СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Объявление

Вопрос с техподдержкой решен. Большое спасибо всем, кто помог проекту «Отвага»!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Пикник » О настоящих мужиках....


О настоящих мужиках....

Сообщений 61 страница 68 из 68

61

Лишь через пять дней после взрыва, 1 мая 1986 года, советские власти в Чернобыле сделали страшное открытие: активная зона взорвавшегося реактора все еще плавилась. В ядре содержалось 185 тонн ядерного топлива, а ядерная реакция продолжалась с ужасающей скоростью. Под этими 185 тоннами расплавленного ядерного материала находился резервуар с пятью миллионами галлонов воды. Вода использовалась на электростанции в качестве теплоносителя, и единственным, что отделяло ядро плавящегося реактора от воды, была толстая бетонная плита. Плавившаяся активная зона медленно прожигала эту плиту, спускаясь к воде в тлеющем потоке расплавленного радиоактивного металла.

Если бы это раскаленное добела, плавящееся ядро реактора коснулось воды, оно бы вызвало массивный, загрязненный радиацией паровой взрыв. Результатом могло бы стать радиоактивное заражение большей части Европы. По числу погибших первый чернобыльский взрыв выглядел бы незначительным происшествием.

Так, журналист Стивен Макгинти (Stephen McGinty) писал: «Это повлекло бы за собой ядерный взрыв, который, по расчетам советских физиков, вызвал бы испарение топлива в трех других реакторах, сравнял с землей 200 квадратных километров [77 квадратных миль], уничтожил Киев, загрязнил систему водоснабжения, используемую 30 миллионами жителей, и на более чем столетие сделал северную Украину непригодной для жизни» (The Scotsman от16 марта 2011 года).

Школа российских и азиатских исследований в 2009 году привела еще более мрачную оценку: если бы плавящаяся сердцевина реактора достигла воды, последовавший за тем взрыв «уничтожил бы половину Европы и сделал Европу, Украину и часть России необитаемыми на протяжении приблизительно 500 тысяч лет».

Работавшие на месте эксперты увидели, что плавившееся ядро пожирало ту самую бетонную плиту, прожигало ее — с каждой минутой приближаясь к воде.

Инженеры немедленно разработали план по предотвращению возможных взрывов оставшихся реакторов. Было решено, что через затопленные камеры четвертого реактора в аквалангах отправятся три человека. Когда они достигнут теплоносителя, то найдут пару запорных клапанов и откроют их, так чтобы оттуда полностью вытекла вода, пока с ней не соприкоснулась активная зона реактора.

Для миллионов жителей СССР и европейцев, которых ждала неминуемая гибель, болезни и другой урон ввиду надвигавшегося взрыва, это был превосходный план.

Чего нельзя было сказать о самих водолазах. Не было тогда худшего места на планете, чем резервуар с водой под медленно плавившимся четвертым реактором. Все прекрасно понимали, что любой, кто попадет в это радиоактивное варево, сможет прожить достаточно, чтобы завершить свою работу, но, пожалуй, не более.

Советские власти разъяснили обстоятельства надвигавшегося второго взрыва, план по его предотвращению и последствия: по сути это была неминуемая смерть от радиационного отравления.
Вызвались три человека.

Трое мужчин добровольно предложили свою помощь, зная, что это, вероятно, будет последнее, что они сделают в своей жизни. Это были старший инженер, инженер среднего звена и начальник смены. Задача начальника смены состояла в том, чтобы держать подводную лампу, так чтобы инженеры могли идентифицировать клапаны, которые требовалось открыть.

На следующий день чернобыльская тройка надела снаряжение и погрузилась в смертоносный бассейн.

В бассейне царила кромешная тьма, и свет водонепроницаемого фонаря у начальника смены, как сообщается, был тусклым и периодически гас.
Продвигались в мутной темноте, поиск не приносил результатов. Ныряльщики стремились завершить радиоактивное плавание как можно скорее: в каждую минуту погружения изотопы свободно разрушали их тела. Но они до сих пор не обнаружили сливные клапаны. И потому продолжали поиски, даже несмотря на то что свет мог в любой момент погаснуть, а над ними могла сомкнуться тьма.

Фонарь действительно перегорел, но произошло это уже после того, как его луч выцепил из мрака трубу. Инженеры заметили ее. Они знали, что труба ведет к тем самым задвижкам.

Водолазы в темноте подплыли к тому месту, где увидели трубу. Они схватились за нее и стали подниматься, перехватывая руками. Света не было. Не было никакой защиты от радиоактивной, губительной для человеческого организма ионизации. Но там, во мраке, были две задвижки, которые могли спасти миллионы людей.

Водолазы открыли их, и вода хлынула наружу. Бассейн начал быстро пустеть.

Когда трое мужчин вернулись на поверхность, их дело было сделано. Сотрудники АЭС и солдаты встретили их как героев, таковыми они и были на самом деле. Говорят, что люди буквально прыгали от радости.
В течение следующего дня все пять миллионов галлонов радиоактивной воды вытекли из-под четвертого реактора. К тому времени как расположенное над бассейном плавившееся ядро проделало себе путь к резервуару, воды в нем уже не было. Второго взрыва удалось избежать.
Результаты анализов, проведенных после этого погружения, сходились в одном: если бы тройка не погрузилась в бассейн и не осушила его, от парового взрыва, который изменил бы ход истории, погибли бы миллионы людей.

В течение последующих дней у троих стали проявляться неизбежные и безошибочные симптомы: лучевая болезнь. По прошествии нескольких недель все трое скончались.

Мужчин похоронили в свинцовых гробах с запаянными крышками. Даже лишенные жизни, их тела насквозь были пропитаны радиоактивным излучением.

Многие герои шли на подвиги ради других, имея лишь небольшой шанс выжить. Но эти трое мужчин знали, что у них не было никакого шанса. Они вглядывались в глубины, где их ждала верная смерть. И погрузились в них.

Их звали Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов.
Три человека, спасшие миллионы

62

Сладкий сон

«Помню, как однажды после удачно отбитой атаки турок, я страшно усталый едва дотащился к своему ложементу; дойдя до него, а хотел лечь, чтобы отдохнуть немного, но прежде, чем это сделать, мне пришлось прикладом своего ружья отпихнуть в сторону несколько разложившихся трупов, лежавших вблизи ложемента, а головы двух недавно убитых прикрыть сухарными сумками, чтобы не видеть перед собой их страшные посинелые лица с открытыми глазами. Недолго мне пришлось отдохнуть, лежащий рядом со мной солдатик Назаров разбудил меня, сунул в мою руку пачку патронов и закричал :
- Вставайте, вставайте, барин! Когда уж тут спать, смотрите, какая силища их прет на нас. Мало, знать, им досталось, хотят попытать еще. Я высунул свою голову из ложемента и вижу, как турки подсаживают один другого на скалы и спускаются в нашу лощину. Некоторые из наших солдат стали в них стрелять, а наш взвод условился ждать, пока турки не подойдут ближе.

Как только турки подбежали к нам шагов на сорок, не больше, мы встретили их убийственным залпом и, не давая им времени опомниться, бросились на них в штыки! В это время на помощь к нам подбежали легкораненые солдаты, и в каких-нибудь десять минут мы торжественно возвращались к своему ложементу, отбив в тот день четвертую атаку. После этой атаки человек десять солдат остались в лощине подбирать раненых и сбрасывать в овраг убитых турок, а я с остальными пошел к своему ложементу.
-Ну, теперь слава Богу, - говорю я рядовому Назарычу. - Теперь можно и на боковую, уж вряд ли пойдут опять, смотри-ка, уже скоро и ночь.
Нужно вам сказать, что спать нам приходилось по очереди, и то не больше часу. Бывали, например, такие случаи, что ложившийся спать, больше не просыпался, потому что на Шипке не было уголка, где можно бы было уберечь себя от смерти. И мы с этим положением так свыклись, что вместо слов: «спокойной ночи», говорили друг другу: «дай Бог живым проснуться». Зарядив свое ружье для предосторожности, я на четвереньках пополз к одному из трупов, лицо которого не задолго перед этим прикрыл сухарной сумкой , и как делали это многие, я выбрал его для своей подушки, тем более, что солдатик этот (фамилия его была Лейкин) убит был перед вечером и не успел еще разложиться.
Устроиться мне пришлось очень удобно: я перекинул солдатскую шинель поперёк трупа и, не долго думая, лег. Выстрелы все реже и реже раздавались с обоих сторон, только эти несносные гранаты не переставали носиться по воздуху и немало нас беспокоили, когда некоторые из них разрывались над нашими головами. Уже ночь спускалась на несчастную Шипку. Ни с той, ни с другой стороны не было слышно выстрелов.
Ужасный запах разлагающихся трупов был невыносим, особенно вечером, при незначительном ветре; вся одежда пропитывалась им насквозь, имеющая и без того уже свой аромат от пота, грязи и порохового дыма.
В желудке убитого, на котором лежала моя голова, слышались по временам глyxиe переливы, и мне даже казалось, что живот его то приподнимался, то опускался. Ну, думаю себе, и у этого животик скоро вспухнет! Хотя эта мелочь меня нисколько не беспокоила и я заснул богатырским сном! Сколько я спал—не помню, но проснуться мне пришлось преждевременно. Представьте себе, я чувствую, что чьи-то пальцы царапают мои губы; открываю глаза и вижу, что на лице моем что-то черное, мало того, как будто спихивает мою голову с удобного места, какое я занял.
— Что за чудеса,— думаю себе.— Если 6ы это был Назарыч, желая разбудить меня, чтобы я сменил его и уступил свое место, то зачем же он так бесцеремонно поступает. Да, наконец, Назарыч и не позволил 6ы себе это сделать. Уж не турок ли подкрался и отыскивает впотьмах мое горло, чтобы перерезать его? Но и это предположение не оправдывалось уже тем, что турок делал 6ы это осторожнее.
Однако, как мне не хотелось спать, а я вынужден был поднять свою голову и посмотреть, что сей сон значит? Но, к удивлению моему, я ничего не заметил. - Неужели это кошмар? Да, конечно, так, а то чтобы еще могло быть? И я, убедясь, что никакой опасности нет, повернулся на другой бок и уснул. Но представьте себе, опять! опять та же история! И в этот раз, эта злосчастная рука, чувствую, как тянет мое левое ухо. - Фу ты, пропасть какая! Да что же это, в самом деле?
Тогда я опять приподнялся на локти и стал осматриваться кругом, желая отыскать причины. И вообразите себе мой невообразимый ужас! Вижу я, что эта рука ничья иная, как того же покойника, на котором я лежу! На лице его не было уже сухарной сумки и я, вглядываясь в его лицо, вижу своими глазами, как он начинает чавкать своим ртом, вытаращил белки своих глаз и упорно смотрит на меня. Я так и замер на месте! Пробую двинуться, но не могу: ни руки, ни ноги не повинуются мне, а он все продолжает смотреть на меня и чавкает своим ртом. Наконец, я собрал все свои силы и быстро отскочил от него, закричав во все горло.
Криком своим я такой наделал переполох, что и сам не был этому рад. Ко мне сбежались солдаты, став расспрашивать меня, в чем дело, но я никак не мог прийти в себя и болтал им какой-то вздор. Успокоившись немного, я рассказал им, в чем дело.
- Ну, барин, - обратился ко мне взводный унтер-офицер. -Это, брат, не к добру, теперь, почитай что, ты уже не жилец на белом свете. Это он, значит, звал тебя к себе, уж поверь что так. Надысь, юнкера-то нашего убитый Фролка-та вот, которого на батарее-то убило третьеводни, - лежит он и давай этого юнкера пальцем к себе манить, и что 6ы вы думали, братцы мои, не прошло в пяти минуть, как его сердечного ухлопали! Вот ты и поди! Даром, что мертвое тело; вот что значит без отпевания-то! Нет, барин, уж прямо тебе скажу, переодевай-ка лучше с вечера чистое белье, уж чему быть, тому не миновать, да уж поверь, что так!
После подобного разговора решено было труп Лейкина оттащить к оврагу. Трое солдат подошли к нему, взяли за ноги и только успели перетащить каких-нибудь шагов пять, как руки покойника приподнялись и он громко застонал. Солдаты, тащившие его, с диким криком разбежалась в разные стороны, а один из них чуть-чуть со страху не полетел в пропасть. Тут уж не было никакого сомнения, что Лейкин был жив. Я сию же минуту подбежал к нему и спросил :
- Лейкин, что с тобою?
На мой вопрос несчастный чуть слышно прошептал своими пересохшими губами:
- Воды, мне жарко.
Сейчас, конечно, принесли фляжку, влили ему в рот воды, сняли всю амуницию и бережно перенесли его на перевязочный пункт, где доктор Бонев сделал ему перевязку груди и в эту же ночь он был отправлен в город Габрово, где был лазарет.

В 1886 году, еду я как-то в Москве по Арбату и слышу сзади себя голос: - Здравия желаю, ваше благородие! Оборачиваюсь, и узнаю в форме городового милого Лейкина. Ну, конечно, под впечатлением неожиданной встречи, всех спросов в расспросов, я душевно был рад встретить его живым и вспомнил, конечно, о моем сладком сне на его желудке, накануне рокового дня 11 августа 1877 года, в день моего ранения на Шипке, но все же предсказание взводного не сбылось и я остался жильцом на 6елом свете!
Поручик запаса Е. А. Юрьев.»

63

http://s5.uploads.ru/t/qxvEw.png

64

продам кольцо женское с бриллиантом из белого золота. не дорого. пишите

65

AlinaTarasova написал(а):

пишите

Пишу.Вы мадам, кажись берега попутали...)))

66

Отредактировано losharic (2017-10-25 05:00:48)

67

"Не сотвори себе кумира"
Всем знакомо думаю.Не..он не кумир.Ему это и не нужно было.Но Мужчина с большой буквы! Когда бываю в Москве,обязательно к нему....

68

"Когда мы отправляли наших детей в это путешествие, мы были уверены, что все будет хорошо, и дети получат массу только положительных эмоций. Так все и было, до момента, когда преступная невнимательность одного горе-водителя не прервала этот замечательный тур. Только благодаря действиям Сергея, наши дети остались живы и получили незначительные повреждения. Но какой ценой?! Ценой своей жизни…

Когда все случилось, пассажиры автобуса спали. «Ребята! Держитесь!», - крик водителя разбудил всех и заставил сгруппироваться, в то время, как Сергей принял удар на себя, хотя мог свернуть с дороги на обочину, но тогда бы автобус мог перевернуться и сколько было бы жертв, неизвестно.

В считанные секунды Сергей принял единственно верное решение и спас жизни 44 человек. Огромное спасибо за ваш подвиг! Поступок этот неоценим для близких и родных, спасенных людей, благодарность наша просто безмерна! Все родители и дети безмерно скорбят и, даже находясь в тысяче километров, мы будем молиться за нашего спасителя и всегда помнить, кому мы обязаны жизнями наших детей…"

Сергей Блохин всю жизнь проработал водителем. Дома у него остались жена и трое детей.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Пикник » О настоящих мужиках....