СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Торпеды

Сообщений 991 страница 1000 из 1000

991

публикации давнишние, но актуальные

Создание миниоружия для подводных лодок.
Ефимов О.И., к.т.н., профессор. Красильников Е.П., к.т.н., доцент (СПб Государственный Морской технический университет). Юрин В.Ф., зам. главно�
В принятой концепции развития глубоководных сил и средств РФ на период до 2021 года к числу важнейших отнесена проблема военной безопасности нашего государства. В частности, речь идет о поддержании военно-морского, научно-технического и промышленного потенциалов на уровне, обеспечивающем эффективное противодействие современным угрозам - прежде всего распространению сферы подводной борьбы на все пространство Мирового океана.
Эта борьба предопределяет существенное расширение функциональных возможностей подводных лодок, в том числе неатомных ПЛ, которые сегодня по кругу решаемых боевых задач приближаются к многоцелевым атомным. Выполнение этих задач требует значительного увеличения количества носимого оружия - по некоторым оценкам до 10 раз. Возможности для реализации этих требований связаны с применением новых архитектурно-конструктивных типов ПЛ, созданием новых систем хранения и пуска оружия, а также образцов оружия с уменьшенными массогабаритными характеристиками.
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ
И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
Одним из перспективных направлений развития торпедно-ракетного вооружения (ТРВ) и самообороны (СО) является использование в составе ПЛ сменных унифицированных модулей «полезной нагрузки», размещаемых вне прочного корпуса, применение которых создает дополнительные возможности для дальнейшего повышения боеспособности и безопасности ПЛ. Под «полезной нагрузкой» понимается широкая номенклатура боезапаса различного назначения: торпеды, ракеты, мины, средства самообороны (СО), подводные аппараты и т.п.

Создание перспективной многоцелевой неатомной ПЛ с набором сменных унифицированных модулей «полезной нагрузки», размещаемых вне прочного корпуса, предопределяет последовательное решение ряда взаимосвязанных задач в триаде «оружие - транспортно-пусковой модуль - ПЛ», и, в первую очередь, создание подводного оружия с уменьшенными массогабаритными характеристиками.
В этом направлении наибольший прогресс в мире на сегодня наблюдается в разработке подводного оружия малых калибров (10 и менее дюймов) для средств самообороны.
Многие современные системы СО используют многоствольные пусковые установки, аналогичные противоракетным системам. Они, как правило, располагаются вне прочного корпуса ПЛ, не влияют на маневренные характеристики ПЛ, имеют малое время реакции и обеспечивают малозаметность применения оружия.
Важной составляющей системы СО ПЛ являются приборы противоторпедной защиты (ПТЗ). По своему функциональному назначению ПТЗ подразделяются на две основные группы: приборы помех и ложные цели. Первые обычно определяются как приборы, способные генерировать сигналы, предназначенные для маскировки эхо-сигнала цели, «заглушения» приемного тракта системы самонаведения и «обмана» торпеды. Ложные цели - это приборы, способные принять активный импульс от торпедной ГСН и генерировать ответный сигнал, предназначенный также для «обмана» торпеды.
Известно, что рабочий диапазон частот и энергетический потенциал средств ПТЗ, особенно дрейфующих, определяются, главным образом, их массогабаритными характеристиками и, прежде всего, диаметром (калибром).

В настоящее время наиболее распространенными калибрами для дрейфующих средств ПТЗ в зарубежных ВМС являются: 76-, 80- и 127-мм (в США); 102- мм (в Великобритании и ФРГ); 76-мм (в Италии).
Самоходные средства ПТЗ являются сегодня, а также в обозримом будущем, наиболее эффективным и распространенным типом средств СО ПЛ. В ряду малогабаритных самоходных средств ПТЗ зарубежных ВМС можно отметить калибры: 152, 203 и 252 мм (в США); 324 и 203 мм (в Великобритании); 100-мм (в Израиле), 124 мм (в Италии и Германии) и др.
Наибольшее распространение в ряде стран получило оружие ближней зоны самообороны на базе миниторпед калибра 5 дюймов. Так, например, Итальянской фирмой «Whitehead Alenia» на базе торпеды A200 создано более 12 видов сверхмалого подводного оружия.
Аналогичные разработки выполнены немецкой «STN Atlas Electronik» на базе миниторпеды «Sea Pike».
По утверждению разработчиков некоторые из модифицированных образцов могут применяться на мелководье и в ближней зоне самообороны как оружие противолодочной обороны (ПЛО).
Эти примеры свидетельствуют о том, что возник и бурно развивается за рубежом новый вид оружия - сверхсверхмалые подводные снаряды и комплексы различного назначения. Не являясь альтернативой существующему оружию, это сверхмалое оружие дополняет его, повышая эффективность решения поставленной задачи, а учитывая дешевизну образцов, еще и снижая затраты на их решение.

верхмалые подводные снаряды и комплексы различного назначения. Не являясь альтернативой существующему оружию, это сверхмалое оружие дополняет его, повышая эффективность решения поставленной задачи, а учитывая дешевизну образцов, еще и снижая затраты на их решение.
На базе торпед А200 и Sea Pike с 1998 г. фирмы HDW (Германия) и Whitehead Alenia Sistemi Subacquei (Италия) ведут совместную разработку системы противоторпедной защиты ПЛ CIRCE - Containerised Integral Reaction Coun-termeasures Effectors. Предполагается, что эта система, интегрированная в автоматизированную систему боевого управления, будет находиться в постоянной готовности независимо от выполняемых ПЛ задач и не будет накладывать никаких ограничений на перемещения ПЛ. В настоящее время уже ведется серийное производство системы

Система CIRCE впервые будет установлена на ДПЛ типов 212 и 212А ВМС Германии и Италии. Кроме того, она производится для ПЛ типов 214 ВМС Греции и 209 ВМС Южной Африки. Заинтересованность проявляют также и ВМС других стран, учитывая тот факт, что она может устанавливаться как на строящиеся, так и на переоборудуемые ПЛ.
Конфигурация системы может быть легко изменена для удовлетворения требований различных потребителей.
Предусматриваются три режима работы системы: нормальный, локальный и эксплуатационный. В нормальном режиме на блок дистанционного управления поступает информация об обнаружении торпедной угрозы и параметрах движения торпеды (пеленге и дальности), с учетом которых производится расчет оптимального контрманеврирования ПЛ и приводится в действие система пуска средств противодействия. В свою очередь с блока дистанционного управления на центральном посту ПЛ передается информация об использовании средств противодействия для построения полной картины тактической обстановки.

Локальный режим рассматривается как аварийный, когда выходит из строя автомат. Тактика и все операции осуществляются вручную.
Эксплуатационный период предусматривает погрузку и выгрузку пускового контейнера и проведение регламентных проверок.
Вместе с этим оружие, созданное на базе калибра 5 дюймов, является оружием ближней зоны самообороны ПЛ. Для повышения эффективности подводной борьбы и расширения зоны самообороны созданы также образцы оружия на базе калибра 10 дюймов: MOCC MK 57, МК 70 и др.
НАШИ ВОЗМОЖНОСТИ
Как отмечалось выше, создание подводного миниоружия обусловлено необходимостью повышения боевых возможностей и устойчивости ПЛ с «компенсацией» слабых сторон традиционного оружия большим количеством сверхмалых его образцов.
Последнее обстоятельство выдвигает и делает актуальной задачу создания системы сменных взаимозаменяемых забортных модулей вооружения для неатомных ПЛ, ориентированных, в том числе, и на использование перспективных сверхмалых образцов подводного оружия.
Предлагаемый архитектурно-конструктивный подход выбора взаимозаменяемых модулей вооружения ПЛ использует основной (первого уровня) «стандартизированный объем», который может занимать, например, сменный модуль с оружием калибра 530 мм (21 дюйм). Модули с оружием меньшего калибра должны быть сконфигурированы как модули «вставил, и веди боевые действия», интегрированные в системы ПЛ, используя стандартизированные механические и электрические устройства сопряжения (интерфейсы).
Реализация такого подхода при проектировании ПЛ позволит достичь максимальной гибкости в ее эксплуатации, экономии в поставках и строительстве, в темпах усовершенствования и модернизации.
При горизонтальном размещении модулей или небольших углах наклона в межбортном пространстве или ограждении рубки ПЛ определяющим размером является поперечное сечение, что предопределяется максимальным калибром предполагаемого состава оружия.
Таким образом, для размещения модуля первого (рис.5,a) уровня с учетом конструктивного исполнения требуется объем: XЧXЧL1 , где L1 - длина модуля:
a) модуль 1 уровня;
б) модули 2 уровня;
в) модули 3 уровня;
г) комбинированный модуль (вариант).

http://www.ozakaz.ru/images/no0017/20_5.gif

Разделив поперечное сечение на четыре части, получаем ограничения на размеры модулей второго (рис.5,б) уровня кратности: X/2ЧX/2ЧL2. Если за модуль 1 уровня принят калибр 21 дюйм, то модуль второго уровня будет соответствовать калибру 10 дюймов, размеры модулей третьего (рис.5,в) уровня кратности будут соответствовать - Х/4ЧX/4ЧL3 (калибр 5 дюймов).
Анализ полученного ряда калибров показывает, что большая часть зарубежных разработок миниоружия для использования на ПЛ хорошо «укладывается в эти рамки». В табл.1 сведены массогабаритные характеристики известных образцов вооружения.
Аналогичные структуры взаимозаменяемых модулей вооружения можно построить, используя в качестве «стандартизированного объема» другой базовый типоразмер оружия, например оружие калибра 324 мм.
Конфигурация сменного модуля должна включать оружие (или набор оружия) и интегрируемую в модуль систему его предстартовой подготовки и пуска, т.е. сменный модуль, как правило, должен быть построен по типу транспортно-пускового контейнера.

http://www.ozakaz.ru/images/no0017/20_5.gif
http://www.ozakaz.ru/images/no0017/20_6.gif

С применением системного подхода и на основании часто встречающихся тактических ситуаций должны быть разработаны тактико-технические характеристики и основные требования к сменным модулям миниоружия для их использования различными носителями. На этапе концептпроекта создание семейства подводных снарядов целесообразно начать с базовых образцов, содержащих компоненты других видов оружия, обеспечивающих решение задач противолодочной, противоторпедной, противоминной, противодиверсионной и т.п. борьбы.
Учитывая низкую стоимость образцов сверхмалого оружия на стадии серийного производства нескольких модификаций, их создание в современных условиях экономически оправданно, т.к. такое оружие позволяет формировать боекомплект носителя применительно к задачам предстоящего боепохода. При этом миниоружие во многих случаях даст возможность достигать поставленные цели самостоятельно с экономией дорогостоящих образцов оружия больших калибров.
Богатый опыт зарубежных ВМС по созданию эффективного миниоружия для решения разнообразных задач, стоящих перед системами самообороны ПЛ, заслуживает самого пристального внимания. И это особенно важно сегодня, когда идет интенсивное сокращение отечественных подводных сил, а стоимость строительства новых, модернизации и эксплуатации остающихся в строю ПЛ становится чрезвычайно высокой.
В условиях постоянного совершенствования зарубежными ВМС противолодочных сил и средств изучение иностранного опыта с целью решения проблем достижения высокой боевой устойчивости отечественных ПЛ при решении задач защиты морских рубежей страны особенно актуально.

http://www.ozakaz.ru/index.php/articles … 2011-18-27

992

март 2008г.

НАС ПОСЧИТАЛИ. НАШ НОМЕР 31-Й…
Капитан 2 ранга А.Ю.Пылаев
Повод искать место в переполненном журнале для этой реплики был формально приятным. Меня пригласили посетить 16 апреля международный семинар-презентацию, организуемый компанией SAFT (Франция) по теме «Литий-ионные системы питания для больших подводных аппаратов».
Планируемые докладчики: Бертран Дотфей (директор по продажам, космос и оборонительные системы, SAFT) и Ален Коаду (менеджер по новым оборонительным системам, SAFT).
В приглашении поясняется, что «SAFT осуществляет поставки систем питания для легких и тяжелых торпед для 30 военно-морских флотов мира». А также: «В презентации обсуждаются системные литий-ионные решения для обычных и атомных подводных лодок».

Конечно, можно предположить, что французские гости организованно и при поддержке электронных средств визуализации сошли с ума. А если нет?
А если нет, то сам факт проведения в России мероприятия с таким контекстом означает постановку диагноза нашему оборонно-промышленному комплексу в той его части, которая ответственна за разработку и серийное производство систем электродвижения для торпед и подводных лодок. Формально нам предлагают встать в очередь покупателей того, что мы почти два века делали сами и поставляли на экспорт!
Включив фантазию, можно представить, как генеральный директор ОАО «Концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор» Вадим Альфредович Осипов примет вызов своих французских коллег, потратит десять минут на автомобильную поездку по городу от Концерна к месту семинара и подвергнет гостей публичному конфузу, изложив все великолепие новейших российских разработок и свежих экспортных предложений в названном секторе.
Но что-то подсказывает мне, что семинар пройдет по французскому плану. То ли эпопея с электродвижением нашей новостройки ПЛ «Санкт-Петербург», то ли статья на следующей странице.
Одно радует – производители симпатичной французской винтовки FAMAS еще не едут к нам с презентацией. То есть, с автоматом Калашникова все в порядке!

http://www.ozakaz.ru/index.php/articles … 03-28-0355

993

ЗАБОРТНЫЕ МОДУЛИ ВООРУЖЕНИЯ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК: ВОЗМОЖНЫЕ РЕШЕНИЯ

Ефимов О.И., к.т.н., профессор, Красильников Е.П., к.т.н. доцент, Шавырин И.А., Юрин В.Ф., зам. главного конструктора ЦКБМТ «Рубин».

ОТ РЕДАКЦИИ. Данный материал продолжает тему, поднятую авторами в статье «Создание миниоружия для подводных лодок» (спецвыпуск «Оборонный заказ» № 17). Сказать, что эта тема актуальна – все равно, что назвать пожар домашним огоньком. Речь идет о том, что Россия фактически УТРАТИЛА ПОДКЛАСС МОРСКОГО ОРУЖИЯ, упустила время для его разработки и, в лучшем случае, вынуждена будет «бить по хвостам».

При всех дежурных восторгах по поводу заслуг отечественного ОПК в коммерческой прессе, нам приходится констатировать, что реальную дальновидность в вопросах создания подводного миниоружия проявляет не руководство профильного концерна «Гидроприбор» и не составители Государственной программы вооружений, а ПРЕПОДАВАТЕЛИ Санкт-Петербургского Государственного морского технического университета. Сколько времени должно пройти, чтобы их не только услышали, но и поняли те, кто рассчитывает торговать на мировом рынке современным российским оружием? Ведь, кажется, для начала это оружие следует разработать и произвести?
Общая информация
Комплекс торпедно-ракетного вооружения и самообороны (ТРВ и СО) подводного или надводного корабля предусматривает использование многих видов оружия: торпед, мин, ракет различного назначения, средств противодействия оружию противника, средств самообороны и многое другое. Как правило, на подводных лодках (ПЛ) такой комплекс размещается внутри прочного корпуса и основой его являются трубные торпедные аппараты (ТА) с автоматизированной перезарядкой. Ввиду компоновочных ограничений их количество достигло естественного максимума: 6 - 8 для неатомных ПЛ и до 10 - 12 ТА, устанавливаемых на атомных многоцелевых ПЛ.
К перспективным ПЛ предъявляются требования адаптивности систем оружия применительно к решаемым задачам. Возможности для реализации этих требований связаны с созданием новых систем хранения и пуска оружия, размещением большей части пусковых установок вне прочного корпуса, использованием модульной архитектуры.
В настоящее время промышленностью накоплен определенный опыт использования модульных технических систем и систем оружия. В мировой практике кораблестроения также используется принцип модульности. Концепция ПЛ с модульной полезной нагрузкой, разрабатываемая для ВМС США, предусматривает необходимость организации межбортного пространства большого объема для установки сменных проницаемых секций с набором оружия, необходимым для выполнения конкретного задания. Речь идет о создании ПЛ качественно нового архитектурного типа, на разработку которых потребуется много лет и большие ресурсы.
Анализ архитектурного облика и конструктивного оформления однокорпусных неатомных ПЛ показывает, что размещение на них постоянных и сменных взаимозаменяемых модулей возможно лишь в отдельных районах корпуса. Количество районов, пригодных для размещения модулей на любой неатомной ПЛ, невелико, а их площади малы.
Дальнейшее качественное расширение боевых функциональных возможностей таких ПЛ и повышение их боевой устойчивости большинство зарубежных военных экспертов связывают с созданием и развитием миниоружия [1]. К его достоинствам относят, прежде всего, малую стоимость, разнообразие предназначений в рамках модификационного ряда каждого калибра, возможность размещения в малых объемах носителя их большого количества.
Это миниоружие может размещаться вне прочного корпуса и создавать дополнительные возможности для повышения боеспособности и безопасности (самообороны) ПЛ. Эти модули дополнительного вооружения по своему конструктивному исполнению могут подразделяться на постоянные, устанавливаемые на ПЛ стационарно на весь период её жизненного цикла, и сменные, устанавливаемые с помощью разъёмных соединений на определённый период эксплуатации ПЛ.
Таким образом, ближайшей перспективой развития ТРВ и СО ПЛ является создание для решения широкого круга задач многофункциональной системы размещаемых вне прочного корпуса сменных унифицированных модулей вооружения с широкой номенклатурой боезапаса на основе миниоружия .
Многофункциональная модульная система должна обладать гибкой архитектурой для размещения модулей вооружения в различных местах корабля и одновременно выполнять различные задачи. Модули вооружения формируются из транспортно-пусковых контейнеров (ТПК), которые используются как пусковые установки и транспортные контейнеры одновременно. ТПК установлены в кассеты, закрепленные на платформах в горизонтальном или наклонном положениях, и имеют механическое и электрическое сопряжение с общекорабельными системами.
Создание забортных ТПК связано с решением ряда взаимосвязанных задач, к числу которых, прежде всего, следует отнести: размещение модулей вооружения в межбортном пространстве на ПЛ; погрузка, хранение и обслуживание оружия; предстартовая подготовка; пуск и отделение оружия от носителя.
Настоящее сообщение посвящено формированию тактико-технических требований к ТПК на основе системного подхода, предусматривающегокомплексное рассмотрение и учет взаимосвязей в триаде «оружие - пусковая установка - носитель», функционирующей в единой внешней среде (рис.1).

Размещение модулей вооружения в межбортном пространстве ПЛ
Большой угрозой для ПЛ, как известно, являются легкие торпеды, сбрасываемые с авиационных носителей вблизи от ПЛ. Основным фактором противоторпедной защиты (ПТЗ) ПЛ является скорость реакции.
Реакция ПЛ на торпедную атаку состоит из двух действий: контрманевр ПЛ и использование средств противодействия. Одновременное выполнение этих действий обеспечивает ПЛ приемлемую вероятность уклонения от опасности.
Эффективность этих действий может быть повышена при размещении ТПК с учетом наиболее вероятных направлений атаки ПЛ.
При горизонтальном размещении модулей (или с небольшими углами наклона) в межбортном пространстве или ограждении рубки ПЛ определяющим размером является поперечное сечение оружия, что предопределяется его максимальным калибром. Предлагаемый архитектурно-конструктивный подход [1] выбора типа-ряда системы взаимозаменяемых модулей использует «стандартизированный объем» на базе максимального калибра, а модули с оружием меньшего калибра должны быть сконфигурированы как модули «вставил и веди боевые действия», интегрированные в системы ПЛ. То есть в одном модуле могут находиться изделия различного назначения.
Так как в большинстве случаев угроза может находиться весьма близко от ПЛ, системы ее предупреждения не способны различить «класс» угрозы в рамках жестких временных ограничений процесса ПТЗ ПЛ. Эффективность использования средств противодействия не должна зависеть от типа атакующего оружия, при этом должны учитываться все технические решения, закладываемые в существующие и перспективные средства нападения. Использование комбинированного состава оружия, сконфигурированного в модуле, может дополнить новыми возможностями систему самообороны ПЛ.
Погрузка, хранение и обслуживание оружия
Применение ТПК предполагает полное снаряжение на арсеналах модуля с изделиями, предопределяемыми задачами планируемого боепохода. Модули должны устанавливаться на ПЛ и сопрягаться с общекорабельными системами.
Следует отметить, что схемно-техническое решение подводных пусковых установок во многом определяется хранением на их направляющих оружия в течение боепохода. Здесь могут рассматриваться два основных варианта:
· «мокрое» хранение оружия, когда оно постоянно находится в жидкости (иногда в ингибиторе) под забортным давлением;
· «сухое» хранение в герметичном контейнере (в пусковой трубе), что обуславливает необходимость шлюзования оружия перед его пуском.
В ряде случаев (например, в дежурном режиме) оружие может находиться в герметичном контейнере, заполненном жидкостью при атмосферном давлении.
При реализации любого вида хранения важную роль играет конструктивное оформление отверстий (волнорезных ниш) в легком корпусе ПЛ для выхода оружия, обычно закрываемых волнорезными щитами. Для уменьшения времени реакции системы самообороны вместо волнорезных щитов могут использоваться сменные разрывные мембраны, устанавливаемые в гнездах легкого корпуса ПЛ.
В общем случае пусковая установка предназначена для отделения оружия от носителя, включая операции его шлюзования при «сухом» хранении оружия и открытия волнорезного щита, и требует соответствующего обеспечения со стороны корабля энергетикой (ВВД, гидравлика, электропитание).
Предстартовая подготовка
Хранение оружия внутри пусковой трубы предопределяет необходимость организации транзитных связей носитель - оружие в виде систем диагностики, ввода данных, телеуправления и т.д. Очевидно, что все эти взаимосвязи требуют соответствующего управления с необходимым аппаратурным оформлением.
Применительно к забортному расположению ТПК в надстройке ПЛ одним из сложных, с точки зрения обеспечения надежности, вопросов является интеграция систем пускового устройства и находящегося в нем изделия с внутрикорабельным оборудованием. В общем случае связь в триаде «изделие - пусковая установка - ПЛ» осуществляется в диалоговом режиме до выработки разрешения на пуск оружия.
Как правило команда «ПУСК» сопровождается предварительным выполнением в автоматическом режиме необратимых операций по шлюзованию изделия, обеспечению безаварийности его отделения от ПЛ и подтверждению разрешающего сигнала на включение силовых стрельбовых систем. После страгивания изделия его взаимосвязь с пусковой установкой должна быть прервана, что достигается, например, при отключении бортразъемов или путем принудительного срезания электрокабеля.
Системный подход должен охватывать также вопросы управления маневрированием миниоружием после пуска. В стандартном случае необходимая программа вводится перед пуском дистанционно, чем реализуется принцип «выстрелил-забыл».
Пуск и отделение оружия
от носителя
Основная проблема отделения заключается в следующем: необходима энергия, достаточная для того, чтобы переместить оружие из статического положения, в котором оно хранится, в динамическое положение вне ПЛ, с соблюдением требований по безопасности носителя и гарантированному выходу изделия на запрограммированную подводную траекторию его движения.
Энергетическая система пусковых установок характеризуется факторами: источником энергии, схемой преобразования энергии, способом создания выталкивающей силы, способом обеспечения бесследности выстрела.
Особенностью работы подводных пусковых установок является необходимость создания большой выталкивающей силы при сравнительно малом суммарном расходе энергии. Это накладывает существенные ограничения на выбор рациональных схем энергетических систем пусковых устройств.
Вид применяемой в них энергии оказывает существенное влияние на взаимосвязи пускового устройства и ПЛ. В общем случае, ввиду ограниченной мощности энергоисточников корабля и большой импульсной мощности пусковых устройств, в их энергосистему необходимо включать автономные накопители энергии.
Основными доступными на ПЛ источниками энергии являются: электричество; воздух высокого давления (ВВД); гидравлика высокого давления. Кроме того, можно привнести: механическую энергию путем создания соответствующих устройств; пиротехническую энергию; энергию выпускаемого оружия.
Применение электрической энергии сдерживается проблемой создания привода большой мощности и использования его в короткое время. Необходимо получать очень большие импульсные токи. Применение магнитогидродинамического эффекта также требует решения комплекса задач, прежде чем это станет реальностью.
С механической энергией - сходные проблемы: чтобы получить большую мощность и реализовать ее за то же короткое время, требуется устройство со значительными массогабаритными характеристиками. В экспериментальных устройствах используют энергию упругой деформации тел (эластомерные системы эжекции).
Применение пиротехнической энергии (пороха и т.п.) позволяет получить большую энергетическую автономность пусковых устройств при выполнении требований высокой надежности и взрыво - пожаробезопасности.
Устройство преобразования энергии может быть расположено как внутри, так и вне пусковой трубы. В числе важнейших требований к системе пуска оружия следует отметить:
· безопасность обслуживающего персонала и корабля при штатной работе оборудования и при его отказах;
· минимизация изменений физических полей корабля, что, прежде всего, относится к виброакустическим излучениям, способным демаскировать процесс подготовки и проведения атаки;
· повышение коэффициента полезного действия каждого элемента и комплекса в целом;
· простота конструктивно-технологической реализации и эксплуатации;
· адаптивность к условиям применения оружия (глубина и скорость движения ПЛ, размещение пусковых труб и т.д.).
В настоящее время существует два принципиально различных метода пуска оружия: самовыход и системы с принудительным выталкиванием оружия.
В своем эволюционном развитии подводные пусковые системы прошли путь от самовыхода к принудительному пуску оружия (с помощью воздушного импульса силы, действующего на торпеду) и далее через самовыход вновь вернулись к принудительным вариантам пуска изделий.
Технология «самовыхода» по своей природе более шумная, так как на малых глубинах поток воды в трубе аппарата сопровождается кавитационными явлениями, увеличивая тем самым вероятность обнаружения ПЛ гидроакустикой противника. Продолжительность «шумного» периода может более чем в три раза превышать аналогичное время при принудительном пуске торпед.
Кроме того, организация самовыхода ограничивает маневренность ПЛ. Малая тяга движительного комплекса оружия обуславливает увеличение внутреннего диаметра пусковой трубы. Возможное выделение токсичных газов при работе тепловых двигателей оружия накладывает ограничения на их использование самовыходом.
Реализация принудительного пуска оружия предполагает создание необходимого импульса силы, действующей на оружие, т.е. разработку соответствующих энергетических систем, обеспечивающих требуемые параметры его отделения:
· регламентируемый минимум выходной скорости;
· выполнение требований по ограничениям на величины перегрузки и давления на оболочку изделия.
Различают пуск оружия с приложением к нему сосредоточенной силы (механические пусковые устройства) или распределенной нагрузки (пневматические, гидравлические, электромагнитные и т.п.) [2].
Реальным источником энергии на ПЛ была и остается энергия сжатого воздуха.
Поэтому задача формирования облика пускового устройства должна решаться путем выбора эффективного способа преобразования энергии ВВД с тем, чтобы максимально удовлетворить все требования, предъявляемые к комплексу вооружения корабля.
Как отмечалось выше, при создании забортных модулей вооружения необходим комплексный системный подход к поиску компромиссных решений. В зависимости от задач, стоящих перед ПЛ, и конкретных тактических ситуаций приоритет выбора конструктивных решений может отдаваться нескольким их важнейшим показателям со снижением требований к другим характеристикам пускового устройства.
Создание пусковых установок для миниоружия ввиду малых массогабаритных характеристик имеет свои особенности. Выполненные проектные оценки показывают, что для миниоружия калибра до 5 дюймов с глубинами стрельбы менее 300 м сохраняется актуальность воздушных систем стрельбы. Возникающие перегрузки оружия при его пуске в широком диапазоне глубин могут быть скомпенсированы регулированием расхода воздуха.
На пуск оружия калибра свыше 10 дюймов влияние забортного гидростатического давления на параметры воздушного выстрела становится значительным. В этом случае целесообразным становится применение механических выталкивающих устройств. Для калибров изделий 10-15 дюймов предпочтительным является использование телескопических толкателей, встроенных в сдвижную заднюю крышку пусковой трубы.
В заключение отметим, что предложенный
методологический подход к формированию структурированных по калибрам взаимозаменяемых модулей ориентирован на создание комплекса ТРВ и СО ПЛ, позволяющего комплектовать принимаемый на борт состав оружия в рациональном сочетании по назначению в соответствии с планируемыми задачами боепохода.
Литература.
П., Юрин В.Ф. Создание миниоружия для подводных лодок./ Оборонный заказ, выпуск № 17, 2007 г., с.20-22
2. Борисенко К.П., Ефимов О.И., Красильников Е.П. Торпедные аппараты подводных лодок./ Учебное пособие. Издательский центр СПб ГМТУ, 2002., - 75 с.

http://www.ozakaz.ru/index.php/articles … 03-28-0353

994

декабрь 2008

Письмо в редакцию журнала "Оборонный заказ"

Концерн морское подводное оружие ОАО "Гидроприбор"

Главному редактору журнала
«Оборонный заказ»
Уважаемый Александр Юрьевич
В вып.18 Вашего журнала опубликована статья «Забортные модули вооружения подводных лодок: возможные решения», авторы Ефимов В.И., Красильников Е.П., Шавырин И.А. и Юрин В.Ф.
Не можем согласиться с содержанием предисловия редакции, в части, касающейся Концерна «Морское подводное оружие -Гидроприбор»:
«…реальную дальновидность в вопросах создания подводного миниоружия проявляет не руководство профильного Концерна «Гидроприбор»… а преподаватели Санкт-Петербургского Государственного морского технического университета…».

Фактически и объективно работы над сверхмалым подводным оружием были начаты ФГУП «ЦНИИ «Гидроприбор» в инициативном порядке ещё в 1998 году, вскоре после демонстрации сверхмалой торпеды А200 итальянской фирмы «Whitehead Alenia» на парижской выставке военно-морских вооружений. Предложение развернуть работы в этом направлении поступило от начальника научно-производственного комплекса (в то время), к.т.н. Соболева И.И. и начальника сектора, д.т.н. Котова А.С. Инициатива была активно поддержана директором ФГУП «ЦНИИ «Гидроприбор» в те годы, к.т.н. Прошкиным С.Г. Все последующие годы, вплоть до 2007г., благодаря его постоянному вниманию, работа, как перспективная, финансировалась за счёт собственных средств института, несмотря на отсутствие Госзаказа и государственного финансирования.
Коллектив разработчиков за прошедшие 10 лет решил многие научно-технические проблемы, вызванные необходимостью миниатюризации систем и агрегатов, применением нестандартных решений. Уже в 2004г. полноразмерный макет сверхмалого прибора проходил испытания в бассейне…СПбГМТУ. На сегодня решены основные проблемы, что позволяет, используя полученный опыт, перейти к проведению ОКР по созданию любой из разновидностей самоходного сверхмалого морского подводного оружия и сверхмалых аппаратов гражданского назначения: торпеды, приборов противоторпедной защиты (самоходные постановщики помех и имитатор ПЛ), одноразового искателя - уничтожителя мин, аппарата - картографа, а также комплексов с использованием сверхмалых приборов: ракето-торпеды, минно-торпедного комплекса и др.
Первая публикация информации о выполняемой работе состоялась более 6 лет назад, в апреле 2002 года (на конференции «Актуальные проблемы защиты и безопасности», Санкт-Петербург, 02.04 - 05.04.2002г.), то - есть задолго до публикации в Вашем журнале статьи «Забортные модули…». Позже сверхмалому оружию был посвящён ряд статей (2003г., 2007г.), и даже монография «Сверхмалые торпеды начинались так…» (2006г.).
Таким образом, говорить о недальновидности руководства профильного предприятия некорректно.
Что касается преподавателей СПбГМТУ, то мы только благодарны Ефимову О.И. и Красильникову Е.П. за привлечение внимания к актуальному вопросу о необходимости создания в России, вдогонку за Западом, сверхмалого подводного оружия и развитию этой темы применительно к повышению боевой устойчивости ПЛ, что и отражено в материалах в вып. 17 и вып. 18 «Оборонного заказа».
Учитывая вышеизложенное, просим опубликовать в ближайшем выпуске сборника «Оборонный заказ» настоящее письмо в разделе «Письма в редакцию» Такая публикация позволит восстановить истину.
Генеральный директор В.А. Осипов.

http://www.ozakaz.ru/index.php/articles … 03-28-0634

PS как говорится "узнаю руку Глеба Борисовича" :)  ... только вот объективности ради "гидроприбор" "забыл" сказать по причинах провала собственной разработки малогабаритного изделия, и есть те кто пытается устроить себе эти "грабли" снова

Отредактировано mina (2015-11-20 04:24:07)

995

Врут скорее всего про новую торпеду ВМФ РФ:
http://inosmi.ru/military/20151208/234721294.html  :unsure:

996

"без комментариев" - http://www.balancer.ru/g/p4026514
впрочем, они не очень требуются после "некоторых эпизодов":
Торпеды
Торпеды

997

Полная версия статьи http://vpk-news.ru/articles/28389

Малогабаритные суперкавитирующие снаряды –
новые средства противоторпедной защиты кораблей.

Современные средства противоторпедной защиты (ПТЗ), традиционно включавшие в себя средства гидроакустического противодействия (СГПД), были дополнены в последние годы антиторпедами (в России и США). Наряду с этим на западе обозначилось новое перспективное направление ПТЗ – активное поражение торпед суперкавитирующими боеприпасами на ближнем рубеже обороны.
Современное состояние противоторпедной защиты.
Ответом стала разработка  активных средств противодействия (антиторпеды) и разработка нового поколения СГПД противоторпедной защиты (ПТЗ), основными чертами которого стали:
• обеспечение массированного применения за минимальное время;
• резкое повышение энергетического потенциала широкополосной помехи;
• высокая чувствительность и адаптивность к помехо-сигнальной обстановке.
Однако таких средств (СГПД ПТЗ) на вооружении в завершенном  виде нет ни в одном ВМС, и их реальная эффективность на практике не подтверждена.
В сложившейся ситуации явного превосходства новых торпед (их ССН) над средствами ПТЗ (СГПД) крайне важную роль играют активные средства ПТЗ (обеспечивающие уничтожение атакующей торпеды).
Впервые в мире фактические наведения антиторпед на атакующие торпеды состоялись в июле 1998г. на Феодосийском полигоне ВМФ
В дальнейшем результаты этих успешных работ легли в основу новых средств активной ПТЗ «Ласта» и «Пакет». Комплекс «Пакет-Э/НК»с начала 2000х годов представлялся на экспорт. «Ласта» впервые была заявлена на форуме «Армия-15», в составе вооружения ракетной подводной лодки стратегического назначения (РПЛСН) проекта 955А.
Необходимо подчеркнуть два принципиальных момента:
• с момента феодосийских испытаний (1998г.)  техническая возможность реализации эффективного поражения торпеды антиторпедой не вызывает сомнений;
• технически «проблемы целеуказания» для антиторпед нет, как минимум с момента создания гидроакустической станции  «Полином-АТ» (середина 80х), есть – в ряде случаев неоптимальные технические решения.
Оба этих момента важны, с учетом очень непростой истории антиторпед на нашем флоте, - с блестящим началом работ, и долгим и мучительным их продолжением на пути к кораблям. Подчеркну – последнее было не следствием якобы «технических проблем», а имело сугубо организационные причины ,вплоть до преднамеренного саботирования работ и попыток «выкинуть» антиторпеды с кораблей и заменить их другими изделиями. При том что технически и тактически никакой замене антиторпедам, в их «тактической нише» нет и быть не может!
Сказанное не отрицает высокой сложности решения задачи активной ПТЗ. Например, разработка активных средств ПТЗ – антиторпеды «Сиспайдер» фирмой «Атлас Электроник» (ФРГ) фактически завершилась неудачей. Причины этого ясны и понятны, но их рассмотрение не является темой статьи.
Наиболее успешны из западных разработок антиторпед были НИОКР ВМС США, завершившиеся в июне 2014г.  впечатляющей демонстрацией реального решения задачи ПТЗ новейшего авианосца «Джордж Буш»  от торпед «типа Mk48» антиторпедами «Трипвайр». Однако  всех своих прекрасных показателях по скорости, дальности и компактности, «Трипвайр» несет очень малую БЧ, а выбранная разработчиками компоновка значительно ограничивает маневренные возможности торпеды, что значительно снижает надежность решения задачи ПТЗ.
С учетом этих обстоятельств в ряде западных стран и США активизировались работы по созданию малогабаритных суперкавитирующих снарядов, обеспечивающих как решение задач противоминной обороны (поражение мин), так и противоторпедную защиту надводных кораблей.
При этом в документах ВМС США последнее явно не обозначается, не смотря на то опубликованные фотографии кораблей ВМС США с высокой вероятностью говорят о установке на корабли комплексов активной ПТЗ с суперкавитирующими боеприпасами.
Явным свидетельством этого является широкое внедрение на НК ВМС США артиллерийских установок  разработанных на основе сухопутной АУ M242 «Бушмастер» –Mk38, вплоть до весьма неожиданного решения о замене 57мм артустановки  на 30мм Mk38 на новейшем ЭМ УРО «Зумвольт».
«Официально», данные артиллерийские установки размещаются для «антитеррористических целей», однако они имеют селективное боепитание, ВМС США имеют на вооружении суперкавитирующие боеприпасы, а конструктивные особенности размещения (обеспечение необходимых секторов стрельбы и углов снижения) артустановок явно свидетельствуют о решении ими и задачи ПТЗ.

http://s6.uploads.ru/t/ma18A.jpg
Размещение 30мм артустановкок на фрегате LCS явно говорит об обеспечении максимальных углов склонения (т.е. решении ими задачи ПТЗ).
http://s2.uploads.ru/t/KR2YN.jpg
Страница из рекламного проспекта фирмы DSG Technology – условия безрикошетного входа боеприпасов в воду – углы падения 2°-60°.

Таким образом сегодня можно с высокой вероятностью утверждать о появлении в ВМС США новых средств активной ПТЗ на основе малокалиберной артиллерийской установки с суперкавитирующими боеприпасами.
В отличии от нас,  в ряде  западных стран, НИОКР по тематике суперкавитации ориентировались на вопросы создания в первую очередь малокалиберных изделий и боеприпасов, обеспечивающих движение в режиме суперкавитации на большой глубине, маневрирование на траектории и возможность применения ССН.

Не смотря на то что разработка суперкавитирующих изделий с системами  самонаведения так и не вышла на уровень ОКР, на западе сегодня достигнут большой прогресс в части создания суперкавитирующих выстрелов для стрелкового оружия и артиллерийских установок.
С учетом того что тематика прикладных (военных) вопросов использования суперкавитации в значительной степени закрыта, дать на основании открытых данных цельную комплексную картину НИОКР не представляется возможным. В связи с этим целесообразно акцентировать внимание на наиболее значимых фактах и событиях.
ВМС США официально заявлено о принятии на вооружении по серийных поставках суперкавитирующих 30мм снарядов для противоминной системы RAMICS, предназначенной для поражения с борта вертолета с лазерной системой поиска и целеуказания мин, находящихся на малой глубине.
Разработка снаряда Mk258 mod.1 осуществлялась НИЦ надводных систем ВМС США с начала 90х годов. Специальная конструкция снаряда обеспечивает воспламенение заряда мины и выгорание его без взрыва. Вместе с тем снаряд имеет весьма ограниченный подводный участок (до 24м), что значительно ограничивает возможность поражения целей на глубине и дистанции.
Наиболее интересные данные по тематике перспективных НИОКР по суперкавитации были впервые опубликованы фирмой DSG (Норвегия) на конференции NDIA в 2011г. Существенной их особенностью является то что представлены двухсредные боеприпасы, которые с высокой эффективностью могут применяться не только в воде или воздухе, но и через границу сред.
Основные задачи решаемые двухсредными боеприпасами DSG:
• активная противоторпедная защита ближнего рубежа (менее 250м);
• поражение автономных необитаемых аппаратов;
• уничтожение мин;
• поражение морских (надводных) объектов;
• поражение вертолетов с погруженных подводных лодок.

http://s7.uploads.ru/t/yTCGJ.png
Результаты испытаний по поражения торпеды (подводная дальность 125м)

Уровень работ на западе показывает реальность решения задачи ПТЗ артиллерийскими суперкавитирующими боеприпасами при условии выдачи точного целеуказания по торпеде.
В силу определенных  причин,  детальный разбор средств и возможностей целеуказания по торпеде для суперкавитирующих боеприпасов в статье нецелесообразен. Однако необходимо отметить что в пределах зоны поражения суперкавитирующих снарядов необходимая точность целеуказания может быть обеспечена различными средствами.
При этом рубежом поражения является дистанция порядка 150-200м, т.е. ближняя зона ПТЗ. С учетом этого суперкавитирующие боеприпасы не в состоянии заменить антиторпеды (имеющие на порядок большую дальность хода), но обеспечивают значительное повышение вероятности решения задачи ПТЗ, особенно против многоторпедных залпов и в сложных условиях.
Выводы из этого для нас:
1. Малогабаритные суперкавитирующие снаряды являются перспективными боеприпасами не только для задач ПТЗ, но и ряда других. Это перспективное направление развития вооружения и военной техники и им необходимо заниматься и нам. Малогабаритная артиллерийская установка с суперкавитирующими снарядами была бы весьма уместна не только на СКР проекта 11356, не имеющих комплекса «Пакет», но и фрегатах проекта 22350 и корветах проекта 20380.
2. Резкое увеличение в последние годы возможностей активной ПТЗ остро ставит вопрос совершенствования торпед – как в части обеспечения выполнения специальных «антиантиторпедных» маневров вблизи цели, так и обеспечения возможности синхронизированной групповой атаки цели.

Отредактировано mina (2015-12-10 01:17:30)

998

К вопросу о залпе Калибрами с РнД.

Имеются 3 версии:
1. У ПЛ более 2-х ТАТА, способных применять ракеты.
2. У ПЛ охренительно быстро работает автоматика перезарядки ТАТА.
  2.1 Стрельба из надводного положения, нет необходимости заполнять/осушать ТАТА, что сильно ускоряет процесс перезарядки.
3. У МО РФ хитрые пиарщики, монтирующие ролики с ускоренным воспроизведением отснятого материала.

У кого какие мнения на этот счет.

999

Dolphin написал(а):

Имеются 3 версии

нет ни каких "3 версий" - есть 1 (единственная) причина
и это благодаря не ВМФ, а "некоторым инзаказчикам"

1000

mina написал(а):

Dolphin написал(а):Имеются 3 версиинет ни каких "3 версий" - есть 1 (единственная) причинаи это благодаря не ВМФ, а "некоторым инзаказчикам"

Неужели путем посыла шпиндельного ввода в дремучий лес истории?

http://tvzvezda.ru/schedule/programs/co … 6-ajtn.htm
На 22 минуте ролика сие подтверждает директор Адмиралтейских верфей.

Отредактировано Dolphin (2015-12-14 12:16:45)