СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Торпеды

Сообщений 61 страница 90 из 1000

61

otvaga2 написал(а):

Торпеда задумки 50-х только-только поспела к 90-му году на ПЛ 3-го поколения!

сюда можно еще и омнибус приписать.Не 50-х,конечно,но в том же духе!

Отредактировано DELTA-4 (2010-06-01 02:49:26)

62

О! Кстати!   :idea:
А вы про "Омибус" должно быть хорошо знаете.
Подробнее можете изложить?

63

смотря что...

64

Lans написал(а):

Интересный у дедеронов способ транспортировки торпеды

Это потому что автокран офигенный.
Я таким работал, так он на выдвинутой на 15м стреле двутавр №20 длиной 12м на конце перевозил!
С "Ивановцем" такой фокус не пошел - чуть не перевернули.  :blush:

65

Bosun написал(а):

Кавитатор ,,Шквала,,

))) интересно свои фотки гуляющими по сети находить, если надо ее же могу в большем размере выложить
надо порыться, может еще чего с МВМС-2009 завалялось

66

http://www.vpk-news.ru/hot/weapons/mors … zmozhnosti
В настоящий момент состояние отечественного морского подводного оружия (МПО) является одной из главных проблем Военно-морского флота России. На момент распада Советского Союза в 1991 году наблюдалось существенное отставание образцов МПО ВМФ СССР от аналогов, имевшихся в военно-морских силах развитых зарубежных стран (более ощутимое, чем для других видов/образцов ВВТ ВС СССР). В последующие годы оно стало еще значительнее.




В первую очередь хотелось бы рассмотреть наиболее серьезные недостатки торпедного и противолодочного оружия (ПЛО) российского ВМФ:

- малые (много меньше западных) дальности стрельбы;

- фактически отсутствие эффективного телеуправления торпед;

- несовершенство системы самонаведения (ССН), применение в качестве противокорабельного канала ССН с вертикальным лоцированием кильватерного следа;

- ограниченный срок службы (существенно меньший, чем у МПО развитых зарубежных стран);

- большие габариты и веса;

- ограниченный боекомплект противолодочного оружия на надводных кораблях (НК);

- высокая стоимость.

ПОЛНЫЙ ПРОВАЛ В ВОПРОСАХ ТЕЛЕУПРАВЛЕНИЯ

Главная проблема системы самонаведения с вертикальным лоцированием кильватерного следа (ВЛКС) - значительная потеря позиций залпа по дистанции (торпеда заведомо стреляется «за цель» и потом ее догоняет) и догонной скорости (идет не по прямой к цели, а по «синусоиде»). Фактически еще в 60-е годы позиции стрельбы нашими торпедами калибра 53 см находились в зоне поражения противолодочного ракетного комплекса «Асрок» в благоприятных гидрологических условиях. Наша субмарина, не успев выстрелить, сама получала удар «дубиной» «Асрока».

Американцы начали заниматься разработкой аналогичных ССН еще в 40-е годы, однако от установки их на свои торпеды отказались. Вопреки широко распространенному мнению есть способы эффективно противодействовать торпеде с ССН ВЛКС, и в военно-морских силах США они прекрасно известны и отрабатываются.

Разумеется, кильватерный след корабля является весьма заметным и целесообразным объектом для использования при наведении торпед, однако существовали более эффективные варианты. Например, совершенствование горизонтального лоцирования, реализованного в системе самонаведения «Андромеда» еще в 1961 году, или ССН экспортной торпеды ТТ-5, обеспечивавшая минимальную потерю догонной скорости наведением торпеды исключительно внутри кильватерного следа.

Работы по телеуправлению (ТУ) начались в 60-х годах в ЦНИИ автоматики и гидравлики (Москва). «Была принята схема проводной линии связи, построенная на одновременной двусторонней размотке провода из катушки, размещенной в торпеде, и катушки, буксируемой за ПЛ-носителем. Системой телеуправления была оснащена торпеда типа СЭТ-53М, в 1969 году принятая на вооружение под индексом ТЭСТ-68. В 1971-м была создана торпеда ТЭСТ-71 на базе более современной торпеды СЭТ-65, затем - торпеда ТЭСТ-71М, вертолетная телеуправляемая торпеда ВТТ-1 на базе торпеды АТ-1» («60 лет ЦНИИ «Гидроприбор», СПб, 2003).

В отличие от западных систем телеуправления, обеспечивавших управление несколькими торпедами залпа как по курсу, так и по глубине для максимального учета гидрологии, уменьшения шумности торпеды, изменения класса цели (например при «прыжке дельфина» ПЛ на поверхность), комплекс телеуправления наших дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ) проектов 641Б и 877 обеспечивал управление одной торпедой и только в горизонтальной плоскости. До настоящего времени у нас применяется буксируемая лодочная катушка телеуправления. Воздействие потока воды на скорости приводит к закручиванию буксируемой катушки и обрыву провода телеуправления. Применение длинного кабель-троса для уменьшения этого эффекта исключает использование телеуправления на малых глубинах и возможность стрельбы многоторпедными залпами.

В конце 60-х на Западе пришли к шланговой лодочной катушке телеуправления, остававшейся при выстреле на задней крышке торпедного аппарата (ТА). При этом стравливание провода для компенсации послезалпового маневрирования подводной лодки производилось через защитный «шланг». Шланговое телеуп-равление позволило резко повысить надежность связи, уменьшить ограничения по скорости и маневрированию, обеспечить стрельбу многоторпедными залпами с телеуправлением, в том числе на самых малых глубинах. В результате повысилась эффективность торпедного оружия и значительно увеличились позиции стрельбы по дистанции.

В 70-е годы все необходимые проработки шланговой катушки были сделаны и у нас, однако на пути внедрения встал флот. Необходимость после выстрела снять с задней крышки ТА катушку и удалить из торпедного аппарата «шланг» требовала ручной работы матроса. А в тактико-техническом задании (ТТЗ) ВМФ давалось указание автоматической перезарядки ТА, выполнимое лишь в случае буксируемой катушки. Флот не пустил шланговое телеуправление на корабли, более того, широко распространялось мнение, что «нам это не нужно», так как наши подлодки уступают иностранным в шумности, у наших торпед высокая шумность и т. д. Основная торпеда АПЛ третьего поколения - УСЭТ-80 так и не получила телеуправления, предписанного ей в ТТЗ на разработку.

Между тем даже кратковременное телеуправление резко повышает эффективность залпа по ПЛ в реальных условиях, а реализация позиций стрельбы по надводным кораблям, следующим противоторпедным зигзагом на дистанции свыше 11-13 км, возможна только с телеуправлением. А главное - до середины 80-х телеуправление оставалось единственным эффективным средством обеспечения помехоустойчивости залпа в условиях мощного гидроакустического противодействия. Системы самонаведения во всех странах до начала 80-х не обладали необходимой помехоустойчивостью, поэтому для эффективной стрельбы еще с 50-х годов в ВМС США появилось обязательное условие - телеуправление, а для надводных кораблей - большой боекомплект ПЛО - возможность выполнения многократных атак ПЛ.

Все западные тяжелые торпеды и даже новые торпеды ВМФ Китая имеют шланговое телеуправление. Применение буксируемой катушки на наших торпедах - рудимент 50-летней давности. Это ставит российские подводные лодки фактически под расстрел оружия противника с гораздо большими эффективными дистанциями стрельбы.

Ситуация такова что, например, ни одна из представленных на международном военно-морском салоне IMDS-2009 торпед не имела шланговой катушки телеуправления, даже новейшая УГСТ (!). У всех - буксируемые...

ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ ВМЕСТО ТЕПЛОВОЙ УНИВЕРСАЛЬНОЙ

В 1964 году ВМФ СССР был проведен конкурс эскизных проектов перспективной универсальной торпеды УСТ - тепловой и электрической. Несмотря на то, что тактико-технические характеристики (ТТХ) тепловой торпеды на глубинах до 600 м получались существенно выше, для дальнейшей разработки под предлогом скорого появления в ВМС США АПЛ с глубиной погружения до 1000 м была принята электрическая. Образцом для ее батареи послужила выловленная американская торпеда Mk-44 с батареей, активируемой морской водой, - водно-химический источник тока (ВХИТ).

В период с 1964 по 1980 год были разработаны и приняты на вооружение электрические торпеды с ВХИТ - СЭТ-72 (40 уз., 8 км), УМГТ-1 (41 уз., 8 км), УСЭТ-80 (скорость свыше 45 уз., 18 км).

Выбор «электрического направления» развития универсальных торпед привел к следующему:

- значительному отставанию универсальных торпед нашего ВМФ от торпед ВМС США по скорости, дальности, эффективным позициям залпа;

- большому весу;

- высокой стоимости торпедного оружия;

- ограниченным срокам службы батарей (не более полутора десятков лет);

- снижению ТТХ в процессе эксплуатации (свойственно всем электрическим торпедам);

- из-за малой солености воды исключалось применение новых торпед в Балтийском море;

- зависимости мощности от условий, ставящих под сомнение «официальные ТТХ». (Об этом в своей книге «Такова торпедная жизнь» писал заместитель начальника УПВ ВМФ в 80-х годах Р. А. Гусев: «СЭТ-72... В боевой комплектации произведено около двадцати выстрелов... Условий, при которых промышленность обещала скорость хода 40 узлов, нигде обнаружить не удалось. Имеем некоторый недобор по скорости хода... Ведь у нас с торпедой УСЭТ-80 будет та же проблема».)

Причины развития электрических торпед в европейских странах (Mk-24, DM2, SUT, F-17 и т. д.) - меньшая шумность (в сравнении с тепловыми), возможность скрытной атаки, «тихого убийства». Однако к нашим электрическим торпедам малошумность ни в коей мере не относилась. Более того, они «гремели» ощутимо громче западных тепловых.

Сегодня новейшие образцы зарубежных электрических торпед - «Блек Шарк», DM2A4 практически догнали тепловые по транспортным характеристикам, однако достигнуто это было на высокотехнологичных батареях с парой алюминий - окись серебра. Несмотря на то, что у нас разработка таких батарей упоминалась в отчете ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова еще за 2006 год, и сегодня они в предложениях электротехнических компаний отсутствуют.

Последствия конкурса 1964 года сказываются до сих пор. Разрабатывавшуюся долго и мучительно, но так и не прошедшую все необходимые испытания торпеду УСТ (как УСЭТ-80) в 1980 году принял на вооружение ВМФ СССР. В дальнейшем со всеми проблемами она и была «унаследована» ВМФ РФ.

Высокая стоимость и ограниченный срок службы электрических торпед создали большие сложности для ВМФ России. Фактически наш флот сегодня вынужден закупать дорогостоящие и морально устаревшие (еще 30 лет назад) торпеды, например госзакупка 253/08/02 (2008 год) - 15 торпед УСЭТ-80 общей стоимостью
421 874 тысячи рублей.

Для сравнения: ВМС США заказали отделению Naval & Martine Integrated Systems фирмы Raytheon изготовление 115 комплектов аппаратуры для создания новой модификации торпеды Мк-48 mod.6 ADCAP. Стоимость работ составляла 14 млн долларов, срок окончания - середина 2004 года. Торпеда Мк-48 mod.6 должна отличаться от модификации 5 усовершенствованными гидроакустическими ССН, системами управления и двигательными установками (Naval Forces, 2001).

Закупка новых торпед ВМС США не производилась с 1993 до 2006 года. Однако благодаря модернизационным комплектам даже новейшая торпеда Mk-48 mod.7 может быть получена доработкой старых модификаций Mk-48.

Серийное производство торпед Mk 48 mod.7 было начато в июне 2006 года, а в августе ВМС США подписали контракт стоимостью 95,4 млн долларов на поставку 107 торпед (в том числе и для ВМС Австралии по программе сотрудничества в области морского
партнерства Maritime Partnership Initiative), а также комплектующих для преобразования других модификаций торпед в модель mod.7 (Janes Defence Weekly, 2006, v. 43, № 51, p. 10).

Р. А. Гусев на вопрос, почему УСЭТ-80 - не Mk-48, отвечал: «Потому что «Запорожец» - не «Мерседес». Госзакупка 253/08/02 - фактически приобретение золотых по стоимости «Запорожцев», но уже в XXI веке.

Торпеду Mk-48, разработанную по программе RETORC-2 (1962-1971), приняли на вооружение ВМФ США в 1972 году. Конструктивно предельно простая и надежная, она была оснащена совершенной для своего времени ССН, шланговой системой теле-управления, мощной и энергоемкой энергоустановкой с аксиально-поршневым двигателем, работающим на унитарном топливе.

Появление торпеды Mk-48, ее высокие боевые качества заставили командование ВМФ и руководство Министерства судостроительной промышленности (МСП) СССР все-таки начать разработку перспективной универсальной тепловой торпеды УГСТ «Тапир» с высокими ТТХ - скоростью свыше 70 уз. на дальность более
20 км и глубине хода до 1000 м. Рекордные транспортные характеристики «Тапира» достигались применением паровой турбины замкнутого цикла, высоких парамет-ров пара и гидрореагирующего топлива.

В 1983 году начались морские испытания «Тапира». В конце 1985-го был произведен успешный пуск на половинную дальность. Однако надежную работу энергетической системы управления (ЭСУ) торпеды в то время не могли обеспечить технологически. С учетом этого была выполнена проработка перекисного варианта, значительно превосходящего по транспортным характеристикам не только УСЭТ-80, но и Mk-48. Тем не менее жесткое противодействие этой разработке со стороны МСП, стоявшего за электрические торпеды, привело к закрытию темы.

Так нами была потеряна возможность создания дешевой (себестоимость изготовления опытной партии составляла 70 тысяч рублей при цене серийной УСЭТ-80 360 тысяч рублей) универсальной торпеды с высокими ТТХ и большим сроком службы.

Работы по созданию «кислородной версии» УГСТ - «Магот» велись на заводе им. Кирова (Алма-Ата) до развала СССР, однако поддержкой ведущих торпедных организаций флота и промышленности не пользовались и до развала СССР закончены не были.

Тепловые торпеды стояли на вооружении ВМФ СССР только как противокорабельные. Их развитие шло в направлении увеличения дистанции и скорости хода. Большие надежды ВМФ в 60-х связывались с «чемпионом» - перекисной торпедой 53-65 (скорость - 68,5 уз. на 12 км или 44 уз. на 22 км). Задача решалась «в лоб» - больше энергии, мощности... Увы, но при разработке были полностью упущены вопросы эксплуатации на флоте, создания комплекса корабль-оружие (например применения других типов ССН и телеуправления для повышения эффективных дистанций залпа). Флот был вынужден отказаться от ее эксплуатации, выбрав кислородную 53-65К.

История торпеды 53-65К весьма необычна - разработана инициативно ОКБ завода им. Кирова без ТТЗ, НИР, ОКР на основе выпускающихся комплектующих серийных торпед. Естественно, эта инициатива с места ведущими организациями флота и МСП была воспринята негативно. Более того, денежные средства для серийного выпуска торпед опытной партии завод был вынужден добывать незаконными способами. Однако фактический провал с торпедой 53-65 сделал этого «гадкого утенка» самой массовой противокорабельной торпедой ВМФ.

Простая, дешевая (стоимость в середине 80-х - 21 тысяча рублей), надежная торпеда 53-65К до настоящего времени стоит на вооружении ВМФ России и ряда других стран. В рамках определенных условий (малая дистанция до цели, ограниченная скорость цели, волнение моря и т. д.) она обладает очень высокой эффективностью. Однако эти «определенные условия» не соответствовали тактическим требованиям морского боя уже в 70-х годах... Главное - торпеда имела явно недостаточные дистанции залпа, следствие применения ССН с вертикальным лоцированием кильватерного следа при отсутствии телеуправления, и высокую шумность.

«ТОЛСТАЯ ТОРПЕДА»

4 марта 1958 года вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР на разработку перспективной ударной торпеды ВМФ калибра 65 см. По своим характеристикам она, безусловно, была лучшей и представляла большую угрозу для ВМС США, в первую очередь для авианосных групп (АМГ).

К сожалению, ее уникальные возможности ВМФ воспринял слишком поздно. Государственные испытания торпеда прошла в 1965 году, но после этого долго ждала сначала носителя, потом освоения на флоте... В 1973-м торпеде в комплектации с ядерным боеприпасом (ЯБП) был присвоен шифр 65-73. В 1974-м ВМФ получил первый ее носитель - атомную субмарину проекта 671РТ, а в 1976-м на вооружение принимается ее модификация 65-76 с ССН с ВЛКС в неядерном варианте. С 1982 года началась доработка торпеды для применения с АПЛ 3-го поколения (резервом к разработке перспективной торпеды калибра 65 см ДСТ). В 1991 году торпеда 65-76А принимается на вооружение ВМФ, начинается ее серийный выпуск.

После трагедии «Курска» эта торпеда была заклеймена как «убийца». Во многих публикациях говорилось, что просвещенный Запад отказался от таких торпед еще в 50-х. Однако это не так. До середины 70-х годов на вооружении атомных субмарин ВМС США стояла перекисная торпеда Mk-16 («ушла в отставку» с заменой всего старого боекомплекта ПЛ единой Мк-48). Перекисные торпеды (Tp617, Тр613 и Тр62) и сегодня на вооружении в ВМС Швеции и ряда других стран. При должном подходе к эксплуатации и отработке они доказали свою безопасность.

С закрытием темы УГСТ «Тапир» была начата разработка торпеды УГСТ «Физик» с аксиально-поршневым двигателем на унитарном топливе. Так, в 1986 году мы пошли по американскому пути - повторение Mk-48.

Этому предшествовали разработка в 80-х годах торпед с тепловой энергетической системой управления на унитарном топливе (65-см ударная торпеда ДСТ) и копирование в начале 70-х американской малогабаритной торпеды Mk-46. Формально «наша Mk-46» - торпеда МПТ-1 «Колибри» - была готова в 1973 году, однако «воспроизводство» американской ССН на нашей технологической базе затянулось: разработка (ССН «Керамика») завершилась только в 1982-м. Торпеда была достаточно холодно встречена ВМФ и МСП: во-первых, потому, что по ряду параметров она не соответствовала требованиям ВМФ, во-вторых, «за копирование наград не дают». Кроме того, воспроизводство западной торпеды 60-х годов на нашей технологической базе 80-х не обеспечило достижения ТТХ «исходного варианта». «Колибри» существенно уступала Mk-46... В результате место для нее в системе МПО ВМФ СССР нашлось только в составе неудачного по конструкции минного комплекса МТПК.

Думается, наилучшим вариантом было бы применение этой торпеды в качестве боевой части малогабаритного противолодочного ракетного комплекса (ПЛРК) для надводных кораблей ВМФ - как решение проблемы крайне недостаточного боекомплекта и эффективных дистанций залпа противолодочных торпед кораблей. Однако тема ПЛРК «Медведка» была закрыта (во многом в силу ряда принципиальных ошибок, заложенных еще на уровне ТТЗ).

Окончание следует

67

Пипец...худшие мои мысли подтверждаются.. :pained:

68

Хорошо,что ничего не было....

69

mina написал(а):

Окончание следует

ждемс-с.. вообще такая ситуация похоже не есть исключение..

70

смотря что...

Ну никаких тайн мне не надо   :)
А так, в общем свое впечатление. И вообще - что это, и как его едят

УСЭТ-80 так и не получила телеуправления, предписанного ей в ТТЗ на разработку

Вот это да! А я думал что у нее есть телеуправление!

Несмотря на то, что тактико-технические характеристики (ТТХ) тепловой торпеды на глубинах до 600 м получались существенно выше, для дальнейшей разработки под предлогом скорого появления в ВМС США АПЛ с глубиной погружения до 1000 м была принята электрическая

Ага. И Колядин как раз про это писал

А вообще, конечно, безобразие! Какую область оборонки не бери - все то же самое

71

вопрос к мине... есть ли при телеуправлении ограничения на скорость хода торпеды? к примеру (чисто теоретически) можно было бы создать торпеду с ТУ на основе 53-65....  :suspicious:

72

ОШИБКИ БЫЛИ СЛИШКОМ ОЧЕВИДНЫ

Окончание. Начало в «ВПК» № 21

Безусловной ошибкой, совершенной в СССР еще в 50-е годы, явилась монополизация разработки системы самонаведения (ССН) торпед организациями, не имеющими опыта в области гидроакустической техники. В связи с тем что на начальном этапе производилось копирование немецких образцов, задачу сочли несложной...

Между тем именно в середине ХХ века время «примитивных» ССН за рубежом закончилось. Новые требования к морскому подводному оружию заставляли искать свежие идеи. В Советском Союзе стала приветствоваться конкуренция лучших творцов гидроакустической техники, к ее созданию привлекались такие организации, как ЦНИИ «Морфизприбор», Институт радиотехники и электроники и Акустический институт АН СССР... Увы, разработка ССН у нас в стране сконцентрировалась в ЦНИИ «Гидроприбор» с минимальным использованием опыта и наработок сторонних организаций. Грубые промахи были сделаны и при налаживании научного сопровождения со стороны Военно-морского флота (28-й ЦНИИ). Вряд ли допущенные разработчиками в 70-80-х годах ошибки пропустили бы специалисты Научно-исследовательского центра радиоэлектронного вооружения (НИЦ РЭВ) ВМФ, уж слишком очевидны они были...

В 50-60-х принимаются на вооружение пассивные ССН (торпеды СЭТ-53, МГТ-1, САЭТ-60М), являющиеся во многом копиями первой немецкой самонаводящейся торпеды «Цаукенинг» (1943 год). Характерно, что одна из этих ССН (торпеда САЭТ-60М) стояла на вооружении нашего ВМФ до начала 90-х годов - уникальный случай долголетия для достаточно сложной военной электронной системы, свидетельствующий о нашем «благополучии» в вопросах разработки ССН торпед.

В 1961 году принимается на вооружение первая отечественная активно-пассивная ССН для торпеды СЭТ-40, а в 60-х годах активно-пассивные системы самонаведения получают и противолодочные торпеды калибра 53 см (АТ-2, СЭТ-65). В начале 70-х годов на основе разработок 60-х создается унифицированная для всех торпед ССН «Сапфир». Эти системы были вполне работоспособны, обеспечивали в простых условиях надежное наведение на цели, однако имели крайне низкую помехоустойчивость против СГПД и по характеристикам значительно уступали ССН торпед ВМС США.

Для перспективной торпеды 3-го поколения УСТ планка требований была задана ССН торпеды Mk-48mod.1, способной в благоприятных гидрологических условиях обнаруживать подводную лодку на дистанции более 2 км. Задача «догнать и перегнать Америку» была решена созданием к концу 70-х годов мощной низкочастотной ССН «Водопад», разрабатывавшейся для авиационной торпеды УМГТ-1 и установленной (в более мощном варианте) в торпеду УСЭТ-80. Новая система в условиях глубоководных полигонов Черного моря обеспечила заданный в ТТЗ радиус реагирования по неуклоняющимся субмаринам. Однако испытания в реальных условиях оказались разгромными.

Начальник отдела эксплуатации торпедного оружия 28-го ЦНИИ ВМФ Л. Бозин вспоминал: «Командир соединения подводных лодок 3-го поколения адмирал Томко отправлял лодки на боевую службу с тяжелым чувством... Зная, что торпеды не наводятся на цель, при выполнении боевого упражнения он так расположил стреляющую лодку и цель, что промахнуться было невозможно. А торпеда все равно не увидела цель...» И еще: «А что же Военно-морской институт? Реального вклада в разработку систем самонаведения в 70-80-х годах ученые Военно-морского института не внесли. Писали какие-то НИРы, отчеты, заключения. И на том спасибо. А смотрели туда, куда показывали. А показать разработчики могли только то, что имели: результаты работ на Черном море».

Схожая ситуация описана в воспоминаниях сотрудника научно-исследовательского института «Гидроприбор», участвовавшего в разработке: «Шел 1986 год. Северный флот в течение пяти лет стреляет практическими торпедами УСЭТ-80. Однако в режиме ПЛ результаты этих стрельб начали настораживать: может, моряки плохо осваивают эту торпеду или торпеда нестабильно наводится в условиях мелководных северных полигонов.

После неоднократных батисферных испытаний по реальным целям было установлено: ССН торпеды УСЭТ-80 в условиях полигонов Севера не обеспечивает требуемую по техническому заданию дистанцию реагирования.

Честь флота осталась на высоте, а ЦНИИ «Гидроприбор» потребовалось еще два года, чтобы поставить на торпеду УСЭТ-80 ССН, адаптированную в том числе и к условиям Севера».

Или: «...радовали своими успехами... самонаведенцы, завершающие свой цикл натурных испытаний торпеды «Колибри» (изделие 294, калибр 324 мм, 1973 год) с ССН, воспроизведенной на отечественной элементной базе... Эта ССН - «Керамика» - побила все рекорды долголетия. Практически не осталось ни одной торпеды, где бы при модернизации в качестве противолодочной ССН не была установлена эта ССН».

«УСЭТ-80К калибр 534 мм, 1989 года... новая двухплоскостная активно-пассивная акустическая ССН «Керамика».

Таким образом, все 80-е годы с реальной боеспособностью торпеды УСЭТ-80 (ССН) на флоте были большие проблемы (притом что старые ССН наводились нормально), которые удалось решить только в 1989 году путем установки «воспроизведенной на отечественной элементной базе» ССН американской торпеды... разработки 60-х годов (!). Причем историей этой - продолжающимся серийным выпуском данной ССН - разработчик не перестает гордиться и в XXI веке...

Как говорится, комментарии излишни!

Характерно и то, что разрабатывавшиеся НПО «Регион» системы самонаведения для авиационных противолодочных ракет АПР-1, АПР-2 уже в 60-х годах были значительно совершеннее и умнее, чем у основного разработчика. ССН современной торпеды УГСТ также результат трудов НПО «Регион». На основе знаний по АПР в Научно-производственном объединении была разработана антиторпеда комплекса «Пакет», но об этом чуть ниже.

СКОРОСТЬ И ДАЛЬНОСТЬ

На фоне обозначенных проблем безусловным нашим успехом следует считать разработку противолодочных ракет (ПЛР) для атомных подводных лодок.

Существует мнение: так как просвещенный Запад не имеет их на вооружении, то и нам не надо. Однако ПЛР - это скоростное оружие, обеспечивающее поражение подводных лодок противника в кратчайшие сроки и на гораздо больших дистанциях по сравнению с торпедами. Применение противолодочных ракет в ситуации, когда противник выстрелил первым, позволяет перехватить инициативу в бою и победить. Причем большую роль играет скорость доставки боевой части к цели. Заслуга ОКБ «Новатор» заключается именно в реализации этого требования, наиболее ярко проявившегося в ПЛР 86р калибра 65 см. Мнение, что дальность этой противолодочной ракеты (около 100 км) была не нужна, безграмотно. Дальность - эта следствие высокой скорости, обеспечивающей значительное увеличение эффективности на дистанциях, много меньших максимальной в сравнении с ПЛР 83р калибра 53 см.

К сожалению, ПЛР 83р и 86р имели некоторые недостатки - следствие ряда ошибок в ТТЗ на их разработку.

Одной из них стала надводная версия «Водопада» - ПЛР 83рн. Старт с подводной лодки налагает на ракету целый ряд дополнительных требований (а это и вес, и деньги), совершенно излишних для надводных кораблей. Боезапас наших противолодочных кораблей многократно уступал западным, более того, эта тенденция с каждым новым нашим проектом нарастала, примером тому может служить СКР проекта 11540 с абсолютно недостаточным боекомплектом из шести ракетно-торпедных пусковых установок (РТПУ) калибра 53 см.

В чем причины сложившейся ситуации? Во-первых, в оторванности нашей военной науки от флота. Здесь нельзя не вспомнить широко разрекламированную реактивную торпеду «Шквал». Да, 200 узлов в серийном изделии получили, однако целый ряд ограничений делал это оружие фактически бесполезным в бою. Интерес иностранных разведок к данной теме был направлен не на сам «Шквал», а на огромный объем стендовых отработок подводных ракет, проведенных у нас, ибо идеология разрабатывавшихся в США и Германии скоростных торпед была принципиально иной - неядерные, с ССН, высокой скоростью и малой дальностью, для применения авиацией и в качестве боевой части ПЛРК (то есть близко к тому, что у нас было на АПР).

Этот отрыв привел к целому ряду разработок, пригодных только для «бумажных войн». Флот, часто весьма иронично относящийся к очередным новостям науки, просто раздавлен текучкой, начиная от увеличивающегося из года в год объема бумажной работы и заканчивая мероприятиями суточного плана боевой подготовки, непрерывным «предъявлением проверяющим» и «устранением замечаний».

Следующая причина - недостатки подготовки (в первую очередь узкой специализации офицерского состава), организации и системы решения вопросов ВМФ. Офицер-оружейник (противолодочник) имел, как правило, слабые знания по акустике, системам обнаружения субмарин, так как учебные программы были нацелены на преимущественное изучение механической части.

В ряде случаев причины кроются в очень низком качестве математики тактических моделей, разработанных для научного сопровождения конструирования кораблей и МПО.

Еще одной причиной можно считать отсутствие единого органа с полномочиями и ресурсами, ответственного за перспективное развитие ВМФ. Перспективой ВМФ занимаются все и понемногу - Морской научный комитет, Военно-морская академия, 1-й ЦНИИ, 24-й ЦНИИ, центральные управления... В общем и целом - формально - только Главкомат ВМФ, на котором лежит огромный груз текущих дел.

Данная ситуация возникла не сегодня. Бывшим командующим Северным флотом адмиралом А. П. Михайловским (см. его книгу «Командую флотом») она описывается поразительно - то есть никак. О том, что задача освоения кораблей 3-го поколения ему главкомом ВМФ ставилась особо, Аркадий Петрович говорит не единожды, однако ни разу им не упомянуты острейшие проблемы, с которыми пришлось столкнуться флоту при ее выполнении (например УСЭТ-80).

А КАК У НИХ?

Видимо, есть смысл проанализировать опыт других государств, имеющих мощные военно-морские силы, в первую очередь США. Например, тщательно изучить разделение организационной структуры ВМФ на административную и оперативную, однако этот вопрос выходит за рамки данной статьи.

Сохранение на наших надводных кораблях торпедных аппаратов (ТА) калибра 53 см - не что иное, как рудимент Второй мировой войны. Весь мир еще полсотни лет назад перешел на ТА для малогабаритных торпед, имеющих дистанции залпа, аналогичные торпедам калибра 53 см (без телеуправления).

Про современные ТА НК очень хорошо сказал командир одного из американских эсминцев: «Я надеюсь никогда не испытать кошмара обнаружить ПЛ на дистанции их эффективного применения».

Малогабаритные торпеды в ВМС США являются оружием авиации и для кораблей уже давно стали «запасным пистолетом». Главное оружие ПЛО американских кораблей - ПЛРК «Асрок VLA» с зоной поражения от 1,5 до 28 км (с перспективой дальнейшего увеличения).

В арсеналах ВМФ РФ имеется значительное количество мин МТПК, выставить которые, если что, с учетом сокращения корабельного состава мы не сможем физически. В состав этих мин входит торпеда МПТ («наша Мk-46»). Она, как и ее американская прародительница, обладает большим потенциалом и при соответствующем ремонте благодаря модернизации способна прослужить еще немало лет. «Наигравшись» в 90-х годах дорогой игрушкой - малогабаритной торпедой с «суперТТХ»
Mk-50, американцы уже в XXI веке прагматично вернулись к разработке 60-х - Mk-46 с новой ССН, ставшей в модернизированом виде Mk-54.

Для нас аналогичное решение куда более целесообразно. Появление на наших НК калибра 324 мм (с модернизированной торпедой МПТ) объективно прокладывает дорогу антиторпеде комплекса «Пакет» (калибр 324 мм), которая сегодня должна являться главным элементом контура противоторпедной защиты (ПТЗ) корабля.

СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

Принятие на вооружение с начала 90-х годов ВМС зарубежных стран новых образцов торпед (особенно их ССН) и систем обнаружения (в том числе на основе активного подсвета и сетецентрических многопозиционных систем) привело к еще большему обострению ситуации с МПО ВМФ России, его носителями (в первую очередь подводными) уже на концептуальном уровне, принципиально ставящем под сомнение субмарины и их оружие в традиционном облике.

Необходимо признать, что характер изменений в подводной войне, произошедших за последние два десятилетия, в полном объеме не осознан не только у нас, но и за границей. Выработка адекватной концепции развития ВВТ реальна лишь после тщательного изучения возможностей новых сетецентрических систем, их испытаний в реальных условиях. Сегодня речь может идти только об определении направления развития морского подводного оружия и первоочередных мерах для разрешения наиболее острых проблем МПО ВМФ.

К принципиальным изменениям подводной войны можно отнести:

- значительное увеличение гарантированных дистанций обнаружения ПЛ новыми средствами поиска;

- повышение помехозащищенности новых гидролокаторов, крайне затрудняющее подавление их даже новыми средствами РЭБ.

Вывод о том, что такое современная система самонаведения торпеды, можно сделать, например, из доклада конференции UDT-2001 (9 лет назад!).

В течение трех лет специалисты фирмы BAE Systems и Управление оборонных исследований МО Великобритании проводили эти работы применительно к торпеде Spearflsh. Основные направления работ включали:

- обработку широкополосного сигнала (в активном и пассивном режимах);

- использование более сложной формы огибающей сигнала;

- скрытый режим активной локации;

- адаптивное формирование диаграммы направленности;

- классификацию с помощью нейронных сетей;

- совершенствование процесса слежения.

На испытаниях было выявлено, что использование широкой полосы (около октавы) позволяет повысить эффективность выделения полезного сигнала на фоне шума благодаря увеличенному времени обработки. В активном режиме это позволяет использовать процедуру сжатия длительности сигнала, что снижает влияние поверхностной и донной реверберации.

Для обнаружения целей при помощи излучения сигнала малой мощности используется сложная форма огибающей сигнала со случайным заполнением и широкая полоса частот. При этом излучение торпеды не обнаруживается целью.

Необходимо особо отметить, что это не некие перспективные разработки, это уже факт, причем в серийных торпедах, что подтверждается сообщением пресс-службы командования подводных сил ВМС США от 14 декабря 2006 года: «Первая Мк 48 mod.7 поставлена флоту и 7 декабря 2006 года загружена на SSN-752 «Пасадена» в Перл-Харборе».

Возможность эффективного противодействия таким торпедам требует в первую очередь антиторпед. В современных условиях особую роль приобретают противолодочные ракеты, тем более что в этом вопросе мы сегодня превосходим всех. Для тяжелых торпед исключительно важной становится возможность атаковать надводные цели с дистанций более 25-35 км многоторпедными залпами с телеуправлением.

Может быть, с учетом обозначенных проблем есть смысл купить торпеды за границей, как когда-то в XIX веке или в 30-х годах XX? Но как когда-то, увы, уже не получится, так как главными в торпеде сегодня являются ее ССН, система управления, алгоритмы. И вопросы эти ведущими разработчиками закрываются жестко, вплоть до разработки специальных схем гарантированного уничтожения программного обеспечения торпеды, чтобы противник не смог восстановить его даже по обломкам.

МО Великобритании изучает вопрос о возможном приобретении у ВМС США тяжелой торпеды Мк 48 ADCAP в качестве готовой альтернативы модернизации находящейся на вооружении ПЛ управляемой по проводам тяжелой торпеды Spearfish. Это решение приобрело большое значение после того, как Управление оборонной промышленной политики МО заявило в декабре 2005 года, что в будущем Великобритания будет готова закупить торпеды за границей при условии, что она сохранит контроль над их тактическим программным обеспечением и устройством ССН (Janes Navy International, 2006, p. 111, № 5, p. 5).

Получается, нет уверенности, что даже ближайший союзник США - Великобритания получила полный доступ к «софту»...

За рубежом можно и нужно закупать ряд комплектующих для нашего МПО, но система самонаведения и система управления должны быть отечественными. Эта работа также имеет и большую экспортную перспективу. Необходимый для разработки современных ССН научный потенциал у нас есть.

Сегодня МПО является одним из основных ударных и оборонительных средств морских сил общего назначения (МСОН) и играет исключительно важную роль в обеспечении боевой устойчивости морских стратегических ядерных сил (МСЯС). А в условиях значительного превосходства возможных противников на театре военных действий и господства в воздухе современная минная война (с применением дальноходных самотранспортирующихся и сверхширокополосных мин) может являться мощным фактором сдерживания, однако последнее заслуживает отдельного разговора.

Повторюсь: несмотря на острые проблемы с разработкой и производством современного МПО, сегодня имеется достаточный научный и производственный потенциал для разработки и производства подводного оружия, отвечающего самым современным требованиям.

Для этого необходимо:

1. Внедрение в НИОКР - этапов, модульности. Результат даже на промежуточном этапе разработки должен быть пригоден к практическому применению.

2. Анализ всех производственных возможностей нашего машиностроения для достижения максимальных ТТХ и минимальной себестоимости МПО.

3. Широкое применение гражданских технологий.

4. Крайне важны вопросы военно-технического сотрудничества в части как экспорта, так и импорта в интересах развития МПО ВМФ. Грамотная постановка вопросов ВТС работает на обеспечение вопросов ЗГТ.

5. Участие в утилизации МПО разработчиков - использовать задел ранее изготовленного подводного оружия для выпуска перспективных образцов, как это делается в тех же США.

6. Корректура нормативных документов по разработке ВиВТ с учетом новых подходов и требований времени для сокращения сроков и стоимости НИОКР.

7. Отказ от ТА калибра 53 см на надводных кораблях, переход на калибр 324 мм с модернизированной торпедой МПТ и антиторпедой «Пакет».

8. Категорически необходимо массовое оснащение ПЛ антиторпедой комплекса «Пакет». Вариант для ПЛ пр. 877 представить на экспорт.

8. Доработка торпедного аппарата ПЛ под шланговое ТУ, модернизация тяжелых торпед под шланговую катушку, освоение шлангового ТУ на флоте.

9. С учетом ограничений в ресурсах и обеспечения боекомплекта ПЛ ВМФ целесообразно иметь на вооружении два типа тяжелых торпед: современный образец - УГСТ и модернизированную (с заменой батареи, ССН и установкой шлангового телеуправления) торпеду УСЭТ-80.

10. В современных условиях ПЛР становится главным оружием ПЛО как для надводных кораблей, так и для подводных лодок.

11. Начать разработки особо малогабаритного МПО (калибр менее 324 мм). Развитие ССН позволяет обеспечить высокую эффективность даже малогабаритной боевой части малой торпеды, помогает значительно снизить ее стоимость.

http://www.vpk-news.ru/hot/army/morskoe … mozhnosti2

73

Дайте успокоительного... :mad:

74

DELTA-4 написал(а):

Дайте успокоительного.

Может быть, с учетом обозначенных проблем есть смысл купить торпеды за границей, как когда-то в XIX веке или в 30-х годах XX? Но как когда-то, увы, уже не получится, так как главными в торпеде сегодня являются ее ССН, система управления, алгоритмы. И вопросы эти ведущими разработчиками закрываются жестко, вплоть до разработки специальных схем гарантированного уничтожения программного обеспечения торпеды, чтобы противник не смог восстановить его даже по обломкам.

МО Великобритании изучает вопрос о возможном приобретении у ВМС США тяжелой торпеды Мк 48 ADCAP в качестве готовой альтернативы модернизации находящейся на вооружении ПЛ управляемой по проводам тяжелой торпеды Spearfish. Это решение приобрело большое значение после того, как Управление оборонной промышленной политики МО заявило в декабре 2005 года, что в будущем Великобритания будет готова закупить торпеды за границей при условии, что она сохранит контроль над их тактическим программным обеспечением и устройством ССН (Janes Navy International, 2006, p. 111, № 5, p. 5).

Получается, нет уверенности, что даже ближайший союзник США - Великобритания получила полный доступ к «софту»...

За рубежом можно и нужно закупать ряд комплектующих для нашего МПО, но система самонаведения и система управления должны быть отечественными. Эта работа также имеет и большую экспортную перспективу. Необходимый для разработки современных ССН научный потенциал у нас есть.

75

DELTA-4 написал(а):

Дайте успокоительного..

Противолодочный комплекс «Медведка» (Россия)

- Готовность сто секунд, - по громкоговорящей связи прозвучала команда руководителя ракетной стрельбы, начавшая обратный отсчет времени перед пуском, и вблизи стартовой площадки все замерли в напряженном ожидании. Еще раз проверены приборы телеметрической аппаратуры, которые включатся в момент старта, приняты доклады о готовности с постов наблюдения, и вот наконец звучит команда - «Пуск».

Вырвавшись из тесноты пусковой установки, ракета, расправив стабилизаторы, устремилась к цели. Вот от нее отделилась первая ступень. Головная часть, набрав высоту, уже превратилась в еле заметную точку в небе, когда из обтекателя выскользнула торпеда и на белом парашюте стала медленно спускаться к поверхности моря. Ее задачей было обнаружить имитатор подводной лодки и уничтожить цель.

Первый пуск ракеты-торпеды реактивного противолодочного комплекса «Медведка», которую разработали конструкторы Владимир Палладии и Валентин Смирнов в стенах Московского института теплотехники, руководимого Борисом Лагутиным, прошел успешно. Почему же этому комплексу дали имя садового хищника, который никак не связан с морем? Валентин Смирнов в ответ на этот вопрос только развел руками. Изначально проект назвали «Метелица», но в последний момент заменили его на наименование насекомого. Валентин Николаевич заметил не без гордости, что у их изделия и у садовой медведки много общего. Если их комплекс захватит цель, то спастись от него будет очень трудно, впрочем, так же, как и избавиться от его «садового однофамильца».

Появление в стенах МИТа столь интересной разработки не было случайностью. Как рассказали авторы проекта, в их институте довольно длительное время велись работы по созданию противолодочных реактивных комплексов на твердом топливе. Именно из лабораторий и испытательных стендов МИТа на вооружение отечественного флота пришли известные всем военным морякам РПК «Ураган», «Бурун», «Ливень», а также «Смерч» и все его модификации. Так что новая ракета стала естественным развитием тех видов оружия, в которых реализовано желание разработчика и заказчика ускорить доставку снаряда в район предполагаемого местоположения цели.

Такое свойство комплекса обеспечивается ракетой, состоящей из двигателя первой ступени, а также носового обтекателя, где, как в футляре, спрятана до времени торпеда, разработанная санкт-петербургским ЦНИИ «Гидроприбор». Она приводняется в районе нахождения цели и начинает поиск подводной лодки противника.

Комплекс «Медведка» от его западных аналогов - РПК «Ас-рок», «Милас», «ОТОМАТ» и многих других - отличается простотой конструкции. По мнению специалистов, в нем наиболее ярко реализованы отечественные приоритеты ракетных технологий. В итоге получилось простое в управлении и эксплуатации, дешевое и эффективное в применении противолодочное оружие. По своим габаритам и малому весу - всего 9,5 тонны (вес РПК «Асрок», например, более сорока тонн) - четырехствольный пусковой комплекс «Медведка» может быть размещен на любом корабле или судне водоизмещением от 350 тонн и более. Причем пусковые установки этого оружия спокойно вписываются в архитектуру уже действующих в составе флота кораблей. Максимальная дальность применения «Медведки» соответствует дальности обнаружения подводной лодки-цели корабельными гидроакустическими станциями. К достоинствам комплекса можно отнести и тот факт, что он может применяться в прибрежной зоне с глубинами от 40 метров, где такое же оружие западных стран практически бессильно. Впрочем, эффективен он и на океанских просторах с глубинами более 500 метров. Тактико-технические данные входящей в комплекс торпеды исключают мертвую зону применения этого оружия, время подготовки к использованию которого исчисляется секундами.

После того как «Медведка» будет включена в районе предполагаемого нахождения подводной лодки противника, функции оператора по наведению комплекса заканчиваются. Бортовая электроника «Медведки» сама отработает поправку на морскую качку и произведет пуск ракето-торпеды в тот момент, когда, если говорить упрощенным языком, цель и оружие окажутся как бы в одной плоскости.

По словам заместителя генерального конструктора института Льва Соломонова, судьба такого эффективного оружия сегодня вызывает большие опасения. У главного заказчика - ВМФ России не хватает средств на проведение дальнейших морских испытаний. Не строят сегодня и кораблей, для которых разрабатывался комплекс.

РПК «Медведка» на международной выставке в Абу-Даби была представлена на продажу. Из беседы с офицерами заказывающего управления флота стало ясно, что такое оружие и нашему флоту крайне необходимо. Тем более сейчас, когда упор делается на малые сторожевые корабли, действующие в прибрежной зоне. В этих условиях «Медведка» могла бы сослужить неоценимую услугу как надежное
http://www.soldiering.ru/navy/arsenal/medv/medv.php

увеличить

Отредактировано Nagual (2010-06-08 13:34:26)

76

Nagual написал(а):

Комплекс «Медведка» от его западных аналогов - РПК «Ас-рок», «Милас», «ОТОМАТ» и многих других - отличается простотой конструкции.

угу
только вот ... "хорошая мысля" (чтож амы на "Асроке" ограничились 10 км) "приходит опосля" (того как сделали "Медведку" на значительно большую дальность и получили "оставляющий желать лучшего" результат по точности

с дальностью "Медведки" требовалась ИСУ, а с нею и скорость/дальность неплохо было бы поднять ...

77

а что-нибудь позитивное-то у нас есть на фронте противолодочного оружия? :(

78

Pantsyr написал(а):

а что-нибудь позитивное-то у нас есть на фронте противолодочного оружия?

На фоне обозначенных проблем безусловным нашим успехом следует считать разработку противолодочных ракет (ПЛР) для атомных подводных лодок.

Существует мнение: так как просвещенный Запад не имеет их на вооружении, то и нам не надо. Однако ПЛР - это скоростное оружие, обеспечивающее поражение подводных лодок противника в кратчайшие сроки и на гораздо больших дистанциях по сравнению с торпедами. Применение противолодочных ракет в ситуации, когда противник выстрелил первым, позволяет перехватить инициативу в бою и победить. Причем большую роль играет скорость доставки боевой части к цели. Заслуга ОКБ «Новатор» заключается именно в реализации этого требования, наиболее ярко проявившегося в ПЛР 86р калибра 65 см. Мнение, что дальность этой противолодочной ракеты (около 100 км) была не нужна, безграмотно. Дальность - эта следствие высокой скорости, обеспечивающей значительное увеличение эффективности на дистанциях, много меньших максимальной в сравнении с ПЛР 83р калибра 53 см.

ПМСМ амам не то что "не хотелось" на базе "Саброка" получить ПЛУР с торпедной БЧ, а просто не получилось, в т.ч. потому что Mk-46 была предельно облегчена

если внимательно посмотреть то "на орехи" УГСТ досталось только за буксируемую катушку
шланговая есть уже кучу лет, "немного напильника" и вопрос закрыт

Отредактировано mina (2010-06-08 14:48:34)

79

mina написал(а):

ПМСМ амам не то что "не хотелось" на базе "Саброка" получить ПЛУР с торпедной БЧ, а просто не получилось, в т.ч. потому что Mk-46 была предельно облегчена

это касается и не доведенной UUM-125A / RUM-125A Sea Lance - ? или тут другая история...

mina написал(а):

11. Начать разработки особо малогабаритного МПО (калибр менее 324 мм). Развитие ССН позволяет обеспечить высокую эффективность даже малогабаритной боевой части малой торпеды, помогает значительно снизить ее стоимость.

вот об этом можно чуть подробней

80

mina написал(а):

За рубежом можно и нужно закупать ряд комплектующих для нашего МПО, но система самонаведения и система управления должны быть отечественными

Наверное,это выход.

mina написал(а):

Необходимый для разработки современных ССН научный потенциал у нас есть.

Согласен,но КОГДА!!!

81

СРОЧНО ТРЕБУЮТСЯ ПОДВОДНЫЕ РОБОТЫ И ПРОТИВОТОРПЕДНАЯ ЗАЩИТА

82

Возможно ли использовать торпеды, будь-то противолодочные или универсальные, с самолетов типа Су-33. И можно ли с Су-33 применять ракетоторпеды.
К чему это - в статье "Танкерная война" на сайте Атрина была указанно мнение специалистов, что против крупных кораблей целесообразно применять торпеды, так как стрельба по танкерам и корветам ПКРК приводила к повреждениям на кораблях, но изредка к потоплению судов.

83

Теоретически можно создать подводную БЧ для ПКР, наподобие нашей старой КСЩ, только с применением новых технологий. Ведь главная опасность для корабля - подводная пробоина корпуса.

84

Дмитрий написал(а):

Возможно ли использовать торпеды, будь-то противолодочные или универсальные, с самолетов типа Су-33.

нет

Дмитрий написал(а):

И можно ли с Су-33 применять ракетоторпеды.

нет
да и зачем? если говорить о противолодочных торпедах то нынешняя перспектива это оснащение их модулем планирования и коррекции - как сделали амы... применять торпеды против БНК стало уже не актуально в годах так 50-х...

otvaga2 написал(а):

можно создать подводную БЧ для ПКР, наподобие нашей старой КСЩ

ага и наступить на "старые грабли", зачем?

85

Дмитрий написал(а):

так как стрельба по танкерам и корветам ПКРК приводила к повреждениям на кораблях, но изредка к потоплению судов.

А стрельба по эсминцам и вспомогательным авианосцам ПКР с несрабатывавшей головной частью приводила к полному выгоранию корабля и его гибели.
Отсюда вывод - танкер более живучее судно, чем контейнеровоз, а корвет - чем эсминец. :)
И неважно, что корвет выжил исключительно благодаря стечению обстоятельств, вроде попадания ПКР в кран-балку на палубе, а эсминец погиб так же благодаря случайному попаданию в топливный танк вспомогательной силовой установки.

86

ага и наступить на "старые грабли", зачем?

Я же сказал - теоретически можно. Но не значит что нужно.

87

ПРИМЕР НЕОБОСНОВАННОЙ КРИТИКИ СОЗДАТЕЛИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ТОРПЕД  ВОЗМУЩЕНЫ И ПРОТЕСТУЮТ...

88

tramp написал(а):

ПРИМЕР НЕОБОСНОВАННОЙ КРИТИКИ СОЗДАТЕЛИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ТОРПЕД  ВОЗМУЩЕНЫ И ПРОТЕСТУЮТ...

ногами обещаю "обиженых и протестующих" не бить   :D

впрочем они себя сами выставили со спущеными штанами:
"Что касается современного уровня наших разработок по сравнению с Западом, то, по словам генерального директора ОАО «Концерн «МПО - Гидроприбор» В. А. Осипова, «...отстали мы по одной простой причине: те ОКР, которые были начаты в 80-е годы, должны были завершиться в 90-х, что позволило бы нам как минимум достигнуть паритета. Но из-за распада СССР, приведшего к нарушению существовавшей кооперации, и слабого финансирования мы выходим на этот уровень только сейчас, опоздав более чем на 10 лет».

Выводы из текста:
1. паритета в 80х не было, его собирались достичь в 90х «по результатам новых ОКР»
2. На уровень обозначенный в данных ОКР («80х-90х» !!!!) ЦНИИ «Гидроприбор» «выходит только сегодня»

"картина Репина" - "приплыли" ...

PS
И Д И О Т Ы (те кто готовил этот текст Осипову)

весь остальной опус примерно такого же уровня, можно тыкать носом практически в любой абзац ... у них даже по истории "заплывы" на "твердые 2 балла" ...

Отредактировано mina (2010-11-18 09:47:14)

89

Мы не будем вступать в продолжительную дискуссию с автором по поводу качества разработанных в ЦНИИ «Гидроприбор» торпедных образцов

ага, мы просто скажем фэ :P

90

tramp написал(а):

ПРИМЕР НЕОБОСНОВАННОЙ КРИТИКИ СОЗДАТЕЛИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ТОРПЕД  ВОЗМУЩЕНЫ И ПРОТЕСТУЮТ...

посмотрим что получится с публикацией ответа, а пока процитирую этот опус "возмущенных и протестующих"  o.O

ПРИМЕР НЕОБОСНОВАННОЙ КРИТИКИ
СОЗДАТЕЛИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ТОРПЕД  ВОЗМУЩЕНЫ И ПРОТЕСТУЮТ...
В июне «ВПК» напечатал статью Максима Климова под заголовком «Морское подводное оружие: проблемы и возможности» (№№ 21 и 22 за 2010 год), в которой подвергся резкой критике ЦНИИ «Гидроприбор». Автор утверждает, что разработанные институтом образцы торпедного оружия на момент распада Советского Союза по своим ТТХ существенно отставали от зарубежных аналогов. Причем в последующие годы это отставание якобы стало еще заметнее. Г-н Климов также заявляет, что монополизация разработок, сконцентрированных в ЦНИИ «Гидроприбор», сыграла негативную роль в создании торпедного оружия. Особо отметим, что разработку системы самонаведения (ССН) с вертикальной гидролокацией кильватерного следа (КС) надводного корабля (НК) автор относит к наиболее серьезным недостаткам торпедного оружия российского ВМФ и т. п.
Разработчики торпедного оружия всегда с большим вниманием относятся ко всем публикациям по своей тематике. С неменьшей заинтересованностью они воспринимают информацию и пожелания, получаемые от действующих флотских офицеров. Безусловно, полезная критика заставляет переосмысливать принципиальные подходы и при необходимости корректировать принятые технические решения, что позволяет улучшать качество оружия, отвечающего главному критерию - эффективность - стоимость. Однако мы столкнулись с негативным изложением истории развития отечественного торпедного оружия и главное - с тенденциозным качественным и количественным анализом разработок как наших отдельных систем, так и торпедного оружия в целом.
Оценка г-ном Климовым вклада ЦНИИ «Гидроприбор», преемником которого является ОАО «Концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор», в разработку торпедного оружия представляет собой пример во многом необоснованной, необъективной и неконструктивной критики. Поэтому мы решили прокомментировать статью, увидевшую свет на страницах «ВПК».
ЦЕНТР СОЗДАНИЯ ССН ПРЕЖНИЙ
Мы не будем вступать в продолжительную дискуссию с автором по поводу качества разработанных в ЦНИИ «Гидроприбор» торпедных образцов, однако отметим следующее.
1. М. Климов относит ЦНИИ «Гидроприбор» к организациям, не имеющим опыта в области гидроакустической техники и минимально использующим опыт и наработки сторонних организаций. Но достаточно вспомнить имена талантливых конструкторов - разработчиков акустических торпедных ССН: А. А. Костров и Ю. Р.  Ахимов (торпеда 53-61, 1961 год, Ленинская премия), Е. Б. Парфенов (торпеда 53-65, 1965 год, Государственная премия СССР). В 60-е годы и позже работы по созданию торпедных ССН возглавляли видные ученые и специалисты в области прикладной гидроакустики: 
Ю. Б. Наумов, Д. П. Климовец, Б. В. Киселев, И. Б. Подражанский, О. В. Альхов, А. Т. Скоробогатов, Б. П. Белов и другие.
Являясь головным по каждой разработке, ЦНИИ «Гидроприбор» привлекал к научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам в области ССН десятки предприятий различных отраслей, институты заказчика, включая НИЦ РЭВ ВМФ, вузы. Совместно с ЛКИ, ЛЭТИ, МГУ, ЛГУ, НИИ ПФП, МИ-РЭА, АКИН, ЦНИИ «Гранит», ЦНИИ «Морфизприбор», Одесским политехническим институтом и другими организациями в ЦНИИ «Гидроприбор» в 70-80-х годах были детально проработаны теоретически и проверены экспериментально различные способы построения каналов обнаружения и пеленгования ССН с применением комбинаций простых и сложных (ЧМ и ФМ) сигналов, методов частотной и пространственной фильтрации, корреляционного приема, классификации целей и защиты от средств гидроакустического противодействия (СГПД) при широком использовании цифровой обработки информации. В ходе совместных работ в ЦНИИ «Гидроприбор» накоплен опыт проектирования ССН не только на базе являющихся основными акустических методов локации объектов, но и при использовании в качестве управляющего иных физических полей, например гидродинамического и светового полей КС НК.
В ЦНИИ «Гидроприбор» на протяжении 60-80-х годов были проведены беспрецедентные по масштабам батисферные натурные испытания работоспособности и помехоустойчивости гидролокаторов серийных и опытных образцов ССН, исследования всех типов реверберации в Мировом океане во всех климатических зонах - от арктических и антарктических широт до районов тропиков и экватора, а также эхосигналов от ПЛ, НК и локальных акустических неоднородностей на полигонах ВМФ.
На момент распада Советского Союза технический уровень разрабатывавшихся ССН не уступал имевшимся к тому времени зарубежным образцам. Ряд разработок того периода впоследствии был использован в ССН всех современных торпед СССР и России. Резюмируя, хотим подчеркнуть, что ЦНИИ «Гидроприбор», а теперь ОАО «Концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор» было и остается на сегодня основным центром компетенции и интеллектуальной собственности в области создания торпедных ССН. Напомним также, что ЦНИИ «Гидроприбор» являлся преемником известного Остехбюро, причем в его стенах были созданы практически все образцы отечественных торпед, состоявших и состоящих на вооружении ВМФ.
НЕ ТОЛЬКО МИНУСЫ
2. Что касается монополизации разработок, оказавшей, по приведенному выше мнению автора, негативное влияние на создание торпедных образцов, то она сложилась исторически. При этом в нашей специфической сфере деятельности монополистами являются по сути все работающие на ВМФ предприятия: ОАО «Концерн «Океанприбор», ЦНИИ имени А. Н. Крылова, ОАО «Концерн «МПО - Гидроприбор», АКИН, ОАО «ГНПП «Регион» и др. Все эти предприятия на протяжении своей истории вели заочную конкурентную борьбу с ведущими западными фирмами, создавая в соответствии с требованиями ВМФ продукцию, не уступающую, а в ряде случаев превосходящую зарубежные образцы.
Аналогичная монополизация имеет место и в ряде других отраслей российской промышленности. Более того, монополизация, на наш взгляд, является и позитивным фактором, поскольку в одном месте концентрируется весь научный, инженерно-технический и практический опыт наработок, создаются уникальные специфические методы и методики проектирования образцов, методы физико-математического моделирования процессов, образуются специализированные научные школы, формируется преемственность, кристаллизуется кадровый состав, на основе обобщенного научно-технического опыта осуществляется квалифицированное обучение молодого поколения, создается специальная лабораторно-испытательная база для отработки проектируемых образцов и т. д. При этом сейчас, кроме ОАО «Концерн «МПО - Гидроприбор», фактически нет альтернативных предприятий, способных на должном уровне разрабатывать современные образцы МПО.
Не следует также забывать о «лихих 90-х», о которых с упреком в наш адрес говорит М. Климов. Тогда наше предприятие, как и многие другие, было брошено на произвол судьбы, на выживание и фактически не финансировалось: в ту пору по полгода не выплачивали зарплату и ведущие специалисты были вынуждены искать реальный кусок хлеба. Вдобавок с развалом Советского Союза за рубежами России остались многие родственные нам предприятия и специалисты, с которыми полностью прекратилась совместная производственная деятельность. О каких достижениях и успехах, г-н Климов, можно говорить применительно к тому злополучному времени, хотя перспективный научно-технический задел, в частности по торпедным ССН, у нас, как отмечалось выше, имелся? И этот задел до сих пор далеко не исчерпан.
ОШИБКА ЗА ОШИБКОЙ
3. Признавая целесообразность и паритет в развитии зарубежных тепловых и электрических торпед, М. Климов выступает категорически против развития в России электрической торпедной энергетики, почему-то считая, что выбор нами в свое время в качестве альтернативы «электрического направления» стал тормозом для развития теплового, приведшим к «значительному отставанию универсальных торпед нашего ВМФ от торпед США» по ряду параметров. Конечно, это не так. Напротив, мы по-прежнему считаем, что оба эти направления должны развиваться равноправно, тем более что электроторпеда - это, как известно, простота, надежность, безопасность в эксплуатации, обеспечение скорости и дальности хода неизменными на всех глубинах, экологическая чистота, невысокая шумность. Что касается скептического отношения Климова к малошумности наших электроторпед, то оно бездоказательно, тем более что реальные резервы снижения шумности существуют.
Не исключено, что если бы после принятия на вооружение ВМФ электроторпеды УСЭТ-80 финансировались работы в электрическом направлении, мы сейчас могли бы иметь торпеду, соизмеримую по ТТХ с тепловой.
4. Теперь о системах самонаведения. Сначала о противокорабельных и о кильватерном следе НК-цели. Чисто пассивные ССН сыграли свою роль и давно ушли в прошлое ввиду сильной зависимости дальности действия этих ССН (помимо рефракционных ограничений, присущих горизонтальной локации и проявляющихся в основном на малых глубинах) от скорости хода и ракурса НК-цели, ходовых помех торпеды, шумов моря, а также из-за низкой помехозащищенности от средств ГПД.
На смену пассивным противокорабельным системам пришли более прогрессивные ССН - активные, конечно, со своей спецификой. Причем при горизонтальной гидролокации НК-цели неизбежным стало появление мешающей поверхностной реверберации, а в случаях мелководья - дополнительно донной, естественно, при существенной зависимости дальности действия ССН от гидрологии. Внимание разработчиков ССН привлек, конечно, кильватерный след движущегося корабля, по которому можно было уверенно наводить торпеду на цель. Однако плата за это - некоторое увеличение дистанции хода торпеды, затрачиваемой на самонаведение, так как торпеда заведомо выстреливается в КС, то есть «за цель», а потом ее догоняет, как справедливо отмечает М. Климов. Первой такой активной ССН у нас стала система с горизонтальной гидролокацией КС НК «Андромеда» (наименование ССН - по М. Климову), реализовавшая способ параллельного преследования цели вдоль одной из облучаемых кромок КС для минимизации потерь догонной скорости торпеды и, следовательно, сокращения дистанции хода на самонаведение. Вместе с тем ССН «Андромеда» для организации параллельного преследования требовала априорной информации о курсовом угле цели и оказалась достаточно критичной к крену торпеды при самонаведении ввиду узости акустических лучей гидролокатора, ориентированных при работе практически нормально к следу.
Создание чуть позже «Андромеды» ССН с вертикальной гидролокацией КС НК, так называемой подструйной системы, простой, надежной и изящной одновременно, явилось выдающимся достижением разработчиков ЦНИИ «Гидроприбор». Основными достоинствами данной противокорабельной ССН, кроме простоты принципа действия и надежности, являются:
- работоспособность при сильном волнении моря, а также при любой глубине акватории, допускающей стрельбы торпедами;
- практическое отсутствие влияния рефракции звука на дальность действия системы в вертикальной плоскости;
- невысокие требования к крену торпеды;
- скрытность действия, так как излучаемая ультразвуковая энергия сконцентрирована в узком вертикальном луче;
- абсолютная помехозащищенность от средств ГПД;
- выгодная акустическая энергетика, обусловленная малыми расстояниями до КС в вертикальном направлении, высокими значениями коэффициента концентрации излучающего и приемного лучей антенны, и другие факторы, что позволяет успешно использовать эту ССН практически на любой торпеде.
Потери догонной скорости торпеды при самонаведении, обусловленные реализацией алгоритма сквозных периодических пересечений КС (по «синусоиде», как образно выражается М. Климов), при необходимости могут быть существенно снижены посредством имеющихся у нас решений по оптимизации алгоритма самонаведения и других усовершенствований. Меры же противодействия торпеде с подструйной ССН, якобы используемые в ВМС США, о которых туманно пишет М. Климов, нам хорошо известны, так же, как и их эффективность.
Подструйная ССН оказалась лучшей из всех разработанных отечественных противокорабельных ССН. Ввиду ее бесспорных достоинств все современные отечественные образцы оснащены подструйной ССН, конечно, в усовершенствованных вариантах. Удивительно, почему М. Климов не оценил по достоинству подструйную ССН, а отнес ее к «наиболее серьезным недостаткам торпедного оружия российского ВМФ»?
М. Климов также пишет, что «американцы начали заниматься разработкой аналогичных ССН еще в 40-е годы, однако от установки их на свои торпеды отказались». И это неверно. Да, первый проект такой торпеды разрабатывался в США в 1944-1946 годах, но потом был прекращен. К ССН по КС НК в США вернулись через 30 лет: в 1975-м была принята на вооружение ВМС телеуправляемая противокорабельная торпеда с самонаведением по следу НК МК45 Freedom мод. 1, поступавшая также на экспорт. Мы не утверждаем, что ССН этой торпеды по принципу действия аналогична нашей подструйной, но по алгоритму поиска и самонаведения она имеет с ней явное сходство. Так, после первого пересечения КС НК на прямом ходу торпеда MK45F также разворачивается в сторону цели и производит самонаведение посредством сквозных периодических пересечений следа, стремясь поддерживать текущий угол пересечения КС близким к 30° для увеличения поступательной скорости вдоль КС, то есть опять же двигаясь по «синусоиде», и т. д.
Обращаясь к нынешним направлениям зарубежного развития противокорабельного самонаведения, отметим, что для обнаружения НК и ПЛ и наведения на них в универсальных ССН современных зарубежных торпед сейчас применяется, как правило, единый, то есть противолодочный активно-пассивный гидролокатор, хотя, на наш взгляд, проблем с наведением на НК в активном режиме при горизонтальной локации более чем достаточно, особенно в условиях повышенной балльности моря, мелководья и рефракционных ограничений, когда дальность действия по НК-цели может уменьшаться более чем на порядок. Однако в большинстве ССН зарубежных торпед при наведении на НК предпочтение до сих пор отдается, несмотря на отмеченные выше недостатки, пассивному режиму работы. В некоторых ССН пассивный режим работы ССН используется, исходя из тактических соображений, для повышения скрытности при сближении торпеды с целью (режим «подкрадывания») с последующим переходом в активный в ближней зоне реагирования. Вместе с тем, по некоторым данным, в ССН универсальных торпед F17 мод. 2 (Франция), А184 мод. З (Италия), DM2A4 (Германия), помимо противолодочного гидролокатора, может использоваться специальный активный противокорабельный гидролокатор - индикатор следа, с помощью которого торпеды наводятся на НК-цель по его КС. Понятно, что в последнем случае зарубежными разработчиками подтверждаются целесообразность и эффективность самонаведения по КС НК.
5. Кратко о противолодочных ССН. Отмечая работоспособность и надежность отечественных ССН первых двух поколений (пассивные ССН, активно-пассивные ССН, в том числе унифицированная ССН «Сапфир», 1960-1970), М. Климов, однако, считает, что они уступали по ТТХ американским аналогам того времени и имели низкую помехозащищенность от средств ГПД. Да, помехозащищенностью от средств ГПД наши первые ССН, как и американские аналоги МК37 и МК44, в то время вообще не обладали за исключением ССН «Сапфир», где были реализованы логические меры защиты. А вот дальности действия как наших, так и американских ССН в активном режиме были (при прочих равных условиях) примерно одинаковы. Так что здесь М. Климов опять ошибается.
Теперь о более поздних отечественных ССН, в частности о системе «Водопад», которая была сдана на вооружение ВМФ в составе торпеды УСЭТ-80. Обсуждая эту ССН (амплитудную равносигнальную), М. Климов обратил внимание на недостаточную дальность действия по ПЛ, имевшую место в мелководных районах наших северных полигонов. Но он или забыл, или не знал, что аналогичное свойство в мелководье присуще всем западным ССН. К сожалению, такая же картина наблюдалась и у нас вследствие повышения в этих условиях уровней граничной реверберационной помехи и соответственно возрастания порога срабатывания ССН из-за развернутых в вертикальной плоскости приемных акустических лучей. В умеренных и глубоководных районах Северного, Черного, Японского и других морей дальность действия ССН «Водопад» полностью соответствовала требованиям ТЗ.
Со временем ССН «Водопад» была заменена на более позднюю разработку - фазовую ССН «Керамика», обладающую высокой помехоустойчивостью. Да, прототипом для «Керамики» послужила одна из первых моделей ССН американской торпеды МК46. Ну и что? Мы следовали обычной мировой практике. К тому же вариант отечественной фазовой ССН в ЦНИИ «Гидроприбор» существовал еще в 70-х годах в качестве дополнения к одной из разрабатывавшихся тогда амплитудных систем. ССН МК46 была не только нами расшифрована и переведена на отечественную элементную базу, но и дополнена рядом электронных узлов нашей разработки и в частности техническими решениями по защите от средств ГПД, которых в прототипе не имелось вообще.
Конечно, в арсенале наших разработчиков ССН есть и уже реализуется определенный задел по новым универсальным системам, которые в будущем должны заменить существующие образцы. Одна из таких систем, устойчивая к воздействию любых помех, пройдя ряд натурных испытаний, обладает ТТХ, не уступающими характеристикам лучших современных зарубежных аналогов, и специальным режимом работы для стрельбы по надводным целям с прицеливанием в упрежденную точку или в настоящее место цели.
Что касается современного уровня наших разработок по сравнению с Западом, то, по словам генерального директора ОАО «Концерн «МПО - Гидроприбор» В. А. Осипова, «...отстали мы по одной простой причине: те ОКР, которые были начаты в 80-е годы, должны были завершиться в 90-х, что позволило бы нам как минимум достигнуть паритета. Но из-за распада СССР, приведшего к нарушению существовавшей кооперации, и слабого финансирования мы выходим на этот уровень только сейчас, опоздав более чем на 10 лет».
Добавим, что на протяжении многих последних лет флотские заказчики не проявляли должной заинтересованности в развитии отечественного торпедного оружия. Поэтому при отсутствии соответствующих заказов на разработки «наш флот (как говорит М. Климов) сегодня и вынужден закупать дорогостоящие и морально устаревшие торпеды».
СОВЕТ НАПОСЛЕДОК
6. Приведем такую цитату из статьи М. Климова: «Характерно и то, что разрабатывавшиеся НПО «Регион» системы самонаведения для авиационных противолодочных ракет АПР-1, АПР-2 уже в 60-х годах были значительно совершеннее и умнее, чем у основного разработчика. ССН современной торпеды УГСТ также результат трудов НПО «Регион».
Первую фразу мы даже комментировать не будем. Она некорректна, бездоказательна и пусть остается на совести автора. Что касается второй фразы, то из «результата трудов НПО «Регион» явно видны уши одного из наших ведущих разработчиков ССН, перешедшего не так давно на службу в «Регион». Здесь комментарии, как говорится, просто излишни, тем более что работоспособность ССН этой торпеды, по нашему мнению, пока оставляет желать лучшего. Следует также отметить, что в 60-е годы НПО «Регион» не создавало систем самонаведения. Это были системы автоприцеливания. А что касается самих ракет, то НПО «Регион» позже отказалось от их дальнейшей разработки, перейдя к созданию самонаводящихся торпед.
7. Наконец, встречается в статье М. Климова очередная неточность, но уже историческая. Он пишет, что разработанная в СССР в 50-е годы ССН, основанная преимущественно на копировании пассивной ССН трофейной немецкой противокорабельной торпеды «Цаукенинг», является первым отечественным образцом ССН. Это не совсем так.
Во-первых, «Цаукениг» (правильное написание) - это обозначение не торпеды, а самой ССН немецкой торпеды G7EC (далее T-V). Во-вторых, начало создания первой отечественной ССН относится к 1936 году, когда группа специалистов МНИИ-1 приступила к исследованию возможности самонаведения торпеды на базе разработанного гидроакустического ультразвукового шумопеленгатора. Работы велись также в Ленинграде на заводе № 205 и в ЦКБ-39. Носителем ССН была парогазовая торпеда 53-38. Великая Отечественная война прервала начатые работы. Обнаруженные и изученные советскими специалистами торпеды T-V (после подъема в 1944 году немецкой ПЛ U-250, потопленной в Финском заливе) послужили толчком и прототипом для возобновления отечественных работ по самонаведению. При этом работы по созданию аналогичной торпеды с пассивной ССН производились в Научно-испытательном минно-торпедном институте ВМФ и были завершены, как известно, в 1950-м принятием на вооружение электрической торпеды под шифром САЭТ-50.
Напоследок наш добрый совет автору: перед тем как написать очередную обличительную статью, постарайтесь встретиться с непосредственными разработчиками объектов обличения, услышать и понять их аргументы. Тогда не будет ошибок и инсинуаций.
Глеб ТИХОНОВ начальник научно-производственного комплекса, главный конструктор торпедного направления; ОАО «Концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор»
Валентин ШЕХИН начальник сектора, бывший начальник отдела ССН торпед (1988-1999); ОАО «Концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор»
Юрий БУХАЛОВ главный специалист; ОАО «Концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор»

мда ...  %-)
моими оппненентами (кстати известными и высококвалифицироваными специалиствами) писалось это явно с применением "мишек-гамми чудо-сока"  :)
причем не нашлось никого, способного перед отправкой вычитать сей опус на "свежую голову"  o.O