФ прошедшие школу авианосца. Строго говоря, в 20 веке, именно "его величество авианосец" и вывел ведущие флоты мира из груд их ошибок.
Истребительная авиация появилась в составе некоторых флотов ВМФ СССР только в 80х годах, до этого задачи прикрытия корабельных группировок и береговых объектов ВМФ должна была решать ПВО страны, взаимодействие с которой оставляло желать много лучшего.
Воссоздание флотской штурмовой авиации в 70х годах резко увеличило ударные возможности флотов в ближней морской зоне. К концу 80х годов общая численность морской штурмовой авиации составляла более 300 самолетов типа Су-17, МиГ-27, Су-25, Су-24 и их модификаций, имеющих на вооружении такие высокоэффективные средства поражения кораблей, из за пределов их ПВО, как противорадиолокационная ракета Х-58, ПКР Х-31А, управляемые ракеты Х-29, Х-25. Появилась возможность оказания эффективной огневой поддержки десанта.
Морская штурмовая авиация, у концу 80х годов, проигрывая по суммарному ракетному залпу кораблям и катерам с ПКР тактического назначения (ПКР ТН), реально превосходила всю корабельную группировку ВМФ ближней морской зоны по возможности массирования сил, мобильности, возможности нанесения повторных ударов по цели, универсальности при действиям по кораблям и берегу.
К сожалению принцип рожденный Второй мировой войной - если противодействие в воздухе таково что в районе не сможет действовать самолет, то корабль здесь будет однозначно утоплен, так и не был понят нами. Пехотный полк, укрываясь от воздействия авиации противника, может зарыться в землю, при этом он может даже наступать, кораблю от авиации зарыться некуда
Строительство массового москитного флота (ракетных катеров) ВМФ СССР, во всяком случае, в 80х годах было явной ошибкой. Гораздо эффективнее было выделявшиеся средства направить на усиление морской авиации, закупку истребителей, управляемых средств поражения.
Необходимо отметить также фактор о котором не принято говорить, причем до сих пор - общее технологическое отставание промышленности СССР от мирового уровня вообще, и продукции Минавиапрома в частности. Наши самолеты заметно уступали аналогичным машинам противника по возможностям радиоэлектронного оборудования, управляемого ракетного оружия, дальности полета, боевой нагрузке, ресурсу. Усилия по сокращению этого разрыва предпринимались колоссальные, и в целом ряде случаев мы не только догоняли "оппонентов", но и на некоторых направлениях значительно их опережали (например, внедрение в начале 80-х годов нашлемной системы целеуказания "Щель", или БРЛС "Заслон" с ФАР). Однако в общем и целом - отставание было. В первую очередь это касалось вопросов управления действиями авиации в воздухе. К сожалению, создать систему дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) равноценной имевшейся у противника (в первую очередь по количеству сопровождаемых целей) мы так и не смогли.
Т.е. боевые возможности одинаковых по численности и ТТХ авиационных группировок, у нас получались значительно ниже по причине более низкого качества управления авиации. Часто критикуемая, установка на наши авианосцы, по требованию главкома Горшкова, дальнобойных ПКР, на деле преследовала задачу сковать активность истребительной авиации противника в воздушных боях, фактором постоянно действующей угрозы нанесения удара ПКР.
Сегодня разрыв в боевых возможностях авиационных комплексов наших и вероятного противника стал критическим, фактически ставящим под вопрос вообще способность решения авиацией каких-либо задач. К сожалению факт этот нами не осознан до сих пор, в общественном сознании (в т.ч. и среде военных профессионалов) господствует мнение о наших самолетах как о самых-самых. При этом упускается из виду что речь идет о авиационных комплексах разработанных до начала 80х годов прошлого века.
Даже без учета факторов ДРЛО и РЭБ наши самолеты в подавляющем большинстве случаев сегодня будет сбиваться ракетами AIM-120 с активными радиолокационными ГСН. С массовым оснащением авиации ряда стран этой УР "воздух-воздух" о превосходстве наших истребителей в воздушном бою можно забыть. Поставкам нашей авиации аналогичной УР Р-77 помешали 90-е годы.
Воссоздание флотской штурмовой авиации в 70х годах резко увеличило ударные возможности флотов в ближней морской зоне. К концу 80х годов общая численность морской штурмовой авиации составляла более 300 самолетов типа Су-17, МиГ-27, Су-25, Су-24 и их модификаций, имеющих на вооружении такие высокоэффективные средства поражения кораблей, из за пределов их ПВО, как противорадиолокационная ракета Х-58, ПКР Х-31А, управляемые ракеты Х-29, Х-25. Появилась возможность оказания эффективной огневой поддержки десанта.
Морская штурмовая авиация, у концу 80х годов, проигрывая по суммарному ракетному залпу кораблям и катерам с ПКР тактического назначения (ПКР ТН), реально превосходила всю корабельную группировку ВМФ ближней морской зоны по возможности массирования сил, мобильности, возможности нанесения повторных ударов по цели, универсальности при действиям по кораблям и берегу.
К сожалению принцип рожденный Второй мировой войной - если противодействие в воздухе таково что в районе не сможет действовать самолет, то корабль здесь будет однозначно утоплен, так и не был понят нами. Пехотный полк, укрываясь от воздействия авиации противника, может зарыться в землю, при этом он может даже наступать, кораблю от авиации зарыться некуда
Строительство массового москитного флота (ракетных катеров) ВМФ СССР, во всяком случае, в 80х годах было явной ошибкой. Гораздо эффективнее было выделявшиеся средства направить на усиление морской авиации, закупку истребителей, управляемых средств поражения.
Необходимо отметить также фактор о котором не принято говорить, причем до сих пор - общее технологическое отставание промышленности СССР от мирового уровня вообще, и продукции Минавиапрома в частности. Наши самолеты заметно уступали аналогичным машинам противника по возможностям радиоэлектронного оборудования, управляемого ракетного оружия, дальности полета, боевой нагрузке, ресурсу. Усилия по сокращению этого разрыва предпринимались колоссальные, и в целом ряде случаев мы не только догоняли "оппонентов", но и на некоторых направлениях значительно их опережали (например, внедрение в начале 80-х годов нашлемной системы целеуказания "Щель", или БРЛС "Заслон" с ФАР). Однако в общем и целом - отставание было. В первую очередь это касалось вопросов управления действиями авиации в воздухе. К сожалению, создать систему дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) равноценной имевшейся у противника (в первую очередь по количеству сопровождаемых целей) мы так и не смогли.
Т.е. боевые возможности одинаковых по численности и ТТХ авиационных группировок, у нас получались значительно ниже по причине более низкого качества управления авиации. Часто критикуемая, установка на наши авианосцы, по требованию главкома Горшкова, дальнобойных ПКР, на деле преследовала задачу сковать активность истребительной авиации противника в воздушных боях, фактором постоянно действующей угрозы нанесения удара ПКР.
Сегодня разрыв в боевых возможностях авиационных комплексов наших и вероятного противника стал критическим, фактически ставящим под вопрос вообще способность решения авиацией каких-либо задач. К сожалению факт этот нами не осознан до сих пор, в общественном сознании (в т.ч. и среде военных профессионалов) господствует мнение о наших самолетах как о самых-самых. При этом упускается из виду что речь идет о авиационных комплексах разработанных до начала 80х годов прошлого века.
Даже без учета факторов ДРЛО и РЭБ наши самолеты в подавляющем большинстве случаев сегодня будет сбиваться ракетами AIM-120 с активными радиолокационными ГСН. С массовым оснащением авиации ряда стран этой УР "воздух-воздух" о превосходстве наших истребителей в воздушном бою можно забыть. Поставкам нашей авиации аналогичной УР Р-77 помешали 90-е годы.
Очевидно наличие огромного количества проблем во взаимодействии и понимании командования ВМФ и морской авиации. Однако эти проблемы необходимо решать, а не уходить от них. Без авиации флота не будет, как не будет эффективного флота без осознания самим флотом главной, ведущей роли авиации в современной войне на море.
Главное в этом - принципиальное изменение системы подготовки нашего офицерского состава.
Узкая специализация офицерского состава приводит к крайне явно недостаточному знанию смежных вопросов, вплоть до привития "профессионального шовинизма" - категорического нежелания их изучать.
При этом имеет место быть активное неприятие опыта зарубежных стран, хотя ситуация такова что уже давно пора "бороды насильно стричь"!
О каком уровне знания авиации офицером ВМФ может идти речь, если офицеры "противолодочник" и "акустик" ("ракетчик" и "вычислитель" и т.д.) сидят сегодня "в разных окопах", особенно это касается подводников. Надводникам объективно по ходу службы приходится пересекаться с более широким спектром вопросов службы, значительно выходящих за пределы первоначального военного образования, гораздо чаще приходится сталкиваться с возможными противниками (в т.ч. авиацией), и это влияет на гораздо более широкий их кругозор.
Тема подготовки и прохождения службы офицерского состава объективно выходит за пределы данной статьи, однако без отказа от узкоспециальной подготовки офицеров ВМФ "боевых специальностей", не будет не только нормального взаимодействия с авиацией, не будет и самого ВМФ как дееспособной системы!
Надежду на будущее дает ТАВКР "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов". Не смотря на наличие огромных проблем с его эксплуатацией и боевой подготовкой в составе ВМФ корабль жив, работает в море. Представители командования ВМФ, личного состава корабля сохранившие его, особенно в 90е годы, достойны всяческого уважения. Вопрос в данном случае заключается не в боевом значении как отдельной единицы ВМФ, а в принципе - авиационизации флота, который удалось сохранить. Думается вполне справедливым будет выпуск именного памятного знака в честь этого.
Главная роль авиации сегодня, в т.ч. в войне на море, - это аксиома. Наличие 5 отдельных морских театров исключает возможность создания дееспособного ВМФ без изменения существующего отношения к своей авиации.

ну и последняя статья по теме http://nvo.ng.ru/realty/2018-12-06/6_1025_sky.html
вообще, исходное название ее было "Флот засунутый в валенок" ;)

Отредактировано mina (2018-12-09 11:07:23)

58

На Бмпд классно пердаки рвет.

59

Ага взрываются с распусканием бутончиков!!!!

60

По пути обновления
10.12.2018
В наступившем учебном году перед морской авиацией ВМФ стоят масштабные задачи. Об обновлении и модернизации лётного парка, совершенствовании инфраструктуры и перспективах развития в целом «Красной звезде» рассказывает начальник морской  авиации ВМФ Герой России генерал-майор Игорь КОЖИН.
– Игорь Сергеевич, подведите краткий итог уходящего 2018 года. Чего удалось добиться?
– В целом задачи лётной подготовки в морской авиации ВМФ на 2018 год вы­полнены. Общий налёт составил около 28 тысяч часов – это 120 процентов от запланированного показателя. Средний налёт на экипаж – порядка 130 часов как по самолётам, так и по вертолётам. Экипажи морской авиации в уходящем году выполняли задачи по плану бомбардировочной подготовки, торпедной подготовки и отрабатывали действия по минометанию. Особенностью боевой учёбы стала отработка задач многоцелевыми группами самолётов в ближней морской зоне.
В ходе повседневной учёбы с учётом полученного опыта отрабатываем боевые тактические приёмы, а также действия с
использованием дежурства в воздухе, чтобы работать не только по неподвижным, но и по движущимся целям. Актуальна
и передача данных по целям на большие радиусы через ретрансляцию с борта самолёта.
Говоря о совершенствовании выучки в целом, отмечу, что мы поступательно отрабатываем действия лётного состава по дозаправке в воздухе. Лётчики, которые достигли определённого профессионального уровня и затем прошли необходимую подготовку, получили соответствующий допуск. Сейчас готовим очередную группу лётчиков. Основная задача оперативно-тактической и противолодочной авиации, имеющей возможность дозаправки, быть в состоянии осуществлять её днём и ночью. Лётный состав должен быть готов к этому.
– Игорь Сергеевич, что можно сказать об обновлении лётного парка?
– По-прежнему большое внимание уделяли обновлению, которое вели по нескольким направлениям. Мы продолжали работу по перевооружению сил оперативно-тактической авиации берегового базирования на самолёты Су-30СМ – в 2018 году получили порядка десяти летательных аппаратов. Это наш базовый самолёт, поэтому идёт плановая замена на него практически всего парка оперативно-тактической авиации.
Планово идёт перевооружение основы противолодочных сил и сил целеуказания для корабельных группировок: вертолёта Ка-27 на новые вертолёты Ка-27М. Практически они составляют уже половину парка. Одновременно с поставкой Ка-27М идёт работа по их дальнейшей модернизации – оснащение элементами современного технологического оборудования.
До конца 2019 учебного года мы должны получить самолёты-амфибии Бе-200, которые будут эксплуатироваться в качестве спасательных и противопожарных летательных аппаратов. Экипажи у нас подготовлены, и, скорее всего, мы покажем эти летательные аппараты на Главном военно-морском параде в Санкт-Петербурге.
Идут специальные испытания Ил-38Н, связанные с совершенствованием ранее принятого на вооружение комплекса «Новелла». Комплекс имеет хорошие возможности для постоянной модернизации, и уже сейчас предусмотрена установка ряда новых элементов на этот комплекс. Он должен всегда отвечать современным требованиям к высокотехнологичному оборудованию, которые постоянно меняются в связи с развитием научно-технического прогресса.
В 2018 году введены в эксплуатацию два аэродрома – Чкаловск и Североморск-1. Они полностью отремонтированы и приспособлены для базирования морской авиации
В целом стоит задача создать единый комплекс информационно-боевого пространства для всех летательных аппаратов ВМФ.
– Игорь Сергеевич, если возможно, обозначьте, пожалуйста, перспективы развития морской авиации на длительный период времени, например до 2050 года.
– Как я уже упомянул, в морской авиации предусматривается модернизация существующего парка летательных аппаратов и их поэтапная замена перспективными авиационными комплексами.
На первом этапе (до 2020 года) осуществляется активная модернизация существующего парка воздушных судов. Речь также идёт о замене воздушных судов специальной авиации на новые образцы, включение в боевой состав подразделений корабельной истребительной авиации (МиГ-29К/КУБ) штурмовых и транспортно-десантных вертолётов корабельного базирования (Ка-52К), корабельных беспилотных летательных аппаратов. Всего до 2020 года планируется поставка в морскую авиацию ВМФ более 100 летательных аппаратов.
На втором этапе (2021–2030 годы) будут продолжены модернизация всего парка самолётов и вертолётов морской авиации и переоснащение самолётов истребительно-штурмовой авиации берегового базирования, будет начато серийное производство перспективного авиационного патрульного комплекса, перспективного многоцелевого вертолётного комплекса берегового и корабельного базирования, боевого вертолёта корабельного базирования. На вооружение морской авиации должны поступить корабельные самолёты радиолокационного дозора, беспилотные летательные аппараты корабельного базирования, перспективный авиационный комплекс корабельной авиации.
На третьем этапе (2031–2050 годы) в морской авиации предполагается перейти на новое поколение многофункциональных летательных аппаратов и принять на вооружение новое поколение систем высокоточного оружия воздушного базирования, будут наращиваться боевые возможности противолодочной и многоцелевой патрульной авиации за счёт переоснащения противолодочных полков на многоцелевой корабельный вертолёт и патрульный самолёт дальней зоны. Будут созданы поисково-спасательные вертолёты амфибийного класса дальней зоны, в том числе для действий в условиях Арктики и шельфов Арктических морей.
– Параллельно с обновлением лётного парка идёт ли совершенствование инфраструктуры?
– В 2018 году введены в эксплуатацию два аэродрома – Чкаловск и Североморск-1. Они полностью отремонтированы и приспособлены для базирования морской авиации: покрытие взлётно-посадочной полосы, рулёжные дорожки и т. д. По сути, эти аэродромы можно назвать новыми.
Совершенствование инфраструктуры продолжается – устанавливаются самые современные цифровые радиотехнические средства, используемые на наших действующих аэродромах. Ранее везде поменяли техническую систему руководства полётами.

Мы продолжали работу по перевооружению сил оперативно-тактической авиации берегового базирования на самолёты Су-30СМ – в 2018 году получили порядка десяти летательных аппаратов

– В этом году морская авиация получила достаточно существенное пополнение. Как идёт становление лейтенантов?
– Да, у нас впервые за несколько лет такое большое поступление молодых лётчиков, а в дальнейшем они будут ежегодно приходить к нам на плановой основе. К работе с пополнением готовились, сейчас с лейтенантами серьёзно занимаемся и в нашем Центре боевого применения и переучивания лётного состава, и в полках. Они уже начали летать – ставим их на крыло. Можно говорить о том, что мы сейчас в достаточной степени укомплектованы лётно-подъёмным и штурманским составом.
– У молодёжи есть какие-то временные ориентиры. К примеру, за какой период вчерашний курсант может стать лётчиком 1-го класса? Помнится, раньше фигурировала цифра 8 лет…
– Раньше так и было. Четыре года в училище, затем после выпуска лётчик за четыре года доходил до уровня 1-го класса. Сам я 1-й класс получил ровно через четыре года после окончания Ейского высшего военного авиационного училища лётчиков.
Сейчас срок несколько больше, но всё равно вполне реальный ориентир – до 10 лет, начиная от поступления на первый курс и заканчивая выходом на уровень 1-го класса. Хотя практика показывает, что у некоторых лётчиков этот период занимает 7 лет – в зависимости от интенсивности подготовки и личных профессиональных качеств. А десять лет до 1-го класса – вполне реальная планка для каждого лётчика морской авиации.
– В этой связи что можно сказать об использовании учебно-тренировочных комплексов НИТКА в Ейске и Крыму?
– Они функционируют. На комплексе на аэродроме в Саках проведена соответствующая подготовительная работа с учётом продления сроков его эксплуатации, и в наступившем учебном году будем его интенсивно использовать.
В Ейске на комплексе НИТКА проводим различные исследования – это его основная функция. Но в то же время он также будет использоваться для подготовки лётного состава.
– Каковы наиболее значимые для морской авиации ВМФ события ожидаются в 2019 году?
– В числе основных мероприятий – подготовка и участие в Главном военно-морском параде. Определённый опыт уже накоплен, и уверен, что и в июле будущего года мы продемонстрируем отменную выучку.
Также на одном из театров военных действий планируем учение, аналогичное проведённому в 2018 году учению «Океанский щит – 2018». Это очень ответственное мероприятие, которое будет проходить под руководством главнокомандующего ВМФ России и потребует от личного состава высокой выучки.
– Игорь Сергеевич, в заключение хотелось бы задать вопрос о профессии морского лётчика. В чём её существенное отличие от других собратьев по крылатому строю? Чем полёты над морем отличаются от «сухопутных» воздушных дорог?
– Это особая авиация, которой надо жить постоянно. Почему? Потому что система выполнения полётов над морем подразумевает удаления на большие расстояния от суши, значительное время нахождения человека над водой. А эта среда достаточно агрессивная, особенно в осенне-зимний период, когда идёт интенсивная боевая учёба. Поэтому должна быть соответствующая моральная и специализированная подготовка, человек должен быть физически крепким. Лётчик, уходя в полёт над морем, совершенно чётко представляет, что, если вдруг откажет техника и придётся катапультироваться, он окажется в водной стихии. Он должен быть готов к любым, не дай бог, неожиданностям, на случай которых мы имеем силы спасения, но до их подхода нужно уметь продержаться. Это специфика морской авиации, и она требует особой подготовки.
Мы работаем в основном по морским целям, и это большая разница по сравнению с расположенными на берегу: морской объект передвигается, сложно дать целеуказание – очень непростая система поиска. Требуется опыт, который лётчики настойчиво накапливают в процессе повседневной службы.
Опять же у нас тесное взаимодействие с кораблями – с командирами кораблей и штабами морских сил. Эти взаимоотношения моряков и лётчиков выстраивались в течение десятилетий. Не случайно морская авиация всегда готовилась в Санкт-Петербурге в Военно-морской академии. Те преподаватели, которые учили моряков, они же учили и лётчиков, чтобы привить им важные принципы взаимодействия. Сейчас эти традиции по-прежнему сохраняются в ВУНЦ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова».
В то же время очень важно, чтобы профессия морского лётчика оставалась романтичной и интересной. Для этого нужны дальние полёты, сложные задачи, освоение новых элементов пилотирования. Полёты – это главное для лётчика.
Олег ПОЧИНЮК, «Красная звезда»

http://redstar.ru/po-puti-obnovleniya/?attempt=1


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Флот » Морская авиация