СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Наше время » Война ZZOZZOZZ - тактика и анализ хода операций.


Война ZZOZZOZZ - тактика и анализ хода операций.

Сообщений 151 страница 180 из 972

151

maxim написал(а):

Типичная совет-мейд структура роты, включая замполита

Это ж штат мирного времени! И - да, типовой, наследственный т.с.

maxim написал(а):

+ 3 чел помечены "вiдр" (?

відрядженні - откомандированные

maxim написал(а):

кто такой "ГСР" в управлении роты

головний сержант роти - прямой аналог не советского старшины, а именно натовского ротного сержанта/фельдфебеля

152

maxim написал(а):

Трэш - это выставление техники на открытые позиции в обороне, отсутствие рассредоточения и маскировки.

Выполнение прямого требования БУСВ выставлять часть танков/БМП на передовую для наблюдения.

maxim написал(а):

имеются вопросы по организации взаимодействия артиллерии и передовых подразделений

Ничего не поделать пока не перейдём на германо-амеровские принципы со множеством специалистов - передовых артнаблюдателей экипированных соответсвующим образом, вместо устаревшей и недостаточной советской (комбатры с отд. разведки на мсб).

maxim написал(а):

Буксируемая арта на втором этапе войны - тоже трэш. Армейский уровень управления никак не наладит эффективную контрбатарейку.

И это при наличии туевой хучи на складах 2С3 и 2С5 (тыща первых и пара сотен вторых).

maxim написал(а):

Использование БТГр на нынешнем этапе не понятно - нужно воевать как минимум двубатальонными бригадами и полками.

Двубатальонным боевыми группами. Ну, подозреваю, что это не получается исходя из имеющихся ОШС и реального наличия л/с. В ОШС, как видится, сильные проблемы по недостаточности управляющего штабного звена, недостаточно подразделений боевого обеспечения (сапёров в три раза меньше чем у амерскиой бригады), разведчиков (аналогично), связистов (ну, понятно...) А ещё, с самого начала ОШС бригад пинали за недостаток тыловиков - на новые дивизии эта проблема перекидывается. Так что - основанные на усиленном батальоне БТГ - лучшее из возможного. Тем более, что в организации боя, такое впечатление, что выше уровня БТГ ничего и не надо вплоть до корпусного/армейского штаба.

153

Рядовой-К написал(а):

головний сержант роти - прямой аналог не советского старшины, а именно натовского ротного сержанта/фельдфебеля

Ага, все-таки стандарты наты значит просочились...
А в чем кстати отличие между ними?

154

maxim написал(а):

Ага, все-таки стандарты наты значит просочились...
А в чем кстати отличие между ними?

Ещё как "просочились"!
Ротный сержант он больше по взаимодействию с личным составом, учётом л/с, главный над сержантами.
А ротный старшины (он, кстати, остался) - хозяйственник, каптенармус, "служба войск".

А вот в штабы батальонов тоже ввели дополнительных офицеров, что позволяет свалить на них часть "бытовухи" и всякой нудной обязаловки, а на войне обеспечить отдых командира и НШ временно назначив "дежурных офицеров".

155

Рядовой-К написал(а):

И это при наличии туевой хучи на складах 2С3 и 2С5 (тыща первых и пара сотен вторых).

Гвоздика тоже не плоха.
Исключительно точное орудие на всей своей дальности, списывать ее не надо.

У акации, например, Вд менее 40м обеспечивается только на дальности до 11км, а гвоздичка на макс.дальности Вд 26м.

Рядовой-К написал(а):

Ничего не поделать пока не перейдём на германо-амеровские принципы со множеством специалистов - передовых артнаблюдателей экипированных соответсвующим образом, вместо устаревшей и недостаточной советской (комбатры с отд. разведки на мсб).

Командиры артиллерийских подразделений на передке принимают решения о способе поражения противника, методе ведения огня - эта схема гораздо лучше, другое дело что (а) сейчас эти опции не востребованы т.к. нет решительных наступлений да и некому реализовывать решительные наступления - сейчас востребован огонь по отдельной цели, (б) вопрос вообще действуют ли командиры батарей и дивизионов вместе с передовыми подразделениями. Есть подозрение что нет. В будущем, с учетом насыщения бпла и асув, эту схему перестраивать нужно - в этом смысле она устарела.

Рядовой-К написал(а):

Тем более, что в организации боя, такое впечатление, что выше уровня БТГ ничего и не надо вплоть до корпусного/армейского штаба.

Ну, не понятно на самом деле что там твориться. В слитой из-под Николаева карте были обозначены управления дивизий - управлений бригад и полков на карте не было.
Ну если поверить Шлотману
https://www.uawardata.com/
https://twitter.com/HN_Schlottman/statu … 0584964096
То там можно предположить, что управления армий выполняют роль управлений соединения, за исключением 1ТА, которая костяк всех сил на изюмском направлении.
Другое дело есть ли там управления армий всех частей которые там задействованы... далеко не факт.

ТГ канал старше эдды, с Шлотманом не согласен по направлениям их действий, кстати:

Первая танковая армия продолжает уверенное продвижение на запад от Изюма по обеим сторонам реки Северский Донец. Взяты Заводы и Червоный Шахтер, в бинокль видна Великая Камышеваха, являющаяся крупным узлом обороны ВСУ. Героическая 20 армия, взяв Сухую Каменку и Сулиговку, атакует врага в направлении села Долгенькое и Курульки, отрезая пути снабжения подразделениям ВСУ во всей Славянско-Краматорской агломерации. Части 41 армии вышли на рубеж реки Оскол

Там целый пучок направлений направлений наступления шириной 15-20 км - на каждом из них нужно свое командование, будь то командование одной из армий, выступающих в роли командования соединения или родные командования дивизий/бригад/полков.

Вот, кстати, еще картоделы на основе данных Шлотмана рисуют:
https://twitter.com/Pouletvolant3

156

maxim написал(а):

Гвоздика тоже не плоха.

Да любой бронесамоход артиллерийский всяко интереснее чем буксируемый девайс.

maxim написал(а):

вопрос вообще действуют ли командиры батарей и дивизионов вместе с передовыми подразделениями. Есть подозрение что нет.

Их и не хватает на все передовые юниты. Если мне память не изменяет, в амерской комбинед бригаде, с 2011 года аж 17 только бронепостов передовых артнаблюдетелей, и это не считая форвард-обсерверов в каждом пехотном взводе, + сами господа артиллерийские офицеры с своими группами для управления. А в совесткой системе - только и есть что "артиллерийские офицеры с своими группами для управления"и пара чморных ПРП, коих, тупо не хватает для полноценного решения задачи.

maxim написал(а):

Там целый пучок направлений направлений наступления шириной 15-20 км - на каждом из них нужно свое командование,

Если армейский участок имеет 80-100-120км по фронту, то, само-собой разумеется, нужно промежуточное командование на отдельных тактических участках. Сейчас это решают выделением групп управления из армейского командного звена и вновь воссозданными дивизионными командованиями. А вот на бригадно-полковом уровне создать промежуточное, между БТГ и ОА/ТА, звено управления - не получается. Ибо комбриг/комполка уходит командиром 1-й БТГ бригады/полка, НШ бригады/полка - командиром 2-й БТГ; соответственно же раздёргивается и Л/с и техника бригадного штаба и роты связи (и всего прочего).
Штатному командиру батальона рулить БТГ не доверяют.

157

Рядовой-К написал(а):

Ибо комбриг/комполка уходит командиром 1-й БТГ бригады/полка, НШ бригады/полка - командиром 2-й БТГ; соответственно же раздёргивается и Л/с и техника бригадного штаба и роты связи (и всего прочего).
Штатному командиру батальона рулить БТГ не доверяют.

Потому и нужны дополнительные полковые штабы в бригаде, которые будут рулить БТГ. Комбат с такой работой не справится, БТГ слишком большие и разнородные.
А комбриг должен парить над тремя БТГ, аки орел.

А батальонные штабы можно сдвинуть вниз для руления РТГ - рота пехоты, рота танков, пара батарей, разведка и БПЛА, тылы батальонного уровня.

Отредактировано Шестопер (2022-05-03 15:26:20)

158

Рядовой-К написал(а):

Штатному командиру батальона рулить БТГ не доверяют.

И оно вобщем-то в рамках нынешней системы логично.
Роль батальонного звена в мирной жизни задавлена: сверху всем рулит ком. в/ч, снизу ротный рулит всей жизнедеятельностью и боевой подготовкой низовых подразделений.
Самостоятельным комбатам в такой системе появиться сложно, а у них еще и управление в батальоне слабое.

Рядовой-К написал(а):

А в совесткой системе - только и есть что "артиллерийские офицеры с своими группами для управления"и пара чморных ПРП

Взвод управления ком.батареи из двух отделений - каждое нп - в расчете на роту.
Дивизион в расчете на батальон.
Для организации нормального взаимодействия с артиллерией, при условии, что все это находится непосредственно с пехотой - этого должно хватить.
Я думаю дело просто в том, что командиры батарей где-то еще гасятся, а не приданы пехоте.

159

УкрСМИ сообщают, что США начали поставку новейших переносных/возимых тропосферных радиостанций https://www.comtech.com/comet.html Высокозащищённая связь старшего тактического уровня.

160

maxim написал(а):

Взвод управления ком.батареи из двух отделений - каждое нп - в расчете на роту.

Нет. Комбатр может устроить только один НП. Как вариант - распределить л/с и оборудование на две точки - но это всё-равно будет один НП.

161

Рядовой-К написал(а):

Нет. Комбатр может устроить только один НП. Как вариант - распределить л/с и оборудование на две точки - но это всё-равно будет один НП.

Ну это не суть важно будет это один нп или два - важно что они могут в сопряженное наблюдение.
Но в любом случае, до двух нп (вне зависимости от того какой из них основной) на батарею + ком.дивизиона с его прп - 8 передовых глаз артиллерии на дивизион поддерживающий батальон.
Дело не в их количестве. Дело в том, что их нет с передовыми подразделениями видимо, а они гасятся где-то в тылу со своей батареей.

В перспективе командиры батарей и дивизиона будут наблюдать поле боя не лично, а через беспилотник - тогда нужно вводить третье отделение во взвод управления.
И к вот такой штатке уже сейчас нужно приводить воюющие подразделения насыщая их бпла и освобождая ком.батареи/дивизиона и комбата от необходимости находится на передке и от туда обозревать поле боя, противника действия своих войск и огонь своей артиллерии - заменяя кнп наблюдением с бпла.

162

По наводки VIMа:
Yачальник управления боевой подготовки ЮВО полковник Рафаиль Насыбулин
https://vm.ric.mil.ru/upload/site178/6bDZRSvP0q.pdf
со стр. 70

https://images2.imgbox.com/56/ff/dPfq1WbQ_o.jpg
https://images2.imgbox.com/31/ff/qSUIuSiU_o.jpg
https://images2.imgbox.com/99/59/VwuTn9x2_o.jpg

Далее заключительная часть:

В настоящее время в каждом мотострелковом полку и бригаде округа созданы и подготовлены по одной БТГр прорыва и БТГр развития успеха.

Основу БТГр прорыва составляет тактическая группа прорыва, возглавляемая заместителем командира батальона. В нее включаются танковая рота (без танкового взвода) с мотострелковым взводом, мотострелковый взвод (специальный) из состава стрелковой роты снайперов, кочующий миномет, установка БМ-21, тяжелая огнеметная система ТОС-1, сводный инженерно-саперный взвод, другие силы и средства (рис. 2).

Подразделения ТГр прорыва распределяются по функциональным подгруппам. Так, на базе танковой роты (без танкового взвода) формируется тральная подгруппа в составе танкового взвода с танками, оснащенными тралами, и ударная подгруппа, в которую входят танковый и мотострелковый взводы.

Мотострелковый взвод (специальный) роты снайперов действует в качестве снайперской команды, состоящей из четырех снайперских пар и подгруппы огневого обеспечения.

При этом снайперские пары разделены по функциональному признаку следующим образом.

Первая снайперская пара — наблюдения и целеуказания (СнПНЦУ).

Ее главная задача состоит не в уничтожении целей, а в их обнаружении и доведении информации до командира взвода, который, находясь на командно-наблюдательном пункте (КНП) командира ТГр прорыва, распределяет цели между снайперскими парами и другими средствами поражения. Возглавляет данную пару командир отделения, основное вооружение — дальномер ОПР-3, винтовки СВД и ВСС у каждого.

Вторая снайперская пара — ближнего действия (СнПБД) — предназначена для уничтожения целей на дистанции до 1000 м. Состав — старший снайпер и снайпер. Вооружение: старший снайпер — винтовка СВ-98 или СВДМ; снайпер — СВД; в качестве второго оружия у обоих — ВСС.

Третья снайперская пара — среднего действия (СнПСД) — выполняет задачу поражения целей на дистанции до 1500 м, состав аналогичен. Вооружение: старший снайпер — винтовка АСВК или АСВКМ, снайпер — СВД, второе оружие у обоих — ВСС.

Четвертая снайперская пара — дальнего действия (СнПДД) — предназначена для уничтожения целей на дистанции от 1500 до 1800 м. Вооружение: старший снайпер — АСВКМ, снайпер — СВД, второе оружие у обоих — ВСС.

Оставшийся личный состав взвода в количестве шести человек на двух штатных МТ-ЛБ с дополнительно установленными на них автоматическим гранатометом АГС-17 и противотанковым ракетным комплексом (ПТРК) «Фагот» составляют подгруппу огневого обеспечения. В нее также включены танк-снайпер, БМП-снайпер и кочующий миномет с наиболее подготовленными экипажами (расчетом).

Предназначена данная подгруппа для поддержки действий снайперских пар и повышения вероятности поражения назначенных им целей, а также для уничтожения наиболее важных и хорошо замаскированных объектов.

Для усиления огневой мощи ТГр и подавления (вывода из строя) хорошо защищенных объектов (огневых средств) противника в ее составе формируется подгруппа огневой поддержки, в которую включаются реактивная система залпового огня (РСЗО) БМ-21 для стрельбы полупрямой наводкой, тяжелая огнеметная система ТОС-1 и установка разминирования УР-77, применяющая заряд без тормозного каната.

В войсках ЮВО отработан вариант применения установок разминирования УР-77 или УР-83п в качестве средства огневого поражения, апробированный еще во время контртеррористической операции на Северном Кавказе. В ходе специальных сборов с расчетами установок разминирования опытным путем установлено, что максимальная дальность пуска заряда без тормозного каната достигает 1000 м при использовании двух двигателей и 12 секций заряда взрывчатого вещества.

Сводный инженерно-саперный взвод в составе инженерной машины разграждения ИМР, тяжелого механизированного моста ТММ и установки разминирования УР-77 действует в качестве подгруппы обеспечения мобильности при продвижении подразделений ТГр в глубине опорного пункта противника.

Расчеты трех зенитных ракетных комплексов (ЗРК) «ОСА-АКМ» или «ТОР-М1», а также станций РЭБ Р-330 «Житель» и Р-934 БМВ сведены в противобеспилотный резерв (ПБПРез).

В течение учебного года в ходе тактических занятий и учений в ЮВО отработан оптимальный порядок действий БТГр прорыва (рис. 3).

В назначенное время артиллерия БТГр в составе гаубичной артиллерийской и минометной батарей начинает артиллерийскую подготовку наступления. При определенных условиях к ней может привлекаться и поддерживающая артиллерия старшего начальника. В одном из огневых налетов минометная батарея выполняет задачу по ослеплению противника на переднем крае обороны.

Используя результаты огневого поражения и ослепления противника, снайперская команда и тральная подгруппа из исходного положения (на удалении до 6 км от переднего края обороны противника) на максимальной скорости выдвигаются к минно-взрывным заграждениям. Снайперская команда скрытно занимает выгодные позиции и огнем из снайперских винтовок, ПТРК, АГС-17, танка-снайпера и БМП-снайпера уничтожает противотанковые и другие огневые средства противника, в первую очередь танки и расчеты ПТРК, обеспечивая выдвижение и проделывание проходов в минных полях тральной подгруппой.

Тральная подгруппа в составе трех танков с одним катковым (КМТ-7) и двумя ножевыми (КМТ-8) тралами развертывается в боевой порядок на фронте до 300 м (расстояние между машинами до 150 м). В это же время по вновь выявленным целям ведет огонь полупрямой наводкой БМ-21, а также тяжелая огнеметная система ТОС-1 и установка разминирования УР-77 с зарядом без тормозного каната. В установленное время между огневыми налетами артиллерии наносит удары армейская авиация.

С выходом тральной подгруппы к минным полям, используя результаты огневого поражения, начинает выдвижение на максимальной скорости ударная подгруппа в составе танковой роты (без двух танковых взводов) с мотострелковым взводом. Она развертывается в боевой порядок в две линии на удалении до 200 м одна за другой и на фронте до 300 м каждая.

В первой линии — танковый взвод, во второй — мотострелковый взвод. При этом танки и БМП ведут огонь на ходу по выявленным целям. Снайперская команда обеспечивает выдвижение и развертывание ударной подгруппы.

С приближением ударной подгруппы на рубеж безопасного удаления от разрывов своих снарядов (до 200 м от переднего края) артиллерия и армейская авиация переходят к огневой поддержке наступающих войск — продолжают уничтожать и подавлять уцелевшие и вновь выявленные цели в глубине опорного пункта противника.

Тральная подгруппа, проделав проход в минно-взрывных заграждениях, осуществляет пуск дымовых гранат системы «Туча» для обеспечения скрытного преодоления минных полей ударной подгруппой и огнем из вооружения танков прикрывает ее развертывание в боевой порядок, а затем присоединяется к ней. По завершении разгрома противника в опорном пункте осуществляется расширение участка прорыва в стороны флангов. Тем самым создаются благоприятные условия для ввода в бой и дальнейших действий главных сил БТГр в составе трех усиленных мотострелковых рот.

Главные силы БТГр до расширения бреши ведут сковывающие действия перед всем фронтом обороны противника, а затем устремляются в прорыв для развития успеха.

Борьбу с БПЛА противника ведет ПБПРез, включающий три единицы ЗРК «ОСА-АКМ» (или «ТОР-М1») и мобильную группу РЭБ в составе станций постановки помех Р-934 БМВ и Р-330 «Житель». Боевой порядок зенитного ракетного подразделения — в линию боевых машин с интервалами до 300 м. Удаление от КНП БТГр прорыва — до 150 м. Боевой порядок мобильной группы РЭБ — в линию с расстоянием между машинами до 100 м. Удаление от линии боевых машин ЗРК — 150 м. Перемещается ПБПРез в ходе боя вместе с КНП БТГр прорыва.

Для выработки устойчивых навыков командиров и личного состава подразделений в применении новых приемов и способов действий подготовка БТГр организована последовательно, по этапам боевого слаживания.

В период слаживания отделений проводятся тактические занятия с элементами ТГр прорыва низшего порядка: отделениями, танками, расчетами, парами снайперов, танком-снайпером, БМП-снайпером, кочующим огневым средством и др.

В период слаживания взводов отрабатываются действия в составе снайперской команды, тральной, ударной подгрупп, подгрупп огневой поддержки, обеспечения мобильности, ПБПРез и другими создаваемыми элементами боевого порядка ТГр.

В период слаживания рот проводятся тактические занятия и учения с ТГр прорыва, а на этапе слаживания батальонов отрабатывается порядок действий в составе БТГр прорыва в целом.

Степень подготовленности каждой БТГр к выполнению боевых задач в соответствии с предназначением проверяется в течение года в ходе тактических учений, а во время контрольной проверки за учебный год — в форме тактико-строевого занятия.

Таким образом, наличие в каждом общевойсковом соединении округа БТГр прорыва и развития успеха, хорошо подготовленных в соответствии с предназначением и досконально освоивших новые (нестандартные) способы боевых действий, позволит им успешно, с минимальными потерями решать поставленные задачи в современных и будущих военных конфликтах.

163

Обращает на себя внимание:
1) группа огневой поддержки из снайперов с асвк, "снайперских" танка и бмп - против расчетов птрк
2) атака под прикрытием огня артиллерии ударной группы в составе ТВ и МСВ с последующим ее усилением группой разграждения
3) ослепление противника дымами для прикрытия действия группы разграждения
4) удар ТОС и града на полупрямой наводке по опорнику для прикрытия действий гр. разграждения и последующей атаки
5) комплексирование РЭБ и ПВО для прикрытия от бпла
6) слабость и недостаточность артиллерии
7) недостаток пехоты в ударной группе
8) отсутствие контроля поля боя с бпла
9) большой отрыв танков ударной группы от пехоты
10) торы/осы и рэб вытащенные на передок
11) КНП батальона не наблюдающий непосредственно свои войска, противника и поле боя - 150м от подразделений ПВО об этом говорит исчерпывающе
12) отсутствие каких-либо указаний на взаимодействие с артиллерией
13) отсутствие каких либо планов по борьбе с артиллерией и в частности с минометами противника
14) согласно схеме атакуется полевой опорник противника, вместо того, чтоб вынести его залпом 3-9 установок ТОС

164

maxim написал(а):

По наводки VIMа:
Yачальник управления боевой подготовки ЮВО полковник Рафаиль Насыбулин
https://vm.ric.mil.ru/upload/site178/6bDZRSvP0q.pdf

А можешь это на какой-нить другой сервис закинуть (гугли-диск, к примеру), а то у меня блокируется доступ?

165

Рядовой-К написал(а):

А можешь это на какой-нить другой сервис закинуть (гугли-диск, к примеру), а то у меня блокируется доступ?

https://disk.yandex.ru/d/nMiGrDN_fJPdCg

166

maxim написал(а):

Олег 1981 написал(а):

    Ну вот таким образом , подготовить можно даже 2-3 человека  а много больше . В принципе и весь личный состав роты

Для подготовки нештатных саперов в роте и желательно во взводах должны быть штатные.
А так много что требует базовой саперной подготовки что может оказаться очень востребовано в низовых подразделениях: установок монок, особенно управляемых, сигналок, окопные заряды, растяжки, использование гибких и накладных зарядов для проделывания проходов в стенах и бойниц.

Инженерно-саперный взвод нужен не только для придания саперов ротам.
Там комплекты управляемых минных полей, РП-377УВ, миноискатели, возимый запас мин и зарядов различного назначения - все это в ротах возить нет возможности, это должно выдаваться вниз под задачу.
Там же средства для оборудования и маскировки позиций: масксети, отвалы на технику. Там же УР-83П, зрп-2 тропа.

Ну и по хорошему там много чего потребно.

Хорошие результаты в зелёнке даёт применение Сапёрного линемёта СЛБ70У - для траления мин с растяжками в траве - прицельный и настильный заброс кошки по тропе выстрелом холостого патрона из АКhttp://forumupload.ru/uploads/000a/e3/16/4782/t127479.jpg

167

Жомини написал много букв и нарисовал много графиков:
https://twitter.com/JominiW/status/1521700041601302529

Дядя кончено предвзятый, но на мой взгляд стоит не только прочитать, но и в "военной мысли" опубликовать, чтоб разогнать тамошний застой мысли и активизировать обсуждение.
В главном своем тезисе он, кмк, не прав: под постоянными ударами нашей артиллерии передовые подразделения всу посыпятся рано или поздно, как это случилось в Карабахе.
Но посмотрим.

168

maxim написал(а):

Рядовой-К написал(а):

    А можешь это на какой-нить другой сервис закинуть (гугли-диск, к примеру), а то у меня блокируется доступ?

https://disk.yandex.ru/d/nMiGrDN_fJPdCg

Спасибо.

169

Некоторые комментарии к статье.

Первое, боевая подготовка.

В настоящее время в каждом мотострелковом полку и бригаде округа созданы и подготовлены по одной БТГр прорыва и БТГр развития успеха.
...
Для выработки устойчивых навыков командиров и личного состава подразделений в применении новых приемов и способов действий подготовка БТГр организована последовательно, по этапам боевого слаживания.
В период слаживания отделений проводятся тактические занятия с элементами ТГр прорыва низшего порядка: отделениями, танками, расчетами, парами снайперов, танком-снайпером, БМП-снайпером, кочующим огневым средством и др.
В период слаживания взводов отрабатываются действия в составе снайперской команды, тральной, ударной подгрупп, подгрупп огневой поддержки, обеспечения мобильности, ПБПРез и другими создаваемыми элементами боевого порядка ТГр.
В период слаживания рот проводятся тактические занятия и учения с ТГр прорыва, а на этапе слаживания батальонов отрабатывается порядок действий в составе БТГр прорыва в целом.
Степень подготовленности каждой БТГр к выполнению боевых задач в соответствии с предназначением проверяется в течение года в ходе тактических учений, а во время контрольной проверки за учебный год — в форме тактико-строевого занятия.
Таким образом, наличие в каждом общевойсковом соединении округа БТГр прорыва и развития успеха, хорошо подготовленных в соответствии с предназначением и досконально освоивших новые (нестандартные) способы боевых действий, позволит им успешно, с минимальными потерями решать поставленные задачи в современных и будущих военных конфликтах.

Перед нами не просто очередная статья с очередной тактической концепцией - это тезисное описание тактики на которою идет натаскивание частей ЮВО.
В статье прямо не говориться (как будто в этом есть что-то постыдное), но по смыслу понятно, что натаскивание идет с целью последующего применения на Украине.
Пора бы уже этот эзопов язык отбросить, кстати.

По поводу слаживания:
Командир знает "что делать, бойцы знают как"– один из основных принципов групповой работы.

Слаженность - это когда люди начали понимать друг друга - желательно с полуслова, без длительных пояснений причем в высокострессовой обстановке боя: когда что-то где-то иногда пошло не по плану и вокруг внезапно наступила Ж.

Достижение слаженности подразумевает взаимодействие и работу на результат (победу) а не по заранее написанному сценарию.
Это требует:
1) понимание подчиненными как мыслит, рассуждает и принимает решение командир, цитирую интернеты:
Во время моей службы в канадской территориальной армии офицеры "отчитывались" перед своими подчинёнными о принятых ими решениях в ходе учебного "боестолкновения". Командир проговаривает перед солдатами какие решения он принимал и почему, как по его мнению действовали подчиненные, ему можно задавать вопросы. Несмотря на то, что никакой критики никто открыто не высказывал, но чувствовалось, что командирам психологически тяжело отчитываться перед подчиненными, особенно, когда командиры допускали ошибки. Как мне кажется, это достаточно эффективный способ подталкивать командиров к принятию взвешенных решений. (извиняюсь за самоцитирование). Разумеется такой разбор полётов был устным.
2) многократного выполнения одной и то же задачи в различных условиях, на различной местности, в неожиданно меняющейся и идущей не по плану обстановке.

Нынешний цикл боевой подготовки к этому мало приспособлен.
Поэтому даже если его проводить в полном объеме, отбросив всю бумажную волокиту, устранив препоны полноценной БП в виде ответственности командиров за травматизм и сохранность техники - даже в этом случае нынешняя методика БП может дать только относительную, недостаточную слаженность, а не ту, которая потребуется на поле боя. В итоге результат не будет достигнут и, как постоянно происходило в нашей армии ранее, процесс опять будет не ради полезного выхлопа, а ради самого процесса и галочки.

Нужно ломать существующие схемы боевой подготовки, выводить войска в поля и там проводить комплексные занятия по теме начиная с тактических занятий и боевых стрельб отделений и заканчивая БТУ.
Потом менять задачи низовым подразделениям, назначая их в другие элементы боевого порядка и повторять заново.

Занятия нужно проводить с привлечением большого количества инструкторов в низовые подразделения: по паре на отделение.
Которые будут находится непосредственно возле обучаемых и тут же корректировать их действия.
Должен быть перечень ошибок для инструкторского состава, что бы они знали какие действия неправильны и поправляли обучаемых.
И не просто перечень ошибок, а с объяснением каждой, почему именно это ошибка.

Потом переходить к комплексным тактическим занятиям взводов с группой противодействия.
  Ремарка: Тут хорошо бы вспомнить по начавшие разрабатываться еще в советское время и ставшие стандартом в странах НАТО комплексы лазерных имитаторов стрельбы и поражения и которых нет в РА до сих пор - вспомнить и крепко, от души, пнуть ответственных.
Группа противодействия, инструкторы - все это подразумевает, что войска выводятся не просто в поля, а в развернутый в полях учебный центр.
Никто, кстати, не мешает развернуть такой учебный центр на территории Украины, вблизи от действующих частей, часть подразделений которых по ротации можно привлекать в качестве инструкторов и группы противодействия.
Людям на передке нужен отдых, а тем, кто их сменит - обучение и передача опыта.

Настоящая обученность достигается молодым бойцом только с опытом действий в составе уже слаженного и опытного подразделения (в идеале при выполнении боевых задач).
- сначала он должен научится выполнять в составе подразделения отдельные действия
- потом определенные последовательности действий
- потом анализировать обстановку
- потом самостоятельно выполнять все необходимое согласно своей должности
Обстрелянные и опытные подразделения привлекаемые по ротации в УЦ в качестве команд инструкторов должны стать для обучаемых подразделений вот такой средой, которая, не за один раз а за серию занятий и учений, покажет на собственном примере как надо и даст поэтапно войти в режим правильной работы обучаемым.

Как показывает опыт, наиболее быстро и эффективно слаживание группы происходит в условиях необходимости совместных действий на пределе и физической и морально-психологической выносливости, в не до конца ясной и меняющейся обстановке. По этому принципу должны строится контрольные тактические занятия - они должны происходить в условиях большой физической усталости, недостатка сна, выхода из зоны комфорта, меняющихся вводных. Опыт организации чего-то такого отдаленно подобного у нас имеется с курсом выживания на КМБ. Пора бы сообразить, что выживание можно устроить не только на КМБ.

Взводные тактические учения (да! это нужно вводить), ротные и батальонные с группой противодействия и командами инструкторов должны в рамках подготовки к боевым действиям идти вереницей - не менее трех-четырех каждое. Они должны выработать навык совместных слаженных действий - навык врабатывается повторением. Первый раз при этом можно не считать - первая попытка только вскрывает косяки, но не дает правильного опыта для закрепления.

Всем военнослужащим направляющимся в зону боевых действий на Украине придется действовать в застройке. И это касается не только собственно боев: оборудование опорных пунктов, маскировка и расположение - все это должно быть знакомо и такие действия подразделения должны выполнять на автомате. Западные страны не стесняясь проводят учения на улицах своих городов и сел - в реальной обстановке. Уровень наших тактических городков имитирующих городскую застройку откровенно днищевый ни к каким действиям в застройке, ни в городской, ни в частной на них подготовится невозможно. Кроме того, их исчезающе мало. Любая не показушная подготовка к боевым действиям должна обязательно включать тактические занятия и учения на улицах реальных н.п. различного типа: в сельской, городской и промышленной застройке.  То, что соцсети до сих пор не переполнены кадрами тактических учений с улиц и площадей говорит о том, что МО продолжает заниматься показухой, а не реально готовить части и подразделения к войне.

Боевые стрельбы тоже важны: навык уверенного управления огнем и ведения огня в рамках поддержки огнем действий своих сил: через голову, в промежутки или с другого направления просто так не нарисуется.
Перечисленные огневые задачи для подразделений - сложные, учится этому в бою нельзя. Да, они несут высокий риск травматизма. Нашим командирам всех уровней пора учится отвыкать от реалий прежней армии, где на каждый чих прикрывали жопу бумажкой. Если кто-то не понял, что времена безвозвратно изменились - после войны всем кто не понял объяснят компетентные и уполномоченные на то органы. Бумажную армию и бумажных командиров Россия позволить себе больше не может.

Также необходимо производить "обкатку" войск огнем стрелковки поверх голов - военнослужащие должны иметь навыки определять на слух направление и тип оружия ведущего по ним огонь и не теряться под обстрелом, а принимать адекватные решения. Такую "обкатку" вполне возможно проводить после занятий по окапыванию. Не менее важен навык различения на слух входящих и исходящих, близких и далеких прилетов, навык адекватного поведения при попадании под арт/мин огонь. Поэтому после занятий по окапыванию нужно производить не только "обкатку" стрелковкой поверх голов, но и минометом с минами без взрывателей.

В 1982 году погибло на учениях от несчастных случаев и при нарушении правил техники безопасности, а так же в ДТП, 86 военнослужащих. Боевая подготовка не отделима от травматизма и от несчастных случаев со смертельным исходом так же. И от аварий и потерь техники тоже не отделима. С командиров нужно спрашивать не за травматизм а за всестороннее обеспечение. Ну или отказываться от боеспособной армии. В условиях идущей войны жертвы на этапе боевой подготовки на порядок снизят жертвы от боевых действий не обстрелянных, не достаточно слаженных и не достаточно подготовленных подразделений.

Еще более важно чем слаживание подразделений - командирская подготовка.

Как показывает опыт этой (и не только этой) войны - дуболом командир своим командованием способен угробить любого уровня подготовленное подразделение с богатым боевым опытом.
И наоборот, толковый и опытный командир, адекватно оценивающий собственные силы, противника и обстановку, способен выполнять с успехом ограниченный круг боевых задач даже с толпой вооруженных мужиков первый раз в жизни видящих оружие - Донбасс 2014 года тому пример.

И речь не только о подготовке и слаженности штабов и органов управления, речь о кругозоре и тактическом мастерстве командиров вырабатывающих замысел на бой и принимающих решения.
Откуда ждать тактически грамотных действий командиров всех уровней, если они в никогда не практиковались в выработке замысла боя, оценки местности, оценки боевых возможностей своих сил и противника.
Любое знание задерживается в голове человека только в том случае если постоянно применяется.
Пустое заучивание уставов и наставлений ничего не даст без регулярного решения командным составом тактических задач.
Нужно понимать СМЫСЛ который стоит за положениями и требованиями уставов и нормативов. Знать все и невозможно и бестолку.
Знание букварей возможно только через практику их применения (пусть и в игре) и понимание их смысла.

Для этого нужны постоянные командно штабные игры на картах и сетевых тренажерах уровня не округ-армия, а взвод-рота-батальон-полк/бригада.

Соответственно, больше, на порядок больше, чем задалбование л/с боевой подготовкой перед боевыми действиями, следует задалбовать командный состав тактическими летучками и двусторонними командно-штабными играми.
Не тренировками - играми. Играми подразумевающими противоборство с другой волей и мастерством и стремление к победе.

Гении не родятся, гениев производит среда, в данном случае офицерская среда с достаточно высоким уровнем тактического сознания и широким обсуждением проблемных вопросов применения войск. Обсуждение проблемных вопросов подразумевает, что авторитет командира строится не на том, что он всегда прав, как у нас это часто бывает, а на успехах продемонстрированных в двусторонних командно-штабных играх, втч на тренажерах, и тактических летучках. Мастерство — дело непрерывной практики, тактическое мастерство — практики против сильного противника.

Но вместо такой реальной подготовки к боевым действиям армия у нас задалбовала военнослужащих всех уровней бесконечными, нафиг никому не нужными, построениями, совещаниями, бумагомарательством, тупым метением плаца ломом, чуть менее тупыми рабочками, резиновыми днями, ПХД, спортивными мероприятиями и строевой подготовкой - результат сейчас пожинаем на Украине. И вместо того, чтобы разводить бесконечный пиар на пустом месте, который давно уже ни на кого не производит впечатления и над которым все только смеются, лучшее что может сделать МО сейчас это дать понять что со старыми практиками армии мирного времени произошел радикальный и окончательный разрыв и теперь все будет по другому и всерьез. Увы.

170

Про то, как встретились и подружились одинокий ВОП и одинокий ТОС.

Что мы видим на предложенной в статье "Военной мысли" карте-схеме: мы видим три полевых ВОПа противника и атаку на один из них с целью прорыва.

Зачем вообще атаковать полевой опорник? Кому это пришло в голову!?
Полевой опорник абсолютно беззащитен перед массированным огнем ТОС.
Блиндажи, щели, лисьи норы - все эти укрытия от артогня абсолютно не защищают от ТОС.
То есть конечно ударная волна забегая в траншеи и блиндажи ослабевает, но и только - поражающий фактор остается, вопрос только в расходе БК.
Защиту от ТОС обеспечивают только ж/б или другие конструкции с дверной коробкой и железной дверью.
Подвалы, погреба - пожалуйста. Полевой опорник против ТОС - беззащитен.

Площадь поражения одной установки ТОС - 4 га. Три установки (тяжелая огнеметная рота) на ВОП - одним залпом, чтоб исключить выход противника из-под огня.
Девять ТОС (сводный огнеметный батальон) на РОП. Это обеспечит уничтожение противника с меньшим расходом БК и нарядом сил и в более короткое время чем подавление его ствольной или реактивной артиллерией согласно нормативам. Давно уже пора вывести ТОС из подчинения РХБЗ, свести их в огнеметные полки прорыва и применять массированно на направлении прорыва обороны противника.

Вынос залпом трех ТОСов одного, второго, третьего опорника произведет на противника такой морально-психологический эффект, что его оборона посыпется.
Он станет вставать на лыжи при первых признаках наступления, при малейших звуках танковых двигателей на нашей стороне - в точности как вставали на лыжи садыки завидев первые признаки грустного приближения шахиб-арбы.

Далее имеет смысл рассматривать все сказанное в статье только применительно к опорнику оборудованному на окраине н.п.

171

Про группу "добейте выживших и хорошего вам настроения" (с).

У нас имеется очень интересная группа огневой поддержки.
Которая является не столько группой огневой поддержки атаки, сколько группой огневого поражения противника доразведанного и вскрывшего себя в ходе проделывания проходов в минно-взрывных заграждениях.
Она состоит из ТОС, УР-77 и града. Тут прослеживается идея уничтожения противника выжившего после огневой подготовки атаки артиллерией на этапе перед собственно переходом в атаку наших сил.

Идея на мой взгляд очень здравая. Применительно к противнику занимающему позиции на окраине н.п. эту задачу должны выполнять танки и расчеты птрк корнет с птурами с термобарической боевой частью.
По не жилой, промышленной застройке связка: тюльпан + смельчак + орлан-30 - так же приветствуется. При тех же условиях отсутствия присутствия мирных жителей и невозможности бросить КАБ, при плотном подавлении противника огнем, возможно применить УР-77. Но только нужно понимать, что "змей горыныч" - это на самом деле хрупкая, нежная машина с утонченной броней и большим количеством ВВ внутри. Поэтому выводить на открытое, простреливаемое противником пространство ее нужно крайне осторожно, под прикрытием дымов и огня артиллерии плюс шквального огня группы огневой поддержки, надежно подавляющего противника так, чтоб не мог поднять головы.

Включение в группу "добития" ТОС и града не оправдано на мой взгляд. От огня реактивной артиллерии требуется слишком большое безопасное удаление. По сути их применению должен предшествовать отвод "тральной группы", она же группа разграждения, равнозначный выводу ее из боя.

Армейскую авиацию для прикрытия действий группы разграждения тоже лучше поберечь. Война только началась, а уже и так потеряно слишком много дорогой и сложно восполнимой техники. Не нужно выполнять АА задачи которые безопаснее и эффективнее выполнить другими средствами.

172

Про группу огневого обеспечения, она же группа огня прямой наводкой, она же группа огневой поддержки атаки.

В качестве основного средства борьбы с расчетами птрк и nlow противника выбраны снайперы с АСВК и АСВКМ.
При этом от снайперских пар ожидается эффективная работа по появляющимся на короткое время операторам джавелин и nlow на дистанциях 1500-1800 метров.
Это не учитывает реальные возможности комплекса оружие-стрелок, которые по отзывам для АСВК ограничиваются дистанцией 1300 м при условии длительной подготовки выстрела (не менее 4-8 мин.), а также при наличии в паре обученного наблюдателя с трубой не менее 60 крат.

Более реально стоит рассчитывать на подавление работы ПТ средств быстрым огнем снайперских пар с расчетом на психологический эффект снайперского огня и срыв выполнения задачи оператором птрк.
Главное тут будет не эффективность огня, а скорость реакции, препятствующая произвести прицеливание и выстрел на той стороне.

Стремление использовать в группе огневой поддержки снайперские пары, спешенные расчеты птрк и АГС - понятно. Спешенная пехота, даже с тяжелым носимым вооружением в зеленке и застройке обладает скрытностью, обеспечивающей ее живучесть в зоне действенного огня противника. Техника в зоне действия огня противника скрытностью не обладает и требует своевременного выявления и уничтожения носимых ПТ средств для того, чтобы держать передний край противника под постоянным и длительным наблюдением и огнем. Альтернатива: либо смириться с более высокими потерями, либо действовать выкатами из укрытия по наводке пехоты. Поэтому, ПРИ УСЛОВИИ эффективной контрбатарейной борьбы и подавления работы артиллерии и минометов на участке атаки, спешенные расчеты тяжелого и носимого оружия в группе огневой поддержки более предпочтительны чем техника. Тем не менее, при правильном упоре на снайперов, АГС и птрк, вызывает удивление недостаточный наряд сил в группе огневой поддержки. Удивление это вызывает ничуть не меньше, чем не учет реальных возможностей своих подразделений (а вернее явно завышенные требования и постановка задач которые не будут выполнены). Наряд сил в группе огневой поддержки, очевидным образом не способен не только задавить своим огнем противника, но даже эффективно держать его позиции под наблюдением.

Оставим на время вопрос того, что план должен был включать меры по борьбе с минометами и артиллерией противника, для обеспечения сосредоточения и действий всех элементов боевого порядка, втч спешенных расчетов и сн.пар гр.огневой поддержки. В саму группу нужно было очевидным образом включить гранатометный взвод. Туда же нужно было включить МСР второго эшелона или хотя бы МСВ из нее. Пулеметчикам раздать станки Степанова, и заодно положить их в укладку БМП чтобы они там лежали всегда, штатно. Дать нештатный номер расчета пулеметчику - с биноклем. Гранатометчика и помошника гранатометчика обучить работать с ПТРК - не такая это и наука, на Донбассе в 2014 году учили за полчаса. Штатно ввести в отделения снайперов с СВД. У противника именно так и у нас после Чечни тоже было так, но потом итоги войны в очередной раз пересмотрели и похерили. Снайперские роты - это хорошо и правильно, но снайперские пары отдельно, снайперы в составе рот и взводов отдельно - у них разные тактика, место в боевом порядке и задачи. На дистанции 1500-1800 метров СВД, как и АСВК могут эффективно вести огонь по быстро появляющимся целям только на подавление - на испуг, на срыв боевой задачи. В мотострелковом отделении давно пора иметь дополнительный комплект стрелковки, чтобы отделение могло эффективно вести огонь на всех дистанциях боя - как на ближних, так и на дальних - по задаче. Например, там не плохо бы в дополнение к ПКП/ПКМ держать РПК. Таким образом при трех членах экипажа БМП весь состав МСР второго эшелона можно будет задействовать для ведения огня на подавление с указанной дистанции 1500-1800 метров, при условии воспрещении работы артиллерии и минометов противника и выбора огневых позиций на окраине застройки или зеленки смотрящих на противника.

Можно грубо оценить возможности и наряд сил чтобы надежно держать передний край противника под наблюдением и контролем.
Точные возможности подразделений по огневому контролю местности должны дать опытные учения (здравствуй русский TRADOC и DARPA - почему у нас их до сих пор нет?).

Для примера, возьмем возможности наблюдения танкоопасных целей (расчета ПТРК, гранатометчика).

Примем что грудная мишень уверенно обнаруживается на однородном фоне местности невооруженным глазом на 400-300 м. (в ближней зоне)
С учетом мер маскировки противника и сложной местности (позиции противника на окраине поселка, на опушке леса) разделим расстояние на два - 200-150 м.
Это в ясную, солнечную погоду.
При меньшей освещенности - уменьшим эту дистанцию на 10-20%, а если позиция выбрана в тенечке то и больше.

Ближняя зона до 400 м - участок местности в пределах видимости невооруженным глазом мелких предметов, движения рук например.
Средняя зона до 800 м - видимость выделяющихся местных предметов, отдельно стоящего человека например, на однородном фоне местности.

Зрение человека:
  Область сосредоточения внимания 6-7 градуса - 100 тысячных.
  Зона обзора 30-40 градусов - 600 тысячных.
  Зона наилучшего видения 15-20 градусов - 300 тысячных. (обычное поле зрения приборов наблюдения)
  Боковое зрение 130 градусов - 2000 тысячных.
Время необходимое для сосредоточения внимания на подозрительном месте 2-4 сек, в зависимости от тренированности.

Итого: наблюдатель осматривает последовательно два-три участка местности (150 * 0.3) по 30-50 метров,
задерживая на каждом внимание в течении 2-6 сек (в зависимости от ожидаемой плотности войск противника на этом участке и тренированности бойца).
Цикл наблюдения таким образом будет от 6 до 12 секунд. Ориентировочно, этого будет достаточно для своевременного выявления целей данного типа (ПТРК, гранатометчик - грудная мишень).
Число осматриваемых участков зависит от времени потребному противнику на изготовку, произведение выстрела и уходу в укрытие, от скорости реакции наших огневых средств.
Для окраины поселка, где два яруса (земля и чердаки) делим это расстояние на 1.5-2 (в зависимости от плотности застройки).
Для надежного выявления целей участки наблюдения должны перекрываться.

Необходимые участки наблюдения (на одного наблюдателя) с дистанции 150 м. у нас получаются:
50 м. - окраина н.п., пасмурная погода
60 м. - окраина н.п., солнечная погода
75 м. - опушка/лесополоса, пасмурная погода
90 м. - опушка/лесополоса, солнечная погода
150 м. - поле, пасмурная погода
180 м. - поле, солнечная погода

При кратности оптики 12 крат дистанции наблюдения будут 1800м.
Давно уже пора завести в армию бинокли с переменной кратностью, чтоб хватило по три на отделение.

Возьмем какой-нибудь н.п. Мирное на линии соприкосновения.
https://yandex.ru/maps/?from=api-maps&l=sat,skl&ll=36.118961,47.576911&origin=jsapi_2_1_79&um=constructor:72781845962201c1ae4a741f2082e3066294f8220aeb2fb928add758d2ad544d&z=16
Заходить в него лучше с северной стороны, где меньше вероятность наткнуться на МВЗ, но предположим мы прем в лоб с юга, чтоб соблюсти условия задачи.
Имеется выгодная посадочка для размещения гр.огневой поддержки:
https://yandex.ru/maps/?from=api-maps&l=sat,skl&ll=36.121901,47.572453&origin=jsapi_2_1_79&rl=36.112181,47.567581~0.007188,0.000654~-0.003626,-0.000319~-0.001588,0.008713~-0.000322,-0.001728~0.001266,0.000102~-0.000966,0.001626&um=constructor:72781845962201c1ae4a741f2082e3066294f8220aeb2fb928add758d2ad544d&z=16
В километре от поселочка.
Считаем, что нам нужно держать под наблюдением и огнем 800 метров этого поселочка, по участкам на флангах будем вести т.н. фланговый заградительный огонь на смеси ОФС и дымовых снарядов.
На 800 м. нам нужно 16 секторов наблюдения, с учетом требования перекрытия секторов - 24.

24 подсчитанных сектора - это оценочная цифра для определения минимально необходимого наряда сил, а не реально потребное число секторов наблюдения.

Теперь возможности:
В снайперском взводе 3 отделения по 3 снайперские пары - можно перекрыть 9 секторов.
Гранатометный взвод: 3 отделения по 2 расчета = 3 БМП и 6 расчетов АГС - 12 секторов считая по 2 на БМП.
Танковый взвод - 6 секторов считая по 2 на танк.
МСВ: 3 БМП, три отделения в которых возможно создать пулеметный расчет с нештатным номером расчета с биноклем, нештатный расчет ПТРК на основе гранатометчика и его помошника, снайпера, которого можно вернуть обратно в штат отделения с старшим стрелком с биноклем - нештатная снайперская пара. Итого отделение подготовленное и вооруженное таким образом и может перекрыть 5 секторов, взвод: 15.

Требования перекрывающиеся секторов может означать, что каждому подразделению можно назначить сектора наблюдения по всему фронту, совсем не обязательно разбивать эти 800 метров застройки именно на 24 подсчитанных сектора - это, повторюсь, оценочная цифра для определения необходимого числа огневых средств для контроля позиций противника, его своевременного выявления и подавления.

Подсчеты выше оценочные и говорят не о конкретном наряде сил необходимом для группы огневой поддержки, а о необходимости оценки боевых возможностей подразделений для выполнения поставленной задачи и определения наряда сил на основании этой оценки, а не с кондачка.

При таких плотностях наблюдения, как показано в примере, можно и нужно выставлять технику на прямую наводку потому что танкоопасная ж/с противника не только не сможет незамеченной открыть огонь, но и с большой вероятностью не сможет не замеченной выйти на огневые позиции. Есть конечно стугна - с этой дрянной штукой ничего не поделать, выжившие после огневой артподготовки расчеты придется уничтожать ответным огнем.

Что касается группы огневой поддержки атаки - она у нас размазана по различным местам наших нормативных документов.
Так в Боевом уставе артиллерии предписано выделять средства огня прямой наводкой - это по смыслу она и есть.
Ее функции так же выполняет штатно гранатометный взвод, а теперь еще и снайперский. Так же ее функции может выполнять МСР второго эшелона.
Пора устранить эту неразбериху и чересполосицу и прибить гвоздями в БУСВ предписание создания группы огневой поддержки атаки на уровне батальона из разнородных средств под единым управлением.

173

Огневая группа: целераспределение, наблюдение поле боя и управление огнем.

В статье имеется достаточно странный пассаж касающийся первой снайперской пары, которая не прикрывает своим огнем действия других элементов боевого порядка, а, цитирую:

Первая снайперская пара — наблюдения и целеуказания (СнПНЦУ). Ее главная задача состоит не в уничтожении целей, а в их обнаружении и доведении информации до командира взвода, который, находясь на командно-наблюдательном пункте (КНП) командира ТГр прорыва, распределяет цели между снайперскими парами и другими средствами поражения.

Во-первых начнем с того, что КНП потому и называется командно-наблюдательным, что командир ведущего бой батальона лично наблюдает бой, свои силы, противника, огонь своей артиллерии. Рядом с ним находится командир приданного дивизиона, тут же на поле боя находятся ПРП дивизиона, командиры батарей со своими взводами управления. Я надеюсь все это именно так и есть, иначе это по сути самоустранение командования тактической группы от руководства боем. Точно такое же самоустранение от руководства боем командира 2-го батальона 7-й бригады (который остался на "КНП" в Круглике, с которого ничего не наблюдалось) в 2015 году привело к провалу боя под Редкодубом, потери управления, дезорганизации батальона, тяжелым его потерям приведшим к потери им боеспособности.

Хорошо бы переходить к новым методам, вспомнить "сирийский опыт" и начать руководить боем наблюдая его с бпла. По уму, в 2022 году такое требование к организации боя должно стать обязательным. И то, что в статье этот важный момент не упомянут говорит о том что он по прежнему игнорируется и в планах и в боевой подготовке. Наблюдение командиром батальона и приданного артиллерийского подразделения боя с бпла позволит и убрать командование с передка и улучшить его осведомленность (и значит управление) и при этом его командный пункт по прежнему останется по смыслу командно-наблюдательным. Я напомню, что именно батальон у нас основная тактическая единица, командир батальона - самый старший командир который по букварям лично присутствует на поле боя и наблюдает действия своих войск, противника и огонь своей артиллерии. И в месте с этим комбат самый младший командир который имеет свой штаб. Поэтому руководить боем "по телефону" он не имеет права - комбат или лицо командующее батальонной тактической группой, и по сути выполняющее роль комбата - ключевое лицо в управлении боем и отсиживаться в тылу он имеет право только наблюдая бой с беспилотника. И именно так, с беспилотником над полем боя, и нужно теперь воевать.

Во-вторых. Во-вторых целераспределение имеет смысл до начала боя. После начала боя группа огневой поддержки должна отыскивать цели и открывать огонь по ним самостоятельно и тут же. А от процитированного абзаца повеяло духом тренировок по управлению огнем, когда обнаруживающий цель боец сначала докладывает о ней командиру, тот принимает решение, указывает бойцу как ему поразить цель, с каким расходом и дает команду на открытие огня. Надеюсь, такого маразма в ходе боевой подготовки созданных БТГр прорыва и развития успеха нет и их готовят воевать, а не выступать в цирке.

В третьих. Задачи возложенные в статье на первую снайперскую пару должно по смыслу выполнять одно из подразделений технических средств разведки РБ соединения.

В четвертых, как уже сказано выше, на поле боя должны присутствовать не только НП разведки, КНП командира БТГр, но и КНП командира приданного дивизиона и КНП командиров батарей, которые опираясь на свои взвода управления могут и должны выставлять боковые или передовые наблюдательные посты. Вся эта система наблюдения, ее место в боевом порядке, в статье никак не обозначены и не упомянуты.
Есть большие вопросы к организации взаимодействия сейчас на Украине артиллерии с передовыми подразделениями. И большое подозрение, что отсутствие эффективной артиллерийской поддержки передовых подразделений, наблюдаемое на некоторых кадрах, объясняется именно тем, что КНП батарей на передке нет, а командиры батарей отсиживаются где-то рядом со своими батареями.
Напомню, что у нас не Америка - это там все завязано на форвард-обсерверов и передовых наблюдателей, у нас другая система, где все завязано на КНП батарей и дивизионов находящихся на передке.
Кадры из Русской Лозовой, Ольховки и другие говорят о том, что разведки нет, подготовленных участков заградительного и сосредоточенного огня в обороне нет.
Вполне возможно, что причины этого в том, что всего этого нет в головах отцов командиров, и данная статья указывает на то же.

"В ходе ведения боевых действий артиллерийский командир обязан внимательно следить за полем боя, за действиями общевойсковых подразделений, непрерывно вести разведку противника, быть в курсе его действий и намерений".
Боевой устав артиллерии.

174

Ударная группа, ее лучше назвать атакующей.

В атакующей группе у нас ТВ (ТР без двух ТВ) с МСВ, с последующим присоединением к ней группы разграждения из еще одного ТВ.

Первое что обращает на себя внимание - мизерное количество пехоты.
Даже если предположить, что штаты мотострелковых подразделений исправлены, и штатная численность МСВ восстановлена с 21-22 чел до 30, получается 2.4 чел на каждую броню.
При бое накоротке на опорнике противника это закончится пожжоной техникой.

Второе что обращает на себя внимание - подчиненное положение пехоты танкистам.
Атакующая группа собрана вокруг ТР - и ее командир, очевидно, ей командует.

Это получается не ударная и не атакующая группа, а группа зачистки и уборки трупов.
Командовать атакующей группой должен пехотный командир, спешивающийся со своей пехотой.

Третье: связь, целеуказание и взаимодействие.
"Сигналом к атаке будут три зелёных свистка вверх" (с).

Вопросы организации взаимодействия и целеуказания пехоты броне - вопросы простые но проблемные, в том смысле что именно тут чаще всего на практике возникают проблемы.
Поэтому отсутствие акцента в статье на организацию связи, целеуказания и взаимодействия является ее существенным минусом.
Старая, не модернизированная техника имеет радиостанцию и приемник, позволяющий включать ее две радиосети.
Более современная техника с р/с Р-168, позволяет работать в режиме ППРЧ с возможностью приёма вызова от радиостанций, работающих на фиксированной частоте.
Что так же позволяет включать технику в две радиосети.
Построение связи во многом диктует тактику и наряд сил.

Работа в современном бою в голосовом режиме в симплексе в одной сети эффективна, если в радиосети что-то не более 10 корреспондентов. Это - вывод из практики.
То есть у нас есть радиосеть бронегруппы атакующей группы и радиосети мотострелковых взводов атакующей группы, куда включены приданные МСВ танки.
Если командир БТГр хочет влезть в их радиосети ему нужно дать дополнительные средства связи, а не сваливать все в одну гигантскую радиосеть БТГр, где никто ничего не может сказать, как это часто бывает.
А часто это бывает, потому что нормальное управление войсками на показушных и бумажных учениях не отрабатывается. В итоге связь у пехоты с броней получается прикладом по броне.

Соответственно если группа разграждения включается в ходе боя в состав атакующей группы нужно предусмотреть маневр частотами в ходе боя для включения ее в радиосети атакующей группы.
Также должна быть прямая радиосвязь у группы огневой поддержки и с атакующей группой и с группой разграждения, для чего группе огневой поддержки нужно придать из взвода связи дополнительные радиосредства.

Целеуказание в боевой обстановке быстрее всего дается не голосом от ориентиров по радиосвязи, а сигналами, в том числе трассерами, но не только.
Целеуказание группе огневой поддержки атаки также придется осуществлять сигналами - вся схема целеуказания сигналами разных элементов боевого порядка разным элементам боевого порядка должна быть продумана, проста и понятна.

И чтобы не переоткрывать все эти банальные истины в бою, это все должно быть отработано на учениях.
С учетом дурной репутации нашей армии в области связи, целеуказания и взаимодействия эти банальные истины нужно не только отрабатывать на учениях, но повторять их из каждого утюга: утром на разводе, за завтраком, обедом и ужином, в том числе на страницах "военной мысли".

175

Поддержка артиллерии.

В назначенное время артиллерия БТГр в составе гаубичной артиллерийской и минометной батарей начинает артиллерийскую подготовку наступления. При определенных условиях к ней может привлекаться и поддерживающая артиллерия старшего начальника. В одном из огневых налетов минометная батарея выполняет задачу по ослеплению противника на переднем крае обороны.
...
С приближением ударной подгруппы на рубеж безопасного удаления от разрывов своих снарядов (до 200 м от переднего края) артиллерия и армейская авиация переходят к огневой поддержке наступающих войск — продолжают уничтожать и подавлять уцелевшие и вновь выявленные цели в глубине опорного пункта противника.

Во первых, артиллерийская поддержка атаки начинается не с выходом своих войск на рубеж безопасного удаления от ее снарядов, а с их выходом на рубеж перехода в атаку.
И это не придиризм. Как показывает опыт дебальцевских боев 2015 года в головах наших общевойсковых командиров каша относительно тактики работы артиллерии из-за чего они неадекватно вырабатывают замысел на бой, войска несут потери и атаки проваливаются.

Есть разница между работой артиллерии на этапе артиллерийской подготовки атаки и артиллерийской поддержки атаки. Эта разница не очевидна из-за того, что артиллерийская подготовка атаки плавно и бесшовно переходит в поддержку. Но эта разница принципиальна и не учет ее общевойсковым командиром череват.

В период артиллерийской подготовки атаки артиллерия работает на поражение и подавление (в том смысле который вкладывает в это ПСиУО, а не общевойсковой командир) противника, что подразумевает нанесение ему огневого поражения. В период поддержки атаки, когда атакующие развернулись в боевой порядок и ведя огонь по противнику выдвигаются на рубеж спешивания, артиллерия ведет огонь не с целью нанесения противнику огневого поражения, а с целью воспрепятствования ему ведения огня и наблюдения по нашим наступающим, спешивающимся и развертывающимся в цепи отделений силам. То есть она ведет огонь на подавление противника в том смысле в котором это понимает общевойсковой командир, а не ПСиУО. Тут есть исторически сложившаяся путаница терминов дополнительно осложняющих понимание тактики и смысла ведения огня артиллерией по этапам ее боевой работы.

Наглядную иллюстрацию выше сказанного мы наблюдаем на карте-схеме обсуждаемой статьи.
На ней квадратиками на ВОПах противника отмечены участки сосредоточенного огня - они наложены на отдельные позиции огневых средств противника.
Это характерно для огня по отдельным целям в период огневой подготовки атаки.
Для огневой поддержки атаки это не приемлемо.
В ходе поддержки атаки последовательным сосредоточением огня участок ПСО должен накрывать весь опорный пункт противника.
То, как отображено на карте из статьи приведет к тому, что в ходе атаки полевой опорник противника подавлен не будет, с него выживший после артподготовки противник сможет беспрепятственно вести наблюдение и огонь по атакующим силам, задачи артиллерии в ходе огневой поддержки атаки выполнены не будут, соседние опорные пункты так же останутся не подавленными и смогут вести фланговый огонь по атакующим силам.

Нормы для ведения огня методом ПСО - 3 152мм сн на гектар в минуту.
ПСиУО предписывает участки ПСО не более 3 га на батарею, и не более 9 га на дивизион.
С учетом того, что давно остались в прошлом времена когда ВОП занимал 6 га и теперь рассредоточение сил на ВОПе больше, нужен дивизион на ВОП при поддержке атаки.
Требования дивизионного участка не более 9 га обусловлены режимом огня характерным для первого часа ведения огня, в случае, если атака происходит с сокращенной, либо вовсе без арт. подготовки, режим огня и участки сосредоточения огня могут быть кратно больше и достигать в суме 20-24 гектар на дивизион. Но даже при этом на подавление трех нарисованных на карте ВОП в ходе огневой поддержки атаки одного дивизиона не хватит. А кроме того необходимо иметь резерв артиллерии. Тем более не может идти и речи о двух батареях и одной минометке - этих сил не достаточно для того, что нарисовано на карте-схеме.

Выше было сказано, что не имеет смысла штурмовать полевые опорники, тратя на это большое количество БК артиллерии, теряя л/с и технику, когда их можно выжечь одним залпом нескольких установок ТОС.
Нормы расхода и темпа ведения огня из ПСиУО рассчитаны именно по полевым опорным пунктам, для опорных пунктов в застройке они в чистом виде не применимы.

Цитируя "Артиллерийское наступление" Ф.А. Самсонова:
"Что же касается плотности огня при постановке огневого вала, то здесь следует исходить из расчёта на моральное и физическое подавление противника. Опытом установлено, что двух-трёх разрывов в минуту на площади, подвергающейся поражению осколками, достаточно для того, чтобы противник, не укрытый прочными сооружениями, не мог вести наблюдения и огня".
Это из опыта Великой Отечественной. На этом опыте базируются нормы интенсивности и плотности огня из ПСиУО.

Исходя из понимания морально-психологического воздействия огня в ходе артиллерийской поддержки атаки на противника, необходимо сейчас рассчитать новые нормы расхода БК и темп при ведении огня по противнику на окраине застройки или опушке леса. Нужно провести полевые исследования и выяснить в каком радиусе от себя бойцы на слух воспринимают входящие как близкие и опасные.

Я бы предположил, что ведение огня на подавление по позициям противника на окраине н.п. будет эффективно на смеси воздушных и наземных разрывов - двумя батареями внакладку с интервалом на орудие 50м - получится 25 м на ствол, как по нормам огневого вала. Два дивизиона такой огонь смогут поставить на фронте 900м. При увеличении наряда сил артиллерии возможно добавить к двум батареям третью, ведущую огонь снарядами с ГЭП.
Воздушный разрыв создает реальную опасность ж/с противника пытающейся вести огонь и наблюдение с окраины н.п. по наступающим нашим силам, но, по некоторым отзывам, он создает меньшее психологическое давление на противника по сравнению с наземным. Огонь на воздушных разрывах нужно вести на радиовзрывателях, т.к. огонь с дистанционными взрывателями требует большего безопасного удаления в следствии большого разброса механических дистанционных взрывателей. Вопрос в будущем решит переход на электронные взрыватели, но пока их нет, для поддержки атаки применимы только радиовзрыватели или ударные.

Итого требуется силы до двух дивизионов, полюс реактивная и самоходная батарея как резерв артиллерии, полюс заградительный огонь по флангам на сочетании ОФС и дымовых снарядов - этим займется минометка - своя и соседей, т.к. для 152мм калибра дымов у нас нет, а гвоздики есть далеко не везде, плюс заградительный огонь на воздушных разрывах по глубине н.п. для воспрепятствования маневру противника из других районов н.п. - считаем батарея, плюс артиллерия задействованная в контрбатарейке. Все зависит от конкретной местности, противника и задачи, но ориентировочно силы артиллерии для поддержки наступления БТГр вырисовываются в 3 артдивизиона и реадн + минометки самой БТГр и соседей.

176

Отсутствующая штурмовая подгруппа и недоучет передового "сирийского опыта".

Теперь, заглянув в артиллерийское хозяйство, возвратимся к самой атакующей группе.
В ней естественно должен быть не одинокий МСВ, а МСР с танками, минимум с ТВ.
Боевой порядок в статье предлагается: первая линия танки, за ней в 200 метрах бмп, при подходе на 200 метров к переднему краю артиллерия переносит огонь в глубину.
Это исходит из положений устава принимающих безопасное удаление от огня артиллерии для спешенной пехоты 400м, для бмп 300м, для танков 200м.
Таким образом спешивание и развертывание отделений в статье предполагается проводить на дальности 400м от противника под прикрытием артогня, до его переноса.

Эффективный огонь спешенной пехоты по головным целям из неустойчивых положений с коротких остановок — метров 100-120 в лучшем случае, а я бы брал меньше раза в два — с этой дистанции можно уже окончательно задавить своим огнем обороняющихся, а до этого только подавлять, держа его позиции под огнем постоянной плотности все время сближения. А этому тоже учится нужно — в программе боевой подготовки этого нет.
По грудным и поясным целям типа гранатометчик с nlow или рпг дистанция эффективного огня будет больше, но тоже не 400 метров - метров 200-300 в лучшем случае, а в боевой обстановке я бы делил на два.

Итак, фиксируем первое: слишком большое удаление танков от пехоты, которой сложно будет их эффективно прикрыть огнем, второе: слишком большая дистанция удаления от огня своей артиллерии.

При 400 метровом уставном РБУ Вд (разброс снарядов артиллерии) подразумевается 40м, что значительно больше реального разброса с уставных дистанций работы арты по цели.
Это потому что уставные 400 метров - это требования мирного времени взятые из расчета на все случаи жизни.

Во-первых перенос огня по плану — зло.
Переносить нужно по сигналу командира роты который непосредственно ведет атаку, о чем говорит и Боевой устав артиллерии.
Только так можно приблизится к разрывам своей артиллерии на реальное расстояние безопасного удаления, а не на глупые уставные 400м.
РБУ 400м можно брать только при планировании спешивания и то если не учитывать реальный разброс снарядов артиллерии и не предпринять мер к его уменьшению.

В наших военных терминах есть неувязка.
Рубеж перехода в атаку после механизации пехоты подразумевается с выходом БМП/БТР на дистанцию эффективного огня, сиречь в большинстве случаев на рубеж прямой видимости с объектом атаки. А ранее РПА начинался на рубеже безопасного удаления от огня свой артиллерии, куда ножками подтягивалась пехота перед атакой.

Теперь с рубежом безопасного удаления совпадает рубеж спешивания. НО! Есть тонкость. Спешивание нужно планировать до боя, РБУ от огня свой арты берут не фактический, а расчетный. По букварям 400м.

Поэтому после спешивания и развертывания в цепь пехота и броня некоторое время (пока не дадут сигнал на перенос огня) могут наступать под прикрытием огня артиллерии, сближаясь с ним до фактического безопасного удаления, каким он видится в боевой обстановке а не из кабинетов мирного времени.

Вот этот то фактический РБУ, который полностью совпадает со старым рубежом перехода в атаку, никак не поименован теперь. Что создает путаницу. А рубеж и понимание его наличия важно — т.к. после него единый боевой порядок брони и пехоты должен сам уже вести подавление противника не полагаясь на огонь артиллерии. Что в том числе подразумевает и различную скорость движения до и после этого рубежа, и различную интенсивность огня (темп расхода БК) до и после этого рубежа...

Более точно рассчитать рубеж спешивания поможет формула из ПСиУО, если из нее исключить ошибку прицеливания, т.к. мы тут имеем дело не с вызовом огня, а с приближением своих войск к уже ведущимся огню.
В таком виде она будет звучать как 5 * Вд + радиус опасного разлета осколков. Вд - берется из таблиц стрельбы и зависит от дальности и заряда.
Если посчитать его таким образом, и правильно выбрать позиции артиллерии ведущей огонь, РБУ от ее огня будет составлять от 300м до 250м даже с учетом уставного "опасного разлета" осколков в 200м, а в военное время, как известно, значение косинуса может достигать 2, а когда этого требует обстановка и 4.
Собственно в ВОВ так и было, хотя и при меньшем калибре: в 200-250 метрах от огневого вала пехота давала сигнал на перенос огня.

Поэтому нужно планировать рубеж спешивания ближе, не допускать отрыва танков от пехоты - это тактика ВОВ в настоящее время полностью утратила актуальность и черезвычайно вредна. После спешивания и развертывания отделений под прикрытием артогня, сближаться с ним максимально и переносить огонь артиллерии в глубину только по сигналу ведущего атаку командира. Все это при условии полного господства нашей артиллерии, эффективной контрбатарейной борьбы втч по минометам, борьбы со средствами разведки противника (с бпла), полного воспрещения артиллерии противника возможности работать по наступающим, плотного подавления атакуемых опорных пунктов, ослепления и подавления соседних опорных пунктом, могущих поддержать огнем атакуемых, сильной группы огневой поддержки ведущей наблюдение и огонь с места - это все не перечень благопожеланий а обязательные и необходимые условия, без которых гарантированны залеты и провалы наступления. Кроме этого пора бы вспомнить передовой сирийский опыт...

Передовой сирийский опыт, это не только джихадмобили и ад-баллоны - все это мы умеем и сами: ТОС в помощь, просто по какой-то загадочной причине не хотим и дозируем по пол пакета.
Передовой сирийский опыт, это главным образом спешивание на голову противника борзых штурмовых групп размером примерно-около МСВ усиленного танком или парой.
Что сразу же дезорганизовало оборону лыжников.

Это то, во что пытались, но что не удавалась реализовать иранцам в период Ирано-Иракской войны.
Успех бармалеев в области передовой тактики объясняется главным образом совйством лыжников вставать на лыжи.
Увы, ВСУ пока таким полезным свойством не обладает.
Однако на нашей стороне есть другие плюсы, которые позволяют попробовать: низкие плотности войск и, при условии выноса полевых опорников ТОСами и оттягивания ВСУ в застройку, отсутствие глубины обороны на поле боя, не позволяющее поддержать передовые позиции огнем из глубины.

В идеале конечно нужно иметь тяжелый БТР с ДЗ и КАЗ для таких фокусов, но - "в чем застану в том и сужу".
Не нужно заменять классическую, продиктованную БУСВом и кратко пересказанную выше, атаку переднего края противника спешиванием ему на позиции штурмовых групп - нужно ее ими дополнять.
После спешивания, развертывания отделений атакующей группы и переноса/прекращения огня артиллерии, стоит попробовать рывком пары отделений с танком, под прикрытием шквального огня группы огневой поддержки и атакующей группы, спешиться прямо на окраине н.п. и завязать там ближний бой. Это черевато, да, но при успехе дезорганизует оборону противника и позволит атакующей группе быстро и без потерь зайти в застройку. Таких ШГ может быть и не одна, а по одной на каждый проделанный проход в МВЗ, например.

Касательно группы огневой поддержки атаки, она может не только создаваться на уровне батальона, но выделяться на уровне взвода: одно отделение или специальная группа пулеметчиков и свдшников могут после спешивания вести огонь с места имея таким образом лучшие возможности ведения огня и наблюдения и следовательно большую эффективную дальность огня.

Получается что-то типа поэтапного спешивания:
1. группа огневой поддержки батальонного уровня ведущая огонь с места с огневого рубежа, на который выходит перед атакой
2. спешивающаяся до переноса огня своей артиллерии группа огневой поддержки созданная из пулеметчика(ов), снайпера(ов) на уровне взвода
3. остальной взвод спешивающийся до переноса огня артиллерии, прижимающийся к ее разрывам под прикрытием своей брони (согласно последнему бусву) и развертывающийся после выхода на дистанцию эффективного огня после переноса огня артиллерии
4. штурмовая группа, под прикрытием огня всех трех спешивающаяся на дистанции эффективного огня пехоты (120-70 метров) или вообще на объекте атаки после переноса огня и этим дезорганизующая огонь противника и позволяющая сблизиться с ним остальным

С некоторой дистанции в зависимости от огневой и физической подготовки от 120 до 70 метров до противника огонь численно превосходящих атакующих станет достаточно эффективен чтоб полностью зашугать обороняющихся и не дать им возможности высовываться даже на посмотреть. Двести метров по полю пройдутся пехотой без огневого воздействия противника минуты за четыре плюс минус. Это время вполне возможно держать противника под постоянным плотным подавляющим огнем, если заранее тренироваться не допускать "окон" и неровностей в огневом воздействии дающим противнику возможность высунуться. Тем более, если пулеметчики и СВДшники займут стационарные позиции.

Посчитаем наряд сил которые требуются для атаки и захода в н.п.:
группа огневой поддержки: ТВ + ГВ + СВ + от МСВ до МСР
атакующая группа: МСР + 1-2 ТВ
штурмовые группы (подгруппы атакующей группы) до 1 ТВ и 1-2 МСВ
резерв: МСВ + ТВ
кроме того, для прикрытия флангов при действиях с открытыми флангами или с открытыми флангами и тылом, если атака идет с тыла н.п., нужно выставлять боевое охранение: еще до двух МСВ + до ТВ
а мы еще заказывали ТВ в группе разграждения...

Итого: две ТР + 3 МСР - совместная боевая группа из ТБ и МСБ, усиленная саперами, разведкой, бпла, снайперами, РЭБ, огнеметчиками, поддержанная артгруппой бригады или артполком дивизии.
При том, что на соседних участках действуют соседи, а не подразделения БТГр.
Вывод: нам нужно полнокровное соединение для прорыва обороны, даже если эта оборона из тонкой цепочки ВОПиков.

177

Вопросы контрбатарейной борьбы.

Вопросы контрбатарейной борьбы в статье обозначены хилыми участками сосредоточенного огня по позициям самоходной артиллерии.
По сути вопрос в статье проигнорирован. И украинская артиллерия сейчас работает не так, а выкатываясь на огневые только под задачу, и фактор минометов работающих рассредоточено, поорудийно, прям с передка не учтен.

Единственный, но весьма существенный!, вклад в противодействие артиллерии противника - это мощная группа борьбы с бпла в составе станции РЭБ Р-934 БМВ способной давить канал управления коммерческих коптеров и ТОРа, а так же примкнувшего к ним жителя, способного давить навигацию. Вопрос правда вызывает вытащенный на самый передок ТОР...

Тем не менее, при весьма сильной группе борьбы с бпла контрбатарейная борьба должна выглядеть по другому.
Во первых в ней должны участвовать средства АИР - контрбатарейная РЛС.
Во вторых различные средства разведки и поражения должны быть объединены в РОК - разведывательно-огневой контур под единым управлением.

В целом борьбой с артиллерией противника должна заниматься не БТГр и даже не полк/бригада/дивизия.
Организовать средства разведки и поражения для борьбы с артиллерией противника это задача штаба армии.
Делаться это должно примерно вот так:
https://vif2ne.org/nvk/forum/0/co/2992841.htm
https://vif2ne.org/nvk/forum/0/co/2992748.htm
https://vif2ne.org/nvk/forum/0/co/2992801.htm

Наступающая тактическая группа так же должна организовать контрбатарейную борьбу на своем уровне и участке, в первую очередь с минометами противника.
Для последних над полем боя должен висеть коптер. И это не должен быть коптер работающий в интересах командира БТГр управляющего боем - у него свои задачи и район действия, он от них не может отвлекаться.
Это так же не может быть коптер ведущий разведку, то есть действующий в интересах НШ батальона - у него то же свои задачи и свой район действий, хотя он и может от них отвлекаться.

Средства разведки и поражения должны быть скомплексированны и находится под одним управлением:
- контрбатарейная рлс (зоопарк или аистенок)
- коптер с тепловизором ведущий тепловую разведку стреляющих орудий и батарей
- коптер для детальной разведки/доразведки целей и контроля огневого поражения
- орлан-30 для подсвета краснополям
- реактивная батарея с асуно (торнадо-г) для поражения батарей противника
- батарея самоходок для поражения отдельных целей, втч минометов
Управлять всем этим хозяйством должна группа боевого управления на основе машины управления командира одного из дивизионов, рядом с которым будут присутствовать расчет бпла орлан и операторы группы бпла (мультикоптеров).

178

Вердикт: война малых сил.

Итого: мы наблюдаем довольно четкую тенденцию в статье по минимизации наряда сил в ущерб эффективности и вероятности выполнения боевой задачи.
Недостаточный наряд сил артиллерии чтобы выполнить свои задачи, недостаточный наряд группы огневой поддержки, чтобы выполнить свои задачи, недостаток пехоты в атакующей группе с понятными последствиями, недостаток сил разведки.
Учитывая то, что общевойсковой бой это командная игра где все зависят от результатов каждого и каждый следующий этап от успешного завершения предыдущего - риски провала каждого этапа перемножаются и итоговая вероятность успешного выполнения поставленной задачи падает стремительным домкратом вниз.

Если вы хотите войны малых сил - ваша тактика не прорыв, а инфильтрация по балкам и зеленке, ночью, после скрытно проведенной инженерной разведки.
Лесные массивы возле Изюма, Славянска и Северодонецка этому способствуют. С той поправкой, что война в лесу требует разнообразных и высоких скилов.
Война в лесу - это война спецназа и высокомотивированных подразделений. Открытые пространства Донбасса и юга Украины этому не способствуют.

Если вы хотите, как в статье, жестко ломать оборону противника в совет-стайл, тут нужно массирование сил и в первую очередь массирование сил артиллерии и разведки.

Цитирую: Об этом заявил глава Кременской военной администрации Александр Дунец в эфире Радио Свобода: "Кременная полностью захвачена. Там осталось только несколько подразделений, которые содержат рубежи для обеспечения перегруппировки войск. Силы у них были значительные: скажем так, на одно из подразделений, не более взвода, выходило до 43 бронированных объектов: танки, БТРы, МТЛБ. Часть была уничтожена, но не вся. В общей сложности атаки продолжались в течение трех дней".
Вне зависимости от того так это все было или этого всего вовсе не было, данное паническое заявление со стороны противника характеризует то, как с ним нужно поступать:
Усиленным батальоном навалившись на ВОП, обеспечив фланги силами других батальонов полка/дивизии, ведя наступление соединением, а не БТГр... При соотношении сил по западным букварям, когда атаковать надо 6:1. Завалив не по западному, а по нашему, каждый куст и посадку на направлении наступления артогнем.
Вот так нужно наступать и так нужно готовится наступать.

Теперь главный вопрос: может ли современная российская армия в такой уровень взаимодействия и слаженности чтобы реализовать вышеописанные схемы наступления?
Если будет готовится, а не гонять балду - может. В настоящее время не может, на войне этому научится не реально - естественный отбор проб и ошибок никто не пройдет.
Этому всему вышеописанному нужно учиться не на войне, а в тылу. Управление и скоординированные, слаженные, согласованные по месту, цели и времени действия крупных боевых групп требуют тщательной подготовки и отлаживания всех косяков. Пока мы этому не научимся продолжится толкание локтями с темпами наступления 15 метров в сутки.

Начинать учить войска воевать нужно было уже вчера, такими темпами война закончиться, а мы так и не попробуем воевать по уму... или хотя бы по собственным букварям.
Это будет обидно, такого люди не поймут.

179

maxim написал(а):

Площадь поражения одной установки ТОС - 4 га. Три установки (тяжелая огнеметная рота) на ВОП - одним залпом, чтоб исключить выход противника из-под огня.
Девять ТОС (сводный огнеметный батальон) на РОП. Это обеспечит уничтожение противника с меньшим расходом БК и нарядом сил и в более короткое время чем подавление его ствольной или реактивной артиллерией согласно нормативам....
Давно уже пора вывести ТОС из подчинения РХБЗ, свести их в огнеметные полки прорыва и применять массированно на направлении прорыва обороны противника.

Еще тактическим ядерным зарядом можно снести к черту все. Только ТОС всего в армии около 100 шт., поэтому и получается примерно по 1 шт. на БТГ, поэтому, очевидно, и предполагается разбавлять их применение БМ-21 и УР-77...

И, по-моему, основная идея такая: артиллерийским огнем не давая противнику из вопа высунуться довести до рубежа открытия огня подгруппу огневой поддержки, которая и уничтожит ВОП на участке прорыва, танки, пехота и остальная рать тут и нужны для того что бы по этой подгруппе не дать вести огонь и проделать проходы в минах для продвижения движения остальной БТГ, а также зачистить, если кто вдруг на ВОПе на участке прорыва выживет. Два соседних ВОПа подавляются при этом не участвующими в группе прорыва мотострелковыми ротами, поддерживающими их гаубичными батареями и парами Ми-28, указанными на схеме. Потом видимо все дружно зачищают остатки несчастной роты противника.

maxim написал(а):

на одно из подразделений, не более взвода, выходило до 43 бронированных объектов: танки, БТРы, МТЛБ.

40+ бронемашин это примерно и есть БТГ...

И, сдается мне, что провалилась тактика БТГ, описанная в статье, не потому, что где-то координации не хватило или артиллерия БТГ не смогла очередной ВОП подавить - в основном там, где мы видим прямые атаки на укрепленные позиции они увенчались успехом. А потому, что противник в ряде мест оборонительных позиций занимать не стал, а предпочел действия из засад, удары из тыла и по тыловым колоннам. Поэтому из-за обширных задач, малочисленности собственных войск в сравнении с противником БТГ и потерялись на просторах Украины. Не оказалось вторых и третьих эшелонов, которые бы могли надежно зачистить тылы, обеспечить контроль над обширной освобожденной территорией, безопасность путей снабжения. Т.е. не в тактике дело, а в стратегии.

180

maxim
Блестящий анализ!
Потрудился на славу.
Я согласен почти по всем пунктам! (с некоторыми замечаниями и просто другим мнением)


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Наше время » Война ZZOZZOZZ - тактика и анализ хода операций.