СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Проекты, идеи участников » Инженерно-штурмовые подразделения: экипировка, оружие, техника


Инженерно-штурмовые подразделения: экипировка, оружие, техника

Сообщений 241 страница 253 из 253

241

Зверушик написал(а):

humanitarius написал(а):

    Есть УК, он в армии действует в полном объеме.

по нашему УК за кражу лярдов бабла просто пересадили на другую должность ах ну да еще был арест в собственной квартире в надцать комнат ;)

По УК - не так.

Зверушик написал(а):

humanitarius написал(а):

    Практика партизанских войн показывает. что население старается держаться в стороне и запугивается обеими сторонами, а в качестве "поддерживающих" чаще всего выступают связанные с партизанами активисты.

и по этому население гордой республики через одного стреляло в спины укрывало лечило и снабжало едой бандосов ;) но они мирные же и нельзя их трогать ;)


В общем случае - нет, нельзя.

Зверушик написал(а):

humanitarius написал(а):

    Напалм создавали для того, чтобы поджигать постройки.
    В нашем случае дорогостоящие КР потратили на несоответствующего противника.

в нашем случае это были полевые испытания, а вообще раз он (напалм) разработан для того чтобы поджигать постройки так и жгите им постройки в которых засел враг.

Не вижу связи

242

humanitarius написал(а):

По УК - не так.

ну да ну да...

humanitarius написал(а):

В общем случае - нет, нельзя.

вот именно в общем если это мирное действительно мирное население

humanitarius написал(а):

Не вижу связи

чего с чем?крылатых ракет с напалмом? так связь простая если бы не так сказать испытания то проще было бы просто все заливать напалмом, НО с уверенностью на 146%  можно было бы сказать что подняли бы вой патамуштаправачилавеканарушиныэтимигрязнымирусскими. а то что моральный эффект от применения напалма в разы превосходит таковой от КР можно  с той же уверенностью в 146% сказать что жертв среди мирного населения и не совсем мирного и совсем не мирного было бы меньше, потому что это население точно знало что не просто бабахнут бабахой а сожгут а пожар оно всегда страшно.

243

Зверушик написал(а):

humanitarius написал(а):

    По УК - не так.

ну да ну да...


А вы прочитайте.

Зверушик написал(а):

humanitarius написал(а):

    В общем случае - нет, нельзя.

вот именно в общем если это мирное действительно мирное население

Пока не доказано обратное

Зверушик написал(а):

humanitarius написал(а):

    Не вижу связи

чего с чем?крылатых ракет с напалмом? так связь простая если бы не так сказать испытания то проще было бы просто все заливать напалмом, НО с уверенностью на 146%  можно было бы сказать что подняли бы вой патамуштаправачилавеканарушиныэтимигрязнымирусскими. а то что моральный эффект от применения напалма в разы превосходит таковой от КР можно  с той же уверенностью в 146% сказать что жертв среди мирного населения и не совсем мирного и совсем не мирного было бы меньше, потому что это население точно знало что не просто бабахнут бабахой а сожгут а пожар оно всегда страшно.

Специально для таких случаев придуманы высокоточные боеприпасы авиации. Американцы своими "Томахоками" стреляли по территории, над которой не могли свободно летать. После разрушения ПВО - выборочно бомбили.
И это - правильный подход.

244

Вот этот  термобарический боеприпас, прозванный отцом всех бомб, имеет массу порядка 10 тонн, тротиловый эквивалент 44 тонны, радиус гарантированного поражения 300 метров.
https://www.youtube.com/watch?v=6WwOVo4zENc

Цифры выглядят правдопободно, объемно-детонирующие боеприпасы на единицу массы заряда мощнее тротила в 6-7 раз.

Если сравнить с 500-кг зарядом танкетки  Боргвард- он в радиусе 40 метров убивал ударной волной, а в радиусе 80 метров наносил контузию, выводящую из строя: https://topwar.ru/57-teletanketka-borgw … fz301.html
Мощность взрыва новой бомбы примерно в 100 раз выше, чем у Богварда, по закону подобия взрывов радиус поражения должен быть больше примерно в 4,5 раза.

Боеприпас такого класса способен гарантировано уничтожить ВОП.
Если запускать его ракетой, имеющей дальность 5-10 км - масса ракеты будет порядка 15-20 тонн. Пусковую установку для такого боеприпаса можно сделать сравнительно компактной, на танковом шасси.

Массированное воздействие на оборону таких боеприпасов сравнимо с воздействием ядерного оружия. Конечно, ядерный заряд малой мощности на два порядка легче, чем термобарическая бочка. Зато неядерный боеприпас может иметь низкую цену, порядка 20-30 тысяч долларов, и не создает таких политических и радиационных проблем, как ядерное оружие.

Имея в бригаде дивизион пусковых установок таких боеприпасов, можно получить очень мощный инструмент для взлома обороны.

Отредактировано Шестопер (2018-01-06 20:10:48)

245

Мне думается, что залп Солнцепека с указанной дистанции произведет на ВОПе такой же опустошительный эффект. Нужно ли городить огород?

246

Шестопер написал(а):

Боеприпас такого класса способен гарантировано уничтожить ВОП.
Если запускать его ракетой, имеющей дальность 5-10 км - масса ракеты будет порядка 15-20 тонн. Пусковую установку для такого боеприпаса можно сделать сравнительно компактной, на танковом шасси.

Массированное воздействие на оборону таких боеприпасов сравнимо с воздействием ядерного оружия. Конечно, ядерный заряд малой мощности на два порядка легче, чем термобарическая бочка. Зато неядерный боеприпас может иметь низкую цену, порядка 20-30 тысяч долларов, и не создает таких политических и радиационных проблем, как ядерное оружие.

такая ракета будет стоить от одного миллиона и более

А богвард, надо не останавливатся, забыли:
Перспективный танк и тяжелое семейство в целом - 3  :D

247

finnbogi написал(а):

такая ракета будет стоить от одного миллиона и более


Миллиарда, чего уж.

Для стрельбы на минометную дальность ей даже не нужна управляемость.
Жестяная бочка и 7 тонн окиси этилена, за что миллион?

248

Подробности штурма Донецкого аэропорта.

https://colonelcassad.livejournal.com/3932064.html

Финальный штурм аэропорта.

Третьей годовщине штурма ДАПа посвящается...

В ночь с 13 на 14 января начался последний, успешный для ВСН штурм донецкого аэропорта. Пожалуй, это было самое символичное сражение, произошедшее в ходе войны на Донбассе. Успешная оборона этого объекта ВСУ в предшествующий период сделала его своеобразным идеологическим символом украинской армии, на его защитников, так называемых "киборгов", представители украинского сегмента интернета молились, как на икону. Падение аэропорта, казавшегося незыблемой твердыней, наоборот подорвало моральный дух украинского общества, кроме того, стоит отметить, что в ходе этих боев были разгромлены наиболее боеспособные формирования ВСУ.

К началу 2015 года ополчению удалось достаточно плотно обложить формирования ВСУ, обороняющие новый терминал донецкого аэропорта, однако говорить о полной блокаде было нельзя, так как колонны украинской бронетехники периодически прорывались к объекту, подвозя оружие и боеприпасы, а также осуществляя ротацию личного состава. Прорывы стоили ВСУ больших потерь, что привело к тому, что командование в обмен на временное прекращение обстрелов Донецка договорилось с ополчением о проведении ротации личного состава в декабре 2014 года. Новый терминал и диспетчерская вышка аэропорта возвышались над местностью, что позволяло ВСУ эффективно корректировать артиллерийский огонь по местности. Стоит отметить,что предыдущие штурмы аэропорта, осенью-зимой 2014 были отбиты в первую очередь благодаря артиллерийской поддержке, которые "киборги" получали из Песков и Авдеевки, которые фактически были опорными плитами в обороне объекта. Однако в ходе осенних боев ополчению удалось максимально сблизиться с противником, что существенно затруднило артиллерийскую поддержку со стороны ВСУ. Стоит отметить, что аэропорт оборонялся наиболее подготовленными и мотивированными подразделениями украинской армии из 80-й аэромобильной, 93-й механизированной бригад.Общее руководство в секторе осуществлял командир 93-й механизированной бригады Олег Микац ключевую роль в обороне непосредственно нового терминала играло подразделение 90-го аэромобильного батальона 81-й десантно-штурмовой бригады. В целом в секторе украинская сторона имела численный перевес над ВСН.

Близость аэропорта к городской черте Донецка создавала благоприятные условия для артиллерийских ударов по жилым кварталам города, что сделало захват объекта приоритетной задачей для ВСН. Кроме того, взятие аэропорта было необходимо по моральным соображениям, неоднократные неудачные попытки штурма и постоянные артобстрелы не способствовали поднятию духа населения ДНР. Для штурма аэропорта были привлечены наиболее подготовленные подразделения республики-батальоны "Спарта" под командованием А.Павлова(Моторолы), Сомали под командованием М.Толстых(Гиви), подразделение "Восток", а также формирование российских добровольцев из Чеченской республики. Перед началом штурма удалось сформировать мощный артиллерийский кулак для его его поддержки. Средствами радиоэлектронной разведки был установлен контроль над радиопереговорами украинской стороны. Также к операции были подготовлены подразделения РЭБ, которые в ходе штурма сумели подавить связь обороняющих терминал "киборгов" с командованием. Бойцы штурмовых групп заранее тщательно отработали взаимодействия при штурме.

Штурм начался вечером 13 января, первым дело атакующие танковыми выстрелами обрушили диспетчерскую вышку, лишив украинцев наблюдательного пункта. Одновременно артиллерия ВСН приступила к контрбатарейной борьбе по заранее разведанным целям. Самым неожиданным для украинской стороны стало применение при штурме терминала установки разминирования УР-77, так называемого "Змея Горыныча".В последствии командование ВСУ будет заявлять о применении РСЗО нового типа "Чебурашка", которого не существует в помине.Видимо опыт Гелетея, объявлявшего об ядерном ударе по луганскому аэропорту, оказался заразным.Эта установка применялась для уничтожения укрепленных вражеских
позиций еще при штурме Грозного в Первую Чеченскую войну. Инженерный боеприпас эквивалентом свыше 2-х тонн тротила привел к частичному обрушению здания нового терминала, одновременно танки ВСН вели огонь по огневым точкам.Под прикрытием огня штурмовые группы ворвались в терминал и приступили к его зачистке. В ближнем бою активно применялись гранаты,накладные заряды взрывчатки, а также слезоточивый газ "Черемуха". Первый этаж был захвачен относительно быстро, дальше, после утраты эффекта внезапности, продвижение пошло медленно, но верно. Фактически уже в первый день штурма "киборги" были загнаны в мышеловку и их разгром стал лишь делом времени. С помощью средств радиоэлектронной борьбы была парализована связь между украинскими подразделениями.

Исход боев за терминал решался по сути не внутри здания, а на прилегающей территории, украинская сторона сразу бросила в бой подразделения, поддержанные бронетехникой. Однако на этот раз артиллерия ВСН по всем параметрам переигрывала украинских коллег и большая часть атак захлебнулась еще до прямого контакта с противником.

14 января Денис Пушилин заявил о полном контроле над аэропортом, однако эти заявления оказались преждевременными. Бои внутри терминала продолжались, ВСУ постоянно бросали в бой новые подразделения со стороны Песков и Авдеевки. Попытки деблокады оказывались безуспешными. Потери в бронетехнике летом 2014 года вынудили украинское командование посылать личный состав в атаку при поддержке МТ-ЛБ-легкобронированных тягачей, вообще не предназначенных для ведения боевых действий. Украинские солдаты и техника оказывались на открытом пространстве где расстреливались из всех видов вооружения, в том числе и РСЗО. Не в силе пробиться в новый терминал украинское командование выместило свою злость на жителях Донецка. Именно в эти дни город подвергался наиболее интенсивным артиллерийским обстрелам, что привело к многочисленным жертвам и разрушениям в Куйбышевском районе города.При обстрелах применялись даже РСЗО "Ураган". В последствии эти обстрелы сыграют очень злую шутку с пленными "киборгами".

17 января в бой вступили отряды "Правого сектора", специально прибывшие в Пески для деблокады аэропорта. Командование ПС заявило о том,что им удалось на 2 километра углубиться в Донецк, однако это так и осталось хвастливой болтовней. В общей сложности в атаке участвовало до батальона пехоты при поддержке 15 танков.В целом, разрекламированное наступление на новый терминал успехом не увенчалось - вообще наивно было ожидать, что силами 15 танков и батальоном пехоты можно взять объект, которые в последние дни зачищался как минимум сопоставимыми силами.

18 января, в связи с высокими потерями украинское командование поменяло тактику, на этот раз ударная группа атаковала со стороны поселка Спартак и сумела добиться определенных успехов, в частности, им удалось поймать три танка ВСН, которые находились без боекомплекта и уничтожить.Один из этих танков был уничтожен прямо под Путиловским мостом, и долгое время выдавался за подбитый танк ВСУ. Однако в целом, командование ВСН довольно оперативно среагировало на внезапную контратаку, завязался встречный бой в районе Путиловского моста, в ходе которого 1 украинский танк был уничтожен,еще 2 подтверждены и захвачены. Несколько украинских танкистов попали в плен. Тем не менее, под прикрытием танков, колонне ВСУ удалось прорваться к терминалу, перебросить подкрепление и вывезти часть раненных "киборгов." Несмотря на обреченность своего сопротивления, бойцы ВСУ продолжали сопротивление в новом терминале.

К 20 января существенные потери вынудили командование ВСУ формировать сводные подразделения из различных частей и даже видов войск. В частности в бой в качестве пехоты были брошены военнослужащие 160-й зенитно-ракетной бригады, а также подразделения из 25-й транспортной авиационной бригады. В качестве "пожарной команды" на прорыв были брошены также подразделения 25 ОВДБр, которые вновь понесли существенные потери. Символом беспомощности ВСУ стал расстрел колонны 90-го аэромобильного батальона "Житомир". Накануне операции командиром
батальона был назначен подполковник Олег Кузьминых, с самого начала АТО принимавший участие в боевых действиях. Получив задачу на прорыв блокады, подполковник лично возглавил подразделение, которое на 3(!) единицах бронетехники выдвинулось к новому терминалу. Стоит отметить,что одна машина из трех принадлежала не 90-му батальону, а 57-й мотопехотной бригаде.Нехватка бронетехники в ВСУ вынуждала командование изымать технику у одних подразделений в пользу других. В тумане колонна потеряла ориентацию и вышла прямо на позиции батальона "Сомали", где была расстреляна, один БТР был поврежден, но сумел уйти, 2 бронемашины были уничтожены. В общей сложности 9 человек были убиты, еще 8, включая комбата, попали в плен. Именно подполковника Кузьминых и его подчиненных Гиви накормил шевронами ВСУ в присутствии телекамер. Фактически, это стало последней попыткой прорыва к еще обороняющимся "киборгам".

21 января третий этаж терминала был разрушен накладными зарядами,которые установили находившиеся в составе штурмовых групп саперы.Фактически сопротивление "киборгов" прекратилось. Полтора десятка бойцов попали в плен.Де-факто, контроль ВСУ до сих пор сохранялся лишь в окрестностях аэропорта, что и позволяло командованию ВСУ еще делать заявления, что аэропорт держится, хотя на деле ключевые точки уже потеряны, а фронт сейчас проходила по дуге - Пески-Опытное-часть ПВО-Авдеевка, где по сути происходила борьба за позиции, с которых ранее осуществлялись попытки прорыва к терминалам. Просачивающие в свидомую прессу данные о потерях в целом подтверждали данные ДНР о том, что за последние дни в боях за аэропорт и прилегающие села противник потерял убитыми, ранеными и пленными несколько сотен человек, а госпиталя юго-восточной Украины сейчас забиты ранеными солдатами. По факту, аэропорт был взят 21 января 2015, однако командование ВСУ еще неделю отрицало очевидный факт, несмотря даже не репортаж съемочной группы Евгения Поддубного из нового терминала.

Тем не менее бои в окрестностях аэропорта продолжались. ВСУ продолжали контролировать часть ПВО,Пески и часть Авдеевки,где подразделения ВСН завязли в уличных боях. Командование ВСУ в ярости бросало в бой все новые резервы, пытаясь вернуть объект, ставший символом воинской доблести ВСУ. Впрочем, атаки не приносили результатов, украинские подразделения, оказавшись на открытом пространстве попадали под шквальный огонь артиллерии, неся при этом большие потери в личном составе и технике. Так только за 22 января 25 ОВДБр по официальным данным потеряла 12 человек убитыми. Большие потери в личном составе подорвали дух украинских войск, дошло до того,что даже элитные формирования отказывались идти в атаку. Командование ВСУ, в привычной для себя манере, решило отыграться на мирном населении,нанося массированные артиллерийские удары по жилым кварталам.В эти дни количество погибших мирных жителей Донецка,Горловки и Докучаевска превысило 100 человек. Фактически на глазах мирового сообщества совершалось военное преступление огромной тяжести, однако лидеры западных стран закрывали на это глаза, предпочитая в эти дни участвовать в акции "Я Шарли".

25 января формирования ВСУ отступили из здания РЛС, чем по факту и завершились бои за аэропорт.командование ВСУ до 29 января нагло утверждало об удержании аэропорта, отрицая при этом массовые потери. Подразделениям ДНР так и не удалось захватить Пески и Авдеевку, интенсивные боевые действия в которых продолжались до конца февраля, а с меньшей интенсивностью ведутся и по сей день. Расположение артиллерийских батарей ВСУ в Песках и Авдеевке по настоящее время сохраняет угрозу обстрелов жилых кварталов Донецка.

Откровенно смешными выглядят данные украинской стороны о потерях, понесенных в боях за аэропорт. По официальным данным,ВСУ потеряли в ходе боев около 50 военнослужащих убитыми и попавшими в плен. По факту только пленных было больше 30. В поименном списке погибших содержаться фамилии 130 военнослужащих, но это тоже явно заниженные цифры. Среди раненых со стороны ВСУ оказался даже глава "Правого Сектора" Д.Ярош, получивший осколочное ранение при попытки деблокады аэропорта. В отличии от предыдущих неудачных штурмов стороны по факту поменялись местами, если раньше атакующие аэропорт ополченцы оказывались под шквальным артиллерийским огнем на открытом пространстве, то теперь, после взятия терминала, в их положении оказались подразделения ВСУ. В ходе боев за аэропорт ВСУ потеряли как минимум 6 танков, 13 БМП, 7 БТР,5 БМД 9 МТ-ЛБ,САУ 2С9 "Нона",2 БРДМ а также 2 единицы инженерной бронетехники. Еще 4 танка,2 БТР,БМП,БМД и МТ-ЛБ достались ВСН в качестве трофеев. Благодаря более грамотной организации боевых действий потери ВСН были в разы ниже. К исходу суток 20 января командование ВСУ могло спасти жизни четырем десяткам своих солдат, запертых в терминале, отдав приказ об отходе. Периодически к терминалу удавалось прорваться отдельным бронемашинам, что говорит о возможности скрытого отхода личного состава в ночное время суток.Однако генеральный штаб ВСУ предпочел пожертвовать жизнями своих бойцов в обмен на миф о неприступной крепости-ДАПе.

Победа подразделений ДНР в аэропорту стала результатом качественного роста в организации вооруженных сил республики. При штурме ДАПа вчерашние ополченцы превратились в хорошо организованные мобильные штурмовые группы, усиленные саперами. В ходе боев грамотно применялись накладные заряды,с помощью которых проделывались проломы и уничтожались помещения, где укрывались "киборги".В больших количествах применялись тепловизоры. В ходе боев было грамотно организованно взаимодействие между штурмовыми группами и артиллерией, а также танками,которые эффективно использовались для подавления огневых точек противника. Отдельно стоит сказать о работе артиллеристов."Бог войны" является одним из ключевых факторов в войне на Донбассе.Артиллеристы ВСН сумели по всем параметрам переиграть оппонентов из ВСУ, грамотно вели контрбатарейную борьбу и оказывали огневую поддержку штурмовых групп.Именно заградительный артиллерийский огонь сорвал большинство атак ВСУ, во многом решив исход противостояния,нивелировав тем самым численное превосходство противника в секторе. Фактически, штурмовавшие аэропорт "Восток","Спарта" и "Сомали" уже не являлись иррегулярными формированиями ополченцев, это были уже скорее элитные штурмовые подразделения регулярных войск. Надо признать,что подобный качественный рост коснулся не всех формирований ВСН, в штурме аэропорта участвовали наиболее подготовленные подразделения республики. До регулярной армии было еще далеко, и последующая операция под Дебальцево выявило множество проблем в военном строительстве республик. Тем не менее, бои за аэропорт закончились полной победой подразделений ДНР. Объект, многие месяцы бывший костью в горле республики, был занят, кроме того в ходе боев были обескровлены наиболее боеспособные подразделения ВСУ, гибель "киборгов серьезно деморализовало украинское общество. Взятие аэропорта являлось пожалуй самой крупной моральной победой ВСН над противником. Это был своеобразный реванш за разгром при первом неудачном штурме 26 мая 2014 года, когда погибли десятки бойцов, в том числе около 30 добровольцев из РФ. Миф о непобедимых "киборгах" был
развеян.

249

Извиняюсь, если боян, но в тему:
https://iz.ru/683387/nikolai-surkov-ale … ogo-tarana

В ближайшие полгода в составе каждой армии появится инженерно-саперный полк, ориентированный, помимо стандартных задач, на штурмовые действия в городах, скрытное минирование и быструю очистку местности от вражеских взрывных устройств. Это делается на основе опыта, полученного российскими военными в Сирии. По мнению экспертов, в городах без хорошо подготовленных и оснащенных инженерно-саперных частей невозможно вести успешные боевые действия.

В ближайшее время во всех армиях появятся принципиально новые инженерно-саперные части. Они будут оптимизированы для решения задач штурма и разграждения, разминирования передовой, скрытного минирования. В их составе будут штурмовые роты, подразделения саперов-спецназовцев, роты роботов и беспилотников.

Первый полк нового штата будет сформирован в 2018 году и войдет в состав 8-й общевойсковой армии. Всего создаются минимум четыре такие восковые части. В дальнейшем на новый штат планируется перевести другие полки Инженерных войск (по меньшей мере шесть).

Сейчас в составе инженерно-саперных полков имеются батальоны саперов, дорожников, понтонеров и специалистов по инженерным заграждениям и сигнализации. В ходе реформы численность дорожно-мостостроительных и понтонных подразделений будет сокращена, зато появятся штурмовики и саперный спецназ.

Одетые в броню штурмовые саперы будут обеспечивать расчистку пути для наступающей пехоты — уничтожать заграждения и долговременные огневые точки, взрывать здания. Спецназ займется скрытным минированием объектов в тылу противника и устройством минных засад. Больше станет и обычных саперов, чтобы обеспечить оперативную очистку местности от установленных противником фугасов, мин и самодельных взрывных устройств.

Как сообщали ранее «Известия», по замыслу Минобороны в состав окружных бригад войдут батальоны саперов-штурмовиков, а армейские полки пополнятся ротами. Предполагается, что формирование и боевое слаживание новых штурмовых подразделений займет несколько лет. Офицеров «инженерного спецназа» начали готовить на базе Тюменского высшего военно-инженерного училища только в 2014 году. А в 2015-м специальные курсы для сержантов и рядовых открылись в окружных учебных центрах.

250

maxim написал(а):

В ближайшее время во всех армиях появятся принципиально новые инженерно-саперные части. Они будут оптимизированы для решения задач штурма и разграждения, разминирования передовой, скрытного минирования. В их составе будут штурмовые роты, подразделения саперов-спецназовцев, роты роботов и беспилотников.

Начинал служить в инженерно-штурмовом батальене в начале 90х . Круто звучало. Только на деле техника у нас была ПТСки и ГСПшки  и "штурмовать" мы должны были водные преграды. Да и то в скорости расформировали нас в пантонеры. Рад, что роль инженеров повышается...

251

Подробности штурма Кенигсберга и Берлина. Выпукло видна огромная роль артиллерии (в том числе работающей прямой наводкой) в продвижении штурмовых групп и снижении потерь пехоты. Бронетехника также важна, но применялась менее широко - видимо от недостатка танков и САУ, особенно с крупнокалиберным вооружением. При стрельбе прямой наводкой намного эффективнее использовать самоходную бронированную машину, чем на руках катать по простреливаемым улицам за 200 метров от противника тяжеленную 152-203 мм гаубицу. 
http://flibusta.is/b/407158/read#t39

Это про Кенгсберг:

Несколько слов стоит сказать и об артиллерии 31-й гвардейской стрелковой дивизии (16-го гвардейского стрелкового корпуса), наступавшей в районе форта № IX.

К началу наступления на Кёнигсберг дивизия имела в своем составе 4528 человек и на вооружении, кроме винтовок и автоматов, 105 ручных и 53 станковых пулемета, 45-мм орудий – 23, 82-мм минометов – 45, 120-мм минометов – 14, 76-мм полевых пушек – 6, 76-мм дивизионных пушек – 32 и 122-мм пушек – 10.

В состав дивизии входили: 95, 97-й и 99-й гвардейские стрелковые полки, 64-й гвардейский артиллерийский полк и 36-й отдельный гвардейский самоходно-артиллерийский дивизион. В каждом стрелковом полку было по три стрелковых батальона, в каждом батальоне – по две стрелковые роты. Стрелковые роты имели по 60–65 человек личного состава.

Из средств усиления дивизии были приданы батарея тяжелого самоходно-артиллерийского полка (четыре САУ-122), истребительно-противотанковый артиллерийский полк, минометный полк, гаубичный артиллерийский полк, две батареи корпусного артиллерийского полка, батальон штурмовой инженерно-саперной бригады, отдельный моторизованный противотанковый огнеметный батальон и взвод отдельного батальона ранцевых огнеметов.

Во время атаки дивизии дополнительно должны были поддерживать минометный полк и дивизион пушечной артиллерийской бригады. Кроме того, в полосе дивизии должна была действовать артиллерия из состава корпусной и армейской артиллерийских групп.

Таким образом, в полосе дивизии было сосредоточено 252 орудия и миномета калибром 76 мм и выше, что позволяло иметь плотность 126 орудий и минометов на 1 км фронта. С учетом артиллерии армейской артиллерийской группы плотность повышалась до 140 орудий и минометов.

Если вспомнить 1941 год, то о такой огневой мощи не мог мечтать ни один корпус, да и не всякая армия.


43-я армия действовала против фортов № V, Va, VI и VIIIa. Командующий армией генерал-лейтенант А. П. Белобородов писал: «В каждой дивизии первого эшелона были созданы два штурмовых отряда (усиленные стрелковые батальоны) и четыре штурмовые группы (усиленные стрелковые роты). Что представлял собой штурмовой отряд? Он состоял из трех стрелковых рот (180 человек), пулеметной и минометной рот (еще 70 человек), а всего в нем насчитывалось 250 бойцов и офицеров. Из огневых средств помимо пулеметов отряд имел 21 орудие различных калибров (от 76 до 152 мм), около 60 минометов (калибры – от 82 до 160 мм), 9 танков и самоходно-артиллерийских установок. В общей сложности это 90 артиллерийско-минометных стволов, или по одному стволу на каждых двух стрелков. Внушительные цифры!


А вот про Берлин:

Всего же в ходе Берлинской операции артиллерия трех фронтов израсходовала 5 529 360 снарядов и мин всех калибров (2-й Белорусский фронт – 904 050, 1-й Белорусский фронт – 3 005 050, 1-й Украинский фронт – 1 620 260). Среднесуточный расход боеприпасов всей артиллерии, участвовавшей в операции, составил 250 тысяч снарядов и мин. Это самый высокий среднесуточный расход боеприпасов в операции за все время Великой Отечественной войны. Кроме того, полевая реактивная артиллерия трех фронтов израсходовала 372 230 мин всех калибров (2-й Белорусский фронт – 88 501, 1-й Белорусский фронт – 134 729, 1-й Украинский фронт – 149 000). В Берлинской операции участвовало 1 906 200 советских солдат и офицеров. Из них погибли 78 291 человек, а санитарные потери составили 274 184 человека.


Рассмотрим несколько примеров действия советских штурмовых групп. В одном из домов на Левештрассе в Берлине атакующее стрелковое подразделение овладело первым этажом здания, а на верхних этажах закрепились немцы, оказывавшие ожесточенное сопротивление. Наша пехота оказалась вынужденной оставить дом. Тогда саперы под прикрытием огня орудий, стрелявших прямой наводкой, подтащили тол и взорвали дом, похоронив под его развалинами остатки вражеского гарнизона.

В другом случае штурмовая группа получила задачу, действуя из района перекрестка улиц Фриденштрассе и Лансбергштрассе, выйти на Александерплац. Перекресток улиц перекрывался мощной каменной баррикадой, а главные здания были превращены противником в сильные опорные пункты.

Группа состояла из 80 автоматчиков и стрелков, усиленных четырьмя танками, четырьмя 45-мм пушками, шестью 76-мм дивизионными пушками, двумя 152-мм гаубицами, одной 203-мм гаубицей, четырьмя 82-мм и четырьмя 120-мм минометами.

В течение ночи подвезли 203-мм гаубицу и поставили ее против баррикады, а для 76-мм и 152-мм орудий подготовили позиции на удалении 150 м от противника.

В 6 ч 30 мин утра артиллерия с закрытых огневых позиций произвела 20-минутный огневой налет по ближайшей глубине этого района.

С началом огневого налета артиллерии с закрытых огневых позиций орудия, выделенные для стрельбы прямой наводкой, выдвинулись на открытые огневые позиции для разрушения зданий и баррикады.

В течение 20 минут баррикада была разрушена, а пехота овладела угловыми зданиями.

Вслед за пехотой в пролом, образованный в баррикаде, вошли танки и артиллерия. Орудия перемещались попарно, взаимно прикрывая друг друга огнем. К исходу дня задача, поставленная штурмовой группе, была выполнена.

25 апреля 1945 г. при наступлении наших штурмовых групп по Варшауэрштрассе в Берлине противник, засевший в нескольких прочных каменных зданиях, расположенных на этой улице, сильным пулеметным огнем преградил путь нашей наступавшей пехоте.

В начале боя огонь по огневым точкам противника, укрытым в домах, вела артиллерия, входившая в состав штурмовых групп.

Однако огонь этих орудий положительных результатов не дал. Даже 122-мм гаубица оказалась не в состоянии разрушить прочной кладки каменных зданий. Тогда для разрушения зданий, где укрепился противник, были выдвинуты для ведения огня прямой наводкой четыре 203-мм гаубицы. Огнем этих гаубиц с дальности 200 м в течение нескольких минут было разрушено 11 зданий и уничтожено 20 находившихся там станковых пулеметов.

В другом случае при наступлении наших войск по Блюменштрассе дорогу нашим подразделениям преградил огонь крупнокалиберного пулемета из подвала шестиэтажного здания. Под прикрытием огня автоматов и пулеметов удалось выкатить на прямую наводку 152-мм гаубицу и установить ее в 150 м от здания, откуда противник вел огонь.

Четырьмя выстрелами из 152-мм гаубицы подвал был полуразрушен и засыпан обвалившейся стеной, после чего наша пехота получила возможность продолжать наступление.

Довольно часто орудия крупных калибров применялись для стрельбы прямой наводкой не только потому, что необходимо было разрушить прочные дома и сооружения, превращенные немцами в опорные пункты. С первых же дней боев в Берлине артиллерия оказалась не в состоянии поддерживать огнем стрелковые подразделения с закрытых огневых позиций, так как этому препятствовали высокие здания, мешавшие ведению огня по укрытым в зданиях огневым точкам, почти полная невозможность наблюдать за разрывами снарядов, а также то, что в этих условиях огонь по целям, находившимся в непосредственной близости от наступавшей пехоты и танков, мог привести к поражению своих войск. Поэтому артиллерия вела огонь с закрытых огневых позиций только по целям, расположенным в глубине обороны противника. По целям же, мешавшим продвижению штурмовых групп, артиллерия вела огонь прямой наводкой с открытых огневых позиций.

В отдельных случаях для ведения огня прямой наводкой одновременно применялось довольно большое количество орудий крупных калибров. Так, в одной из армий, действовавших в Берлине по нескольким улицам на фронте около 3 км, на прямую наводку, кроме артиллерии, входившей в состав штурмовых групп, было выдвинуто 14 203-мм гаубиц, 34 152-мм пушки и 12 152-мм гаубиц.

Огонь этих орудий был очень действен. Наряду с этим выявился ряд трудностей, связанных с применением орудий крупных калибров для ведения огня прямой наводкой на улицах городов. Особенно большую трудность представляла подготовка огневых позиций, на которую требовалось много времени.

Обычно занятию огневых позиций для ведения огня прямой наводкой предшествовала длительная и тщательная разведка. Огневые позиции, как правило, занимались ночью или под прикрытием дымов и лишь в отдельных случаях в светлое время суток, когда этого требовала обстановка на данном участке.

Трудность выбора огневых позиций для стрельбы прямой наводкой заключалась в отсутствии подъездных путей, так как большая часть улиц, особенно при овладении Берлином, была завалена обломками разбитых и взорванных зданий. На улицах же с более доступной проезжей частью устанавливать орудия крупного калибра было не всегда возможно, так как создавалась угроза образования пробок. В этом случае танки, самоходно-артиллерийские установки и артиллерия малых калибров вынуждены были бы останавливаться позади орудий крупных калибров, стоящих на огневых позициях, так как в ряде случаев объездных путей не было.

Обычно орудия крупного калибра выдвигались на позиции для стрельбы прямой наводкой лишь после того, как обнаруживалось, что артиллерия, входившая в состав штурмовых групп, не могла разрушить какое-либо прочное здание, укрепленное противником и мешавшее продвижению наших войск. Поэтому часто орудиям крупных калибров приходилось занимать огневые позиции позади артиллерии штурмовых групп.

Такое положение было невыгодно потому, что при стрельбе тяжелых орудий все орудийные расчеты легких орудий, находившихся впереди тяжелых орудий, огня вести не могли; они оставляли свои орудия и укрывались на этот период в развалинах зданий.

Для орудий крупных калибров, привлекавшихся к стрельбе прямой наводкой с целью разрушения отдельных зданий и сооружений, орудийные расчеты в большинстве случаев не производили специального инженерного оборудования огневых позиций. Иногда 203-мм орудия устанавливались за кирпичными стенами, в которых для ведения огня пробивались амбразуры или делались проломы.

Занимая огневые позиции, расчеты 203-мм орудий ограничивались только закреплением бруса. Котлованы не рылись, так как на городских улицах, покрытых асфальтом или камнем, с каменным или бетонным основанием под покрытием, рытье котлована требовало огромной затраты труда, а главное – времени. При наличии времени принимались меры маскировки.

Опыт многочисленных уличных боев, протекавших в самых различных условиях обстановки, показал, что при использовании артиллерии крупных калибров для ведения огня прямой наводкой необходимо было выделять средства для прикрытия орудий и их расчетов. Ввиду того что действия артиллерии, поставленной на прямую наводку, ведутся в интересах пехоты и в интересах общевойскового боя, выделение боевого прикрытия непосредственно из боевых порядков пехоты должно было быть постоянной заботой не только артиллерийских, но и общевойсковых командиров, на участках которых применялись эти орудия. Однако делалось это далеко не всегда.

Выделять прикрытие для артиллерии, особенно крупных калибров, приходилось не только на время занятия орудиями огневых позиций и ведения огня, но и на период после стрельбы. Эта необходимость вызывалась тем, что на улицах Берлина большинство тяжелых орудий, привлекавшихся для стрельбы прямой наводкой, некоторое время после стрельбы оставалось на открытых огневых позициях в непосредственной близости к противнику, который стремился обстреливать их ружейно-пулеметным и автоматным огнем и огнем фаустпатронов.

Противник широко использовал для ведения огня окна и двери домов, слуховые окна на чердаках и крышах. Произведя несколько выстрелов из одного окна, вражеские пулеметчики, автоматчики или «фаустники» переходили к другому окну и оттуда открывали огонь по нашим наступавшим подразделениям.

Таким образом, получалось, что, пока расчет подготавливал свое орудие к открытию огня по обнаруженным целям, последние меняли свое место и открывали огонь из других окон. В этих случаях требовалось не поражение отдельных целей, обнаруженных в здании, а разрушение всего здания. Как показал опыт уличных боев, особенно в таких городах, как Будапешт, Берлин, наилучшим средством подавления и разрушения прочных опорных пунктов оказались орудия крупных калибров, особенно 203-мм гаубицы.

Снаряды этих орудий весом 146 кг при разрушении даже самых прочных сооружений показали высокую эффективность.

Так, на одной из улиц Берлина противник укрепился в здании, имевшем круглую форму, с толщиной стен до 1,5 м. В течение длительного времени по этому зданию вели огонь 152-мм орудия, но разрушить его не могли. Разрушить же это сооружение было необходимо как можно быстрее, так как засевшие в нем пулеметчики и автоматчики противника своим огнем задерживали продвижение целого батальона.

К разрушению этого здания, превращенного противником в опорный пункт, было решено привлечь батарею 203-мм орудий. Десятью выстрелами 203-мм гаубицы, подвезенной к цели на расстояние 250 м, здание было частично разрушено и подожжено. Штурмовая группа ворвалась в горящее здание и полностью уничтожила укрепившегося в нем противника.

В другом случае на одной из улиц Берлина, в его центральной части, наши наступавшие войска, несмотря на решительные действия, не смогли выбить противника из ряда прочных зданий, превращенных противником в сильные опорные пункты. Здания были старинной кладки, с гранитной облицовкой нижних этажей. Выдвинутые на прямую наводку 122-мм гаубицы, входившие в состав штурмовых групп, вели огонь по этим домам, но разрушить их не могли.

Тогда задача по разрушению этих зданий была поставлена командиру батареи 203-мм гаубиц. Выдвинув орудия на открытые позиции, командиры орудий открыли огонь. Выпустив 62 снаряда, батарея разрушила семь каменных зданий, приспособленных противником к длительной обороне. В этих домах огнем артиллерии было уничтожено семь станковых пулеметов; кроме того, под обломками рухнувших верхних этажей было погребено, по показанию уцелевших солдат, захваченных в плен, более 120 немецких солдат и офицеров.

Дальность стрельбы 203-мм гаубиц не превышала в данном случае 200 м. Наводка орудий производилась в средние этажи зданий, так как вести огонь по подвалам и нижним этажам, откуда противник вел огонь по нашим подразделениям, не позволяли груды развалин, заваливших улицы.

Дальность стрельбы орудий крупных калибров, выдвигаемых для стрельбы прямой наводкой в уличных боях, особенно – в боях за Берлин, в большинстве случаев составляла 150–300 м и лишь в отдельных случаях достигала 500–600 м. При стрельбе с таких дальностей 203-мм снаряды пробивали любую стену зданий и сооружений, разрывались внутри здания, нередко вызывали пожары и уничтожали все живое, находившееся на этажах.

В боях за Берлин части реактивной артиллерии использовали богатый опыт, приобретенный ими в боях за Познань, который заключался в стрельбе прямой наводкой одиночными снарядами М-31, М-20 и даже М-13.

На первый взгляд такой способ ведения огня может показаться примитивным, но тем не менее результаты его оказались весьма значительными. Стрельба одиночными реактивными снарядами в ходе боев в таком огромном населенном пункте, как Берлин, нашла самое широкое применение.

Для ведения такого огня в гвардейских минометных частях создавались штурмовые группы. Состав группы был примерно следующий: офицер – командир группы, электротехник, 25 сержантов и солдат для штурмовой группы М-31 и 8–10 – для штурмовой группы М-13.

Для обеспечения действий пехоты каждому стрелковому батальону (полку) придавалась одна штурмовая группа реактивной артиллерии, выполнявшая задачи, которые ей ставил командир общевойсковой штурмовой группы.

Обычно штурмовые группы реактивной артиллерии разрушали и сжигали каменные дома и сооружения, в которых располагались огневые средства и живая сила противника, проделывали проходы для пехоты в каменных домах и стенах.

Действия штурмовых групп реактивной артиллерии, как правило, сводились к следующему. Получив задачу на разрушение объекта, командир группы выбирал огневую позицию на возможно близком расстоянии от цели (чаще всего в доме, расположенном против цели); снаряды располагались на подоконниках, в проемах окон, балконных дверей и т. п. Дальность стрельбы колебалась в пределах 50–200 м; в отдельных случаях огонь велся на дальность около 400 м.

После выбора удобной огневой позиции к ней подвозились или вручную подносились снаряды; их укладывали на подоконники в горизонтальном положении, если цель была ниже уровня огневой позиции, а дальность стрельбы не превышала 100 м, или придавали им некоторый угол возвышения, в зависимости от дальности стрельбы, если цель находилась на одном уровне с огневой позицией или выше ее и дальность стрельбы была более 100 м. Направляющая прикреплялась головной частью к подоконнику, а хвостовой частью к предмету, который служил подставкой для придания снаряду нужного угла возвышения.

В некоторых случаях огонь реактивными снарядами вели со станков, сделанных по образцу рам М-31, но приспособленных только для двух снарядов. Для стрельбы снарядами М-20 использовали направляющие от реактивных установок М-13.

После установки снарядов для производства выстрела использовали специально смонтированную электропроводку для одиночной стрельбы.

Источником питания обычно служили или подрывная машинка ПМ-2, или батарея «Бас-80».

Перед стрельбой из комнаты, временно превращенной в огневую позицию, убирали вещи, которые могли легко воспламениться при выстреле.

Личный состав штурмовой группы уходил в другое помещение, за капитальную стену или вовсе покидал здание на время выстрела.

В силу того, что подготовка к стрельбе реактивными снарядами производилась фактически на глазах у противника, на расстоянии 50–200 м, для прикрытия штурмовых групп реактивной артиллерий выделялось 10–12 автоматчиков из состава того же дивизиона, что и штурмовая группа. Из одной комнаты делали один-два выстрела.

В тех случаях, когда стрельба из окон дома в силу сложившейся обстановки была невозможна, стреляли со станков М-31 с огневой позиции, выбранной на удалении 400–600 м от цели, подлежавшей разрушению.

Были случаи, когда в зданиях находили реактивные снаряды противника и использовали их для уничтожения его очагов сопротивления.

При стрельбе на дальность 100–150 м снаряд М-31 при встрече с преградой под прямым углом пробивал кирпичную стену толщиной до 80 см.

Так, в бою за Берлин на Линденштрассе и Комендантенштрассе необходимо было выбить противника из углового здания. Для уничтожения противника, укрепившегося в этом здании, решено было использовать реактивные снаряды М-31.

Огневые позиции для стрельбы реактивными снарядами были выбраны в здании, находившемся от цели на удалении 150 м. Три снаряда были уложены в оконных проемах второго этажа. Плоскость стрельбы относительно фронтальной стенки здания, по которому готовился огонь, находилась под углом 40–45°; толщина стен здания была около 50 см. Реактивные снаряды были направлены на промежуток между вторым и третьим этажами, примерно на уровне огневой позиции.

Снаряды пробили стену здания: один снаряд – на уровне третьего этажа и два снаряда – на уровне второго этажа. Разрывы реактивных снарядов произошли после проникновения их в здание. От силы взрывной волны фасад обрушился, открыв внутренность здания. Межкомнатные перегородки прилегающих комнат и межэтажные перекрытия обвалились. Противник, оборонявший здание, был полностью уничтожен. После залпа пехота легко овладела зданием.


Немного о советской артиллерии в целом:

Советская артиллерия начала войну, имея 19,9 тысячи минометов, 47,8 тысячи орудий и 8,6 тысячи зенитных орудий, а закончила с 118,6 тысячи минометов, 91,6 тысячи орудий, 31 тысяч зенитных орудий, а также с 6 тысячами пусковых установок реактивной артиллерии.

В ходе войны мы потеряли 124,6 тысячи минометов, 117,1 тысячи орудий, 10,8 тысячи зенитных орудий и 4,8 тысячи пусковых установок реактивной артиллерии.

Соответственно поставки от промышленности составили 223,3 тысячи минометов, 160,9 тысячи орудий, 33,3 тысячи зенитных орудий и 10,8 тысячи пусковых установок реактивной артиллерии.

Вес залпа всей ствольной артиллерии сухопутных войск к концу войны был равен 1159 т, из которых на долю артиллерии РВГК приходилось 597 т (52 %), а на долю войсковой артиллерии – 562 т (48 %). С учетом же реактивной артиллерии вес залпа артиллерии РВГК превосходил вес залпа войсковой артиллерии в 5,2 раза (4411 т против 845 т).

В ходе войны советское командование разработало стратегию и тактику массированного применения артиллерии в наступательных операциях на главных направлениях.

В 1943–1945 гг. фронты израсходовали на цели прорыва от 40 до 85 % всей своей артиллерии. В этот период в маневре артиллерии из Ставки на фронт (фронты), из фронта на фронт и внутри фронтов одновременно вовлекалось от 150 до 500 и более артиллерийских полков на расстояния от 150 и до 400 и более километров в сроки от 3–4 до 8–10 дней. Некоторые крупные артиллерийские соединения перебрасывались с одного крыла советско-германского фронта на другое (маневр в июне 1944 г. 7-го адп с юга Украины из 4-го Украинского фронта на север на Карельский фронт, осуществленный за 8 суток).

Отредактировано Шестопер (2018-02-01 11:13:53)

252

http://s9.uploads.ru/t/Nb8wY.jpg

В инженерно-штурмовых подразделениях начали появляться первые образцы тактикулизации. Например ранец пулеметчика "Скорпион".

А вот прикладов подготовленных для стрельбы  с опущенным забралом нет до сих пор...

253

Тоннели боевиков под Восточной Гутой (видео):
https://colonelcassad.livejournal.com/4093501.html
Тоннели достаточно крупные для движения по ним автотранспорта.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Проекты, идеи участников » Инженерно-штурмовые подразделения: экипировка, оружие, техника