СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Объявление

«Отваге» требуется помощь!

Подробности - на главной странице www.otvaga2004.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Войны в Африке

Сообщений 31 страница 60 из 358

31

Wotan написал(а):

Здесь показаны танки

Кенийцы в наших касках. :rolleyes:

32

Мне вот интересна будущая судьба освобожденных кенийцами сомалийских городов. Пока их не передают в руки признанного  правительства Сомали . Злые языки даже утверждают что кенийцы  поднимают над городами кенийские флаги, отменяют шариат (что пикантно- у  официальных властей Сомали- шариат узаконен) и пр. Надо будет посмотреть чем все  закончится.

33

Wotan написал(а):

Злые языки даже утверждают что кенийцы  поднимают над городами кенийские флаги

Иншалла..

34


Натиск кенийцев не слабеет, армия готовится штурмовать прибрежный город за более чем сотню км от границы. В операции участвуют СВ, ВВС Кении и флот (кенийский, но говорят с небольшим французским участием)

35

Меня во всей этой истории с Сомали добивает то, что в конце 2006-начале 2007 года точно также эфиопы достаточно быстро продвигались вглубь Сомали и в конечном итоге разгромили группировку Союз Исламских Судов, которая тогда контролировала большую часть Сомали и которую считали чуть-ли не сомалийскими талибами. Но когда эфиопы ушли, в Сомали возвысилась не менее радикальная группировка Аль-Шабаб, которая также захватила большую часть того, что себя еще считает Сомали. Ну и самое смешное во всей этой истории, то что нынешним "законным" Президентом Сомали, которого поддерживают ООН, войска Африканского Союза и т.д. является шейх Шариф Ахмед, лидер того самого Союза Исламских Судов, против которого эфиопы воевали 5 лет назад..

36

Виталий Иванович (PQ) написал(а):

Горе побежденным:  Симона Гбагбо

Народ, Вы понимаете что в Африке сейчас это творится потому что от туда ушли европейцы. Когда Африкой управляла Европа там был порядок. А сейчас, всё то что там было до прихода белого человека. Я не росист, но… Имеем то что имеем.

А ООН… Этот цирк где Каддафи и Чавас бред несут… Сто лет назад все страны в которых власть думала про своё богатство а не про страну быстро захватывались…

37

Хотя в Африке появился луч надежды, насколько я знаю Китай вкладывает деньги в Африку, а Китай кинуть на бабло как кинули Европу не так просто, Китайцы могут и танки прислать военноморская база в Индийском океане уже есть. китай наведёт там порядок.

38

Azaria написал(а):

китай наведёт там порядок.

ага, они просто заселят её :D

39

злодеище написал(а):

ага, они просто заселят её

Кстати, запросто... :rolleyes: 
http://uploads.ru/t/Z/1/r/Z1rnR.jpg

Отредактировано Абалкин (2011-11-04 20:17:02)

40

Azaria написал(а):

китай наведёт там порядок.

России это выгодно, внимание китайчегофф направленно в африку, там их интересы вступят в противоречие с амеровскими, ни и натиск китайчегофф на север ослабеет :rofl:  :rolleyes:

41

Zaklepkin написал(а):

России это выгодно, внимание китайчегофф направленно в африку, там их интересы вступят в противоречие с амеровскими, ни и натиск китайчегофф на север ослабеет

Интересы США там где нефть... Африка больше европейцев заботят. Тысячи беженцев из бывших свободных и щастливых колоний валят.

И не забудьте прикол:
2020 год. Новости: Сегодня произошел вооруженный инцидент на Китайско – Финской границе 

42

горит лодка сомалийских инсургентов, кенийские ВМС ее сожгли

43

Израиль оказывает Кении поддержку в войне против исламистов, заключен договор об обмене разведывательной информацией.

44

Azaria написал(а):

китай наведёт там порядок

Новый Китайско - европейский порядок ? :D

45

Кенийцы продолжают продвижение вглубь территории Сомали.
http://www.youtube.com/watch?v=32W7odoW … r_embedded

46

alexx188 написал(а):

Кенийцы продолжают продвижение вглубь территории Сомали.

Может хоть кенийцам удастся прекратить бардак в Сомали. А то даже по африканским меркам Сомали выглядит дико.

47

Кенийцы - исполнители, "прекратить бардак в Сомали" хочется явно не только им.

48

Дипломатично не буду комментировать :unsure:  :confused:

http://uploads.ru/t/s/J/q/sJqyE.jpg

Отредактировано Абалкин (2011-12-18 12:29:47)

49

Абалкин написал(а):

Дипломатично не буду комментировать

К чему дипломатия? Данная продукция была поставлена в Ливию несколько лет назад.

50

Бандера (Михалыч) написал(а):

Новый Китайско - европейский порядок ?

Я бы не смеялся на Вашем месте… лет через 20 Россияне Китайцев будут ненавидеть также как и Американцев… Китайцы не Американцы и точного оружия там мало.

51

Azaria написал(а):

Я бы не смеялся на Вашем месте… лет через 20 Россияне Китайцев будут ненавидеть также как и Американцев… Китайцы не Американцы и точного оружия там мало.

интересно где будут украинцы, капо что-ли?

52

Кения- вперед!

53

Война Сомали - Эфиопия 1977-1978 гг.
Из воспоминаний генерал-майора в отставке Голицына Павла Агафоновича, в описываемый период - начальника отдела в Главном разведывательном управлении Генерального штаба
После окончания службы в Прибалтийском военном округе и назначения на должность начальника отдела в ГРУ ГШ осенью 1977 года меня командировали в Эфиопию в составе делегации генералов и офицеров Министерства обороны.
В задачу нашей делегации входило ознакомление на месте с обстановкой после вторжения сомалийских вооруженных сил в Эфиопию и оказание помощи эфиопской армии в изгнании агрессора. В составе нашей делегации были генералы и офицеры от разных управлений Генерального штаба, от видов вооруженных сил и родов войск (операторы, разведчики, авиаторы, танкисты, артиллеристы, моряки, политработники, связисты, специалисты ПВО и др.).
18 ноября 1977 года состоялась встреча нашей делегации с эфиопским руководством, возглавляемым членом ВВАС майором Алисам Тедла. Во встрече приняли участие министр обороны бригадный генерал Тайе Телахун, начальник Генерального штаба полковник Хайле Георгие Мариам, постоянный секретарь министерства обороны капитан Хайле Вольде, командующий сухопутными войсками полковник Кэфелень Ибза, командующий ВВС полковник Фанта Беляйте, командующий ВМС капитан 1 ранга Тесфайе Берхану.
Министр обороны рассказал нам об обстановке на фронте и высказал просьбу об оказании военной помощи Эфиопии, в том числе поставками вооружения, военной техники и снаряжения.
Затем началась работа членов нашей делегации по службам. 22.11.77 я встретился с начальником разведки эфиопской армия полковником Цегайе, начальником разведки сухопутных войск полковником Алему. Во встрече принял участие советский советник при начальнике разведки эфиопской армии подполковник Ю.М. Новиков.
Цегайе изложил состояние разведки в эфиопской армии, положение на фронте и просьбу об оказании помощи разведке.
Военные действия в Эфиопии можно условно разделить на три периода.
Первый охватывает период времени с начала вторжения сомалийских войск в Огаден (20 июля 1977 г.) и их активного продвижения вглубь территории на Северном, Центральном и Южном направлениях. Этот период закончился в сентябре, когда соединения и части эфиопской армии остановили наступающего противника на подступах к Харэру и Дыре-Дауа (на Восточном фронте), Гинир и Негелли (на Южном фронте). (Дыре-Дауа в войсках было принято называть Диредава - VIM)
Во втором периоде (октябрь 1977 года — январь 1978 года) положение на фронтах стабилизировалось, особой активности в действиях противоборствующих сторон не отмечалось. Этот период характеризовался стремлением обеих сторон усилить свои группировки войск, создать условия для нанесения решающего удара противнику.
Однако в период с 17 по 24 ноября 1977 года сомалийцами вновь была предпринята попытка организовать наступление с целью овладения г.г. Харар и Дыре-Дауа, но и на этот раз осуществить захват этих городов не удалось.
Третий период — это активные боевые действия эфиопских и кубинских войск по нанесению контрударов южнее и севернее Харар, в районе Дыре-Дауа, захват г. Джиджига и общее наступление для освобождения Огадена (конец января — начало марта 1978 г.).
Сомалийцы после вторжения в Эфиопию оккупировали 90 % территории Огадена. В руках эфиопов оставались лишь два крупных административных центра — Харар и Дыре-Дауа, захват которых составлял главную цель сомалийского руководства.
К середине января 1978 года группировка сомалийских войск на Восточном фронте насчитывала 24–25 мотопехотных и пехотных бригад, около 120–130 танков, более 300 орудий и минометов, на Южном фронте у противника насчитывалось 5–6 мотопехотных и пехотных бригад, до 150 орудий и минометов.
Эфиопские войска вместе с кубинскими подразделениями имели в своем составе 26 бригад (пбр — 6, бригад народной милиции — 13, пролетарских бригад — 6, тбр — 1), из них пять находились на охране коммуникаций, около 230 танков, 180 орудий и минометов, 42 пусковых установки БМ-21. (На самом деле группировка к началу наступления 24 января была усилена до 35 бригад, из которых 3 кубинских, одна йеменская - VIM).
Таким образом, к середине января 1978 года соотношение сил, особенно в танках, начало складываться в пользу эфиопских войск, кубинские и эфиопские ВВС насчитывали более 30 боевых самолетов, что дало возможность приступить к практическому осуществлению замысла по разгрому сомалийских войск в Огадене.
С утра 24 февраля (на самом деле 24 января - -VIM) после интенсивной авиационной и артиллерийской подготовки перешли в наступление эфиопские и кубинские части и подразделения южнее Харар. Мы с руководителем нашей делегации и генерал-майором Е.А. Алещенко находились на командном пункте западнее Харар и наблюдали этот бой. Несколько мин разорвалось около нашего КП. 2 и 3 февраля была проведена операция в районе Дыре-Дауа, в результате которой сомалийцы были отброшены от Дыре-Дауа на 40–45 км. С 8 по 12 февраля проведена была операция по уничтожению противника севернее Харар.
После трех последовательных контрударов на Восточном фронте противник уже не мог оказывать организованное сопротивление. Было уничтожено и захвачено около 70% сомалийских танков, более 80 % орудий полевой артиллерии и минометов.
4 марта началось всеобщее наступление эфиопских войск на Восточном фронте, а к 13 марта территория Огадена была полностью очищена от сомалийцев. К началу сомалийской агрессии в эфиопских вооруженных силах военной разведки по существу не было.
На первом этапе боевых действий в виду отсутствия штатных разведподразделений разведка велась, в основном, способом наблюдения силами пехотных подразделений, народной милиции и артиллерийских подразделений.
После бесед с начальником разведки эфиопской армии полковником Цегайе и его офицерами 16 декабря я был принят министром обороны бригадным генералом Тайе Телахуном, которому доложил проект приказа «О мерах по улучшению разведки и укреплению разведывательных органов частей и подразделений», изложил наши взгляды на организацию разведки всех видов в сложившейся обстановке.
Все наши предложения были министром приняты и 24.12.77 г. он подписал приказ, началась конкретная работа по организации разведки, прежде всего на Восточном фронте. Приказом были определены задачи разведки, организационные мероприятия по созданию разведывательных подразделений: войсковой, артиллерийской, радио, воздушной, морской разведки и сроки выполнения поставленных задач.
В ходе боевых действий в течение января — февраля 1978 года во всех дивизиях и 90 % бригад Восточного фронта были сформированы разведывательные роты и взводы. В Хараре готовились кадры войсковых разведчиков (17 чел. для 1 бр., 17 чел, для 2 брсн, 17 чел, для 94 бр), в Рорэ было подготовлено 20 человек, в Дыре-Дауа — 30 человек для разведрот дивизий. Всего на Восточном фронте прошел подготовку 101 человек.
С появлением в войсках подготовленных разведчиков стала создаваться система наблюдения, а в ходе наступления высылались разведдозоры на глубину 5–6 км от впереди действующих войск.
Попытки наших советников готовить и засылать разведывательные группы в тыл противника успеха не имели. Эфиопы, в том числе и офицеры, в тыл противника идти боялись.
На Восточном фронте несколько раз проводилась разведка боем. В большинстве случаев результаты разведки боем были положительными. Удавалось захватить пленных и получить от них разведсведения, позволяющие командирам лучше знать противостоящего противника. Удачно проведенная разведка боем вселяла уверенность в свои силы.
В ходе операции по освобождению Огадена для ведения разведки и захвата важных объектов высылались сильные разведывательные отряды. Например, с выходом 8 пд в район Сегаг от нее был выслан отряд в составе двух механизированных батальонов для разведки маршрута Сэгэг-Биркуль-Дэнан и захвата г. Дэнан. Протяженность маршрута — 180 км. От 3 тбр кубинцев (на самом деле это была 3-я механизированная бригада - VIM) — отряд в составе танкового и пехотного батальонов, артиллерийского дивизиона БМ. Была поставлена задача разведать маршрут Дагабур (правильное название Дегех-Бур - VIM) - Кэбри-Дэхар, захватить г. Кэбри-Дэхар.
Протяженность маршрута — 200 км. Отряды численностью от роты до батальона высылались также от других соединений Восточного и Южного фронтов. При слабой подготовке и недостаточной оснащенности штатных разведподразделений высылка указанных отрядов вполне себя оправдала.
На первом этапе боевых действий артиллерийская разведка велась пассивно: не было подготовленных разведчиков-артиллеристов, не хватало приборов наблюдения. С получением артиллерийских систем из Советского Союза личный состав на фронте и в учебных центрах получил ускоренную разведподготовку под руководством советских специалистов, что способствовало улучшению артиллерийской разведки. При проведении операции севернее и южнее Харара, севернее и северо-восточнее Дире-Дауа на каждом из указанных направлений развертывалось от 24 до 30 артиллерийских наблюдательных пунктов и постов, а при общем наступлении по освобождению Огадена было развернуто 54 наблюдательных пункта и поста.
К началу февраля 1978 года на Восточном фронте была сформирована батарея звуковой разведки (6 звукоразведывательных постов в батарее). С вводом в строй батареи точность определения координат стреляющих батарей противника значительно повысилась.
В ходе боевых действии на Восточном фронте было несколько попыток использования вертолетов и легких транспортных самолетов в качестве разведчиков-корректировщиков. Однако отсутствие опыта взаимодействия между артиллерией и авиацией, надежной радиосвязи, отсутствие единой кодированной карты и сигналов управления не позволили получить положительных результатов.
Воздушная разведка явилась одним из основных видов, позволившим освещать глубину расположения противника.
Главные усилия воздушной разведки были направлены на вскрытие районов расположения основных группировок сухопутных и танковых войск, резервов противника, огневых позиций артиллерии на направлениях: Харар - Фин; Бабиле – Дела – Медо – Сегаг - Данан; Корэ – Джиджига - Харгейса; Джиджига – Дагабур - Габрпдахар; Араби - Джиджига; Дыре-Дауа - Айша, а также базирования сомалийской авиации и средств ПВО на аэродромах Харгейса, Бурао, Бербера.
До декабря 1977 года воздушная разведка велась самолетами Ф-5 и «Канберра», а для разведки противника в ближайшей тактической глубине без перелета линии фронта использовались самолеты и вертолеты армейской авиации (до 12–15 единиц), что не давало должного эффекта.
В декабре в Эфиопию прибыли советские специалисты-разведчики, летчики-инструкторы, подготовленные кубинские летчики-разведчики и 2 разведывательных самолета МиГ-21, а также комплект оборудования фотолаборатории с советским обслуживающим персоналом. Все это сразу же дало возможность по-новому организовать воздушную разведку.
За три месяца боевых действий было совершено 120 боевых вылетов на воздушную разведку, из них 67 вылетов на воздушное фотографирование. В особо напряженные дни войны летчики-разведчики совершали по 4–6 вылетов. Хорошо помню, как мы вдвоем с генерал-лейтенантом Дольниковым Григорием Устиновичем отрабатывали первую карту с планом вылетов на воздушную разведку, в том числе с намеченными участками для фотографирования. По данным устного опроса экипажей и по результатам дешифрования материалов воздушной разведки всего было вскрыто 136 основных объектов: батарей БМ - 3, батарей ПА - 15, батарей ЗА - 1, минометных батарей — 6, авиации на аэродромах — 1, скоплений войск на железнодорожных станциях — 3, сосредоточений войск и боевой техники в поле — 34, участков оборонительных сооружений — 13, складов боеприпасов — 8, прочих объектов — 14. В числе указанных объектов было обнаружено: танков — 146, орудий — 80, БТР — 83, БМ — 12, зенитных установок — 8, специальных автомобилей — 230, командных пунктов — 3. Всего было выполнено 147 воздушных фотографирований. В ответственные периоды задачи на воздушную разведку ставились руководителем нашей военной делегации, министром обороны, командующим ВВС Эфиопии. При постановке разведывательных задач высокими должностными лицами они выполнялись быстро, результаты разведки докладывались в предельно короткие сроки.
Однако в целом руководство воздушной разведкой осуществлялось плохо. Генеральный штаб, как правило, не ставил задач на воздушную разведку, не требовал выполнения, мероприятий, предусмотренных планами разведки. Штаб ВВС информировал Генеральный штаб о сведениях, добытых воздушной разведкой, нерегулярно, а штаб Восточного фронта — с большими опозданиями. Между разведкой Восточного фронта и воздушной разведкой не было тесного взаимодействия. Наблюдалась тенденция обеспечить разведывательными сведениями в первую очередь свои войска: кубинские летчики стремились решать разведывательные задачи в интересах прежде всего кубинских войск, а эфиопские летчики — в интересах эфиопских войск.
Летчики-разведчики, а также дешифровальщики испытывали затруднения в обработке результатов воздушной разведки, так как сомалийцы искусно осуществляли маскировку войск и боевой техники, все передвижения частей и подразделений, как правило, осуществлялись в ночное время. Например, зенитные пушки маскировались под деревьями, вписываясь в их кроны, танки подделывались под кусты, окопы выкладывались окружающей растительностью, особенно тщательно маскировались командные пункты, узлы связи, отдельные радиостанции и другие объекты органов управления.
Радиоразведка к началу боевых действий была представлена только центром радиоразведки, расположенным в Аддис-Абебе, во фронтах, дивизиях подразделений радиоразведки не было.
С поступлением радиоразведывательной аппаратуры из Советского Союза в ноябре 1977 года была сформирована рота радиоперехвата и пеленгации, которая была передана Восточному фронту и развернута для работы на позициях в районе Харара.
В январе 1978 года при штабе Восточного фронта был развернут нештатный приемный центр, а в штабах дивизий 1–2 приемных разведывательных поста. К моменту проведения операций по освобождению Огадена в войсках Восточного фронта круглосуточно работало 15–20 разведпостов радиоперехвата и два поста пеленгации.
Радиоразведка велась в благоприятных условиях, так как сомалийцы на всем протяжении боевых действий нарушали радиодисциплину. Почти все команды, распоряжения, указания войскам давались по радио открытым текстом. Открытым текстом докладывались заявки на боеприпасы, горючее, продовольствие, докладывались маршруты возможного отхода, оценка действий противостоящего противника и т. д.
Радиоразведке удавалось вскрывать основные группировки сухопутных и бронетанковых сил противника, действовавших против Восточного фронта, нумерацию войск, проводившиеся перегруппировки.
Радиоразведка определила время и направления отхода войск противника южнее Харара, в районе пер. Марда, отход войск на территорию Сомали по маршрутам: Марда — Джиджига — Харгейса; Бабили — Гахо — Ау-Калаф; Мидаголла — Фик — Данан, а также намеченные рубежи обороны перед сомалийско-эфиопской границей.
Радиоразведка сумела перехватить сообщение по радио о принятом решении сомалийского руководства по выводу войск из Огадена.
Однако, в виду слабой подготовки операторов пеленгаторов, пеленгация работающих радиостанций противника не проводилась, а осуществлялся только радиоперехват.
В штабах дивизий, роте радиоразведки, штабе фронта никто по-настоящему не руководил радиоразведкой, не ставились постам целеустремленные задачи на разведку, не было ответственного лица в штабе фронта за радиоразведку, за обработку полученного материала, его анализ и доклад командованию. Материалы радиоразведки обычно докладывались командованию в виде сообщений, непосредственно принятых из эфира.
Агентурная разведка. До начала вооруженного конфликта эфиопы не сумели создать агентурную сеть на территории Сомали, поэтому разведка оказалась в затруднительном положении и пришлось ее организовывать в ходе войны.
Агентурная разведка в дивизиях и фронте велась марш-агентами, привлеченными из числа местных жителей и подготовленными в очень короткие сроки. Во многих случаях подготовка марш-агентов заключалась в коротком инструктаже по предстоящей задаче, маршруту движения и способам выполнения разведывательной задачи. Марш-агенты — это прежде всего крестьяне, имевшие невысокое образование или совсем неграмотные люди, не имевшие военной подготовки и не знавшие или плохо знавшие боевую технику и вооружение.
Марш-агенты решали задачи по разведке сосредоточения войск в глубине обороны противника и на дорогах, идущих к фронту. Определяли места расположения штабов, складов, огневых позиций артиллерии, изучали моральное состояние сомалийских войск, личного состава формирования ФОЗС, местного населения. Способы ведения разведки: наблюдение, осведомление через родственников и знакомых.
При отсутствии радиосвязи разведывательные сведения докладывались через 1–5 суток, т. е. через такое время, сколько требовалось агенту на преодоление фронта, выход к объекту, его разведку и возвращение в свое расположение.
Из-за слабой подготовки марш-агентов, их разведсведения были низкого качества, но разведка Восточного фронта и дивизий пользовалась их услугами в ходе войны.
Уровень планирования и руководства разведкой были низким. Разведка во всех военных инстанциях или совсем не планировалась, или делалось это формально. Работа шла самотеком. В разведке Генерального штаба, фронта, дивизий, видов вооруженных сил взаимодействие между отдельными ее видами не организовывалось, каждый вид разведки проводил кое-какие мероприятия самостоятельно. Отдельных каналов связи для передачи распоряжений на разведку и сбора информации не было, поэтому информация проходила медленно с большими задержками, докладывалась командованию несвоевременно.
По настоятельной рекомендации советских советников, эфиопским товарищам было предложено планировать разведку, управлять ею, особенно в ходе боевых действий, ставить задачи или уточнять их. Для реализации этих предложений советскими советниками были разработаны планы разведки Генерального штаба на декабрь 1977 и январь 1978 годов, план разведки Восточного фронта на операции, проводившиеся в феврале, марте 1978 года. Планы разрабатывались в соответствии со сложившейся обстановкой на фронте.
Тактика действий сомалийских войск на восточном фронте
1. Создание нейтральной полосы между противоборствующими сторонами глубиной от 5 до 15 км на всем протяжении фронта, что давало возможность сомалийцам: исключить потери в живой силе и боевой технике от стрелкового, минометного и артиллерийского огня; вводить в заблуждение эфиопские войска относительно истинного начертания переднего края и расположения основных группировок войск; усложнять условия для ведения разведки эфиопскими войсками. (Такая офигенная «нейтральная полоса» - исключительно «заслуга» эфиопской армии, которая боялась войти в соприкосновение с противником и старалась держаться за пределами досягаемости огня артиллерии - VIM)
2. Использование горного рельефа местности для укрытия личного состава. Сомалийские войска, как правило, располагали главные силы за обратными скатами высот, используя защитные и маскирующие свойства местности.
3. Оборудование временных огневых позиций артиллерии и минометов в нейтральной полосе и использование их в ночное время для поражения эфиопских войск, что давало возможность увеличивать глубину поражения.
4. Применение на некоторых участках — фронта, особенно в районе Харара, кочующих минометных, артиллерийских орудий и батарей. Стрельба из кочующих орудий и минометов осуществлялась по заранее разведанным объектам и давала возможность более точно поражать цели, морально воздействовать на противника.
5. Используя большую глубину нейтральной полосы и скрытое расположение своих войск, сомалийцы широко применяли маневр силами и средствами вдоль фронта и в глубину, создавая превосходство в силах на избранных направлениях.
6. Использование формирований ФОЗС в тылу эфиопских войск для захвата узлов дорог, совершения диверсий на коммуникациях, объектах тыла эфиопских войск, уничтожения средств связи. Действия формирований ФОЗС вынуждало эфиопское командование привлекать для охраны коммуникаций и объектов значительные силы, которые можно было бы использовать на фронте.
7. Активное ведение разведки всех видов с использованием штатных разведывательных подразделений войсковой разведки, диверсионно-разведывательных групп и отрядов из состава бригады спецназначения «Данаб», формирований ФОЗС и агентуры, привлекаемой, главным образом, из числа местных жителей — мусульман прифронтовой полосы.
Опыт войны между Эфиопией и Сомали показал, что решающее значение в достижении победы над сомалийскими агрессорами имела неоценимая помощь, оказанная Эфиопии Советским Союзом. В сравнительно короткие сроки было поставлено такое количество вооружения, техники и снаряжения, которое обеспечило оснащение эфиопской армии и создало явное превосходство в силах и средствах над противником.
Много труда советские генералы и офицеры вложили в разработку планов боевых действий войск, используя основные принципы нашего оперативного искусства и тактики, постоянно оказывали помощь эфиопскому командованию в проведении операций по окружению основных группировок противника и их уничтожению, организации взаимодействия и управления.
О работе нашей делегации можно сказать следующее. Ко всем нам, членам делегации, генералам и офицерам предъявлялись жесткие требования, работали все мы по-фронтовому. Каждый из нас занимался своим делом, руководитель нашей делегации не сковывал нашей инициативы, а наоборот — поощрял. Периодически мы докладывали ему о проделанной работе и намечаемых дальнейших мероприятиях. Генерал-лейтенант В.Ф. Мазирка и полковник Соловьев занимались оперативными вопросами, генерал-лейтенант Г.У. Дольников — авиацией, Г.С. Лутовинов — танковыми войсками, Н.Ф. Алещенко — артиллерией, Михайлов — поставкой техники и вооружения, я — разведкой.
Все мы принимали участие в подготовке и проведении операций (рекогносцировке, разработке планов, оказании помощи эфиопским товарищам в организации боя и т. д.). Во время боевых операций, вместе с руководителем делегации находились на фронте, часто в боевых порядках частей. Особо хотелось сказать о воле, настойчивости и титаническом труде, проделанном руководителем нашей советской военной делегации. Он постоянно находился в самых горячих точках боя или операции, часто непосредственно в боевых порядках. Например, под Хараром кубинская бригада остановилась, ссылаясь на минные поля, руководитель сел в бронетранспортер и в обход предполагаемого минного поля повел за собой бригаду. (Один из советских мифов этой войны - VIM) Другой пример: при проведении операции по окружению сомалийцев под Дире-Дауа, руководитель лично повел ударную танковую и мотопехотную группировку эфиопских и кубинских войск в обход сомалийских войск. (Еще один советский миф. Никакого окружения сомалийцев в районе Диредава не было - VIM)
Донесения о боевых действиях на Восточном фронте в адрес министра обороны СССР он писал лично. Помню, в Хараре я раскладывал перед ним карты с обстановкой на фронте, а он писал, иногда спрашивал меня номера сомалийских частей, попавших в окружение или уничтоженных. Мы с генералом Н.Ф. Алещенко почти постоянно находились около него на командных пунктах и видели его руководство войсками.
Руководитель иногда каждого из нас посылал на какой-нибудь участок фронта, чтобы остановить наступление сомалийцев. Так было 22 января 1978 года, когда противник бросил все наличные силы, чтобы сорвать наступление эфиопских войск и овладеть Хараром. Меня он направил с эфиопским капитаном — разведчиком Имамом под Комбулчу (правильное название – Кемболча - VIM), Г.С. Лутовинова и Н.Ф. Алещенко — на какие-то другие участки фронта.
Подъезжая к фронту с капитаном Имамом, мы видим, как батальон эфиопцев бросает позицию в окопах и в панике отступает, вместе с батальоном отходит два танка. Капитан Имам, держа над головой автомат кричит: «С нами советский генерал, сзади идет подкрепление, вперед на сомалийцев!» Батальон начал останавливаться, танки пошли вперед и батальон восстановил положение, которое он занимал до отхода. В ходе этого боя эфиопы захватили в плен человек 5 сомалийцев. Я спросил у Имама: «Что ты кричал?», он через переводчика сообщил приведенный выше текст.
3 февраля 1978 года руководитель повел ударную группировку в обход сомалийских позиций под Дире-Дауа, меня оставил с командующим фронтом полковником Мулату на КП, подготовленном заранее, оборудованном траншеями, нишами, укрытиями. В это время сомалийцы, действовавшие перед нашим фронтом, перешли в наступление — пехота при поддержке артиллерии и танков. В этот момент министр обороны Тайе Талахун подлетел на вертолете на наш КП и, выкатив глаза, не говорит, а кричит: «Голицын, сомалийцы наступают, что делать?». Я ему спокойно сказал: «Расстреливать их с занимаемых позиций, не отступать, как можно быстрей улетайте!». Только министр поднялся в воздух, сомалийцы засекли наш КП и открыли по нему артиллерийский огонь, минимум дивизионам. Все на КП и около него перепахали снарядами. Я видел, как наш полковник Соловьев успел заскочить в нишу, как тут же на этом месте разорвался снаряд. Треть личного состава, находившегося на КП, погибла, а полковник Соловьев остался невредимый, повезло ему. Недавно я его видел на Арбате в генеральской форме. Причиной гибели людей явился прилет вертолета на КП, сомалийцы вели хорошо разведку.
Периодически, когда я приезжал в Аддис-Абебу, я писал донесения в адрес начальника ГРУ ГШ генерала армии П.И. Ивашутина, информировал его о положении на фронте, в стране.
В марте в Аддис-Абебу из ГРУ ГШ прилетел генерал-майор СП. Крахмалов для ознакомления с обстановкой на месте. Я его проинформировал об обстановке и проделанной работе в части, касающейся разведки.
При подготовке операции под Дире-Дауа мы несколько дней жили в одной комнате с Григорием Устиновичем Дольниковым. Интересно было общаться с человеком со сложной судьбой. Кое-что мне удалось узнать о его боевых делах летчика на фронте, о плене, о побеге из плена, о пребывании в партизанах, снова полетах на фронте, о послевоенной службе. В это время мы получили сообщение о присвоении Г.У. Дольникову звания Героя Советского Союза за героизм, проявленный в период Великой Отечественной войны. Мы его сердечно поздравили, понемножку, по-фронтовому, выпили, а Григорий Устинович тоже пил, но только молоко, у него было сильное обострение болезни.
В периоды затишья на фронте наша делегация размещалась в Аддис-Абебе, в бывшем дворце императора Эфиопии Хайле Селасие, а затем в большой пристройке рядом с дворцом.
Дворец — это красивое белокаменное сооружение искусства, на которое приятно было смотреть при ярком тропическом освещении с любой стороны. Огромные залы, галереи, жилые помещения, столовые, места отдыха внутри дворца поражали своей роскошью. Картины, гобелены, предметы роскоши, установленные в витражах, скульптуры, статуи, шикарная мебель, акустика — все это предстало перед нашими глазами. Мы могли передвигаться по дворцу беспрепятственно в любом направлении, но всегда чувствовали за собой негласное наблюдение или случайные встречи с обслугой. Во время приема пищи мы занимали места бывшей императорской семьи и ее гостей, а обслуживали нас в это время те же люди, что обслуживали императора.
Рядом с дворцом были оборудованы вольеры и клетки с дикими животными: пантерами, медведями, обезьянами, страусами и др. И, конечно же, поражал своими размерами и запахами огромный розарий. Вся эта роскошь находилась в центре Аддис-Абебы рядом и с роскошными особняками бывшей эфиопской знати, и рядом с нищетой городских запущенных, замусоренных кварталов, где жил простой люд. При поездках на автомашинах по городу, чаще около светофоров, наши машины обступали нищие с протянутыми руками. Необыкновенная нищета наблюдалась повсюду за пределами дворцов.
Однажды, на рекогносцировке, мы поднимались на уазике по горному серпантину около одной из эфиопских деревень. День был солнечным, дорога петляла, и мы наблюдали эту деревню более двух часов как на ладони. Хижины деревни больше похожи на шалаши, все людское население не имело никакой одежды, ни дети, ни взрослые, они были в полном смысле голые, что-то они там делали — копали землю, пасли скот, ребятишки играли и бегали — все голенькие.
Поражала необычная для наших глаз природа: кактусы, которые растут в горшках наших квартир здесь были гигантскими деревьями, их рубили и пилили на дрова. Цветы на деревьях были огромных размеров — как шапки, на дынных деревьях росли настоящие дыни, в лесных зарослях множество было плодов размерами с лимон и апельсин с необычными запахами и вкусом. Можно было сорвать и пожевать зерна кофе. Видели мы на природе и некоторых животных. Например, хищных гиен, размерами со свинью, но очень подвижных, ночью их глаза горят, как фонари. Несколько раз мы видели в лесу стайки обезьян, которые при нашем появлении удирали. Однажды, подъезжая к отвесной горе, мы увидели стаю обезьян, которые вылизывали консервные банки, брошенные, по-видимому, накануне солдатами, и лакомились другими объедками пищи. Деваться им было некуда, все они, в том числе с детенышами, карабкались на гору, и мы их наблюдали минут 5-10, пока они не скрылись за гребнем высот. Некоторые наши товарищи видели на природе страусов, мне их увидеть не удалось. На равнинной местности среди кактусов строили свои огромные пирамидальные башни термиты. В низких местах, около луж и ручьев, порхали стайки разноцветных попугайчиков, собратьев которых продают в наших зоомагазинах.
На окраинах населенных пунктов сваливались крестьянами мясные отходы, которые пожирались голошеими орлами-стервятниками. Орлы никак не реагировали на присутствие людей, продолжали пожирать подброшенную им добычу. Местные жители называли их санитарами.
На мелководье озер — тысячи диких журавлей, гусей, уток, пеликанов, фламинго, которые, вероятно, прилетают сюда из наших северных мест на зимовку. Местные жители не трогают этих скоплений птиц, поэтому они чувствуют себя вне опасности.
Но, к великому сожалению, по-настоящему полюбоваться прелестями этого благодатного, теплого, солнечного края нам не удалось. Мы довольствовались тем, что попадало в наше поле зрения в промежутках между делами.
После окончания боев в Огадене, по указанию руководителя, я один из состава нашей делегации еще несколько дней оставался в районе Харара, Джиджиги, выполнял его поручение по оказанию помощи эфиопам в организации разведки после выхода эфиопских войск к государственной границе с Сомали. Затем прилетел в Аддис-Абебу, присоединился к группе, смывал с себя фронтовую грязь.
Получив разрешение на возвращение, наша делегация в полном составе в начале мая 1978 года вернулась в Москву.
На другой день после возвращения в Москву я прибыл с докладом к начальнику Главного разведывательного управления генералу армии П.И. Ивашутину. Петр Иванович Ивашутин тепло принял меня, поблагодарил за выполнение задания и от имени правительства вручил мне орден «Октябрьской революции» — это был мой седьмой боевой орден. Это было окончание третьей войны, в которой мне пришлось участвовать.
Все остальные члены делегации также несколько позднее были награждены правительственными наградами.
(Не называемый автором "руководитель нашей делегации" - это первый заместитель Главнокомандующего Сухопутными войсками генерал армии Петров Василий Иванович - VIM)

54

Восставшие туареги в Мали серьезных военных успехов добились. На днях они нанесли серьезное поражение правительственным войскам, пытавшимся деблокировать военную базу в Тессалите на северо-востоке страны. И вот это  видимо абсолютно деморализовало малийский гарнизон там и он разбежался.

Повстанцы из племени туарегов на севере Мали захватили военную базу, где нашли прибежище сотни мирных беженцев, спасавшиеся от развернувшихся в этих местах боев.
Солдаты правительственных сил разбежались при нападении на лагерь Тессалит повстанцев. Судьба беженцев остается неизвестной.
Корреспондент Би-би-си в западной Африке указывает, что взятие этой базы является очень важной победой для повстанческого движения туарегов, которое активизировалось за последние два месяца. Им удалось захватить несколько городов на севере Мали. Многие из повстанцев служили до этого в элитных подразделения ливийской армии при правлении Каддафи.

http://www.bbc.co.uk/russian/rolling_ne … mali.shtml

http://www.volontariperlosviluppo.it/images/stories/mappatuareg.jpg

Отредактировано Navigator (2012-03-11 20:02:32)

55

Ethiopia 'launches military attack inside Eritrea'
Началась очередная война между Эфиопией и Эритреей?

56

По-мойму это у них традиционная трансграничная "разминка", Т-55 на Т-72 поменяли, и вперед, "раунд номер.."

57

В Мали после недавних поражений от туарегов взбунтовались войска. Солдаты захватили телецентр и пытаются захватить президентский дворец. Мятежники обвиняют руководство в неспособности руководить боевыми действиями и плохом снабжении армии.
http://top.rbc.ru/politics/22/03/2012/642891.shtml

58

Европейский союз собирается расширить масштабы своих действий против сомалийских пиратов, впервые разрешив вооруженным силам атаковать цели на суше, а не только в море.

59

Колонна малийских повстанцев-туарегов. Видео похоже подтверждает слухи, что после гибели Каддафи, в Мали ушли остатки 1-2х бригад ливийской армии вместе со всем вооружением, так как видны ливийские "Грады" с флагами Джамахирии, джипы на которых воевали в Ливии и сами туареги одеты примерно так, как были одеты войска Каддафи..

60

Туареги в Мали продолжают наступление и взяли г. Кидал, где-то читал, что этот город им не удавалось взять ни разу при предыдущих восстаниях.
Сейчас в руках малийской армии осталось только два города на сеере страны - Тимбукту и Гао.