СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Вторая мировая война » Тухачевский: мнения, факты и т.д. - 3


Тухачевский: мнения, факты и т.д. - 3

Сообщений 871 страница 900 из 937

1

Еще со времен XX съезда началась, а в 90-е годы окончательно закрепилась в подходе к советской истории логика бразильского сериала. По этим нехитрым координатам раскладывается все. Социальные программы государства сводятся к экономике, экономика к политике, а политика к взаимоотношениям стандартных персонажей: деспотичный отец, верные слуги, покорные и непокорные сыновья и дочери, воинствующий дядюшка, погибший в противостоянии тирану — и непременный невинный страдалец. Без страдальца жанр не работает, недостает соплей для склейки сюжета.
Хрущев в своей приснопамятной речи назначил главными страдальцами репрессированных партийных секретарей, оплакивая с трибуны горькую судьбу Косиора, Эйхе и иже с ними. С тех пор и пошла легенда о том, что «сталинские репрессии» были направлены против партии и укрепившихся в ней, как на бастионе Сен-Жерве, «верных ленинцев» (из коих Никита Сергеевич, как молчаливо предполагалось, последний уцелевший). Поскольку советская история была дамой подневольной и подцензурной, версия XX съезда продержалась до самой перестройки и даже некоторое время после ее начала. Репрессированные военные тоже в ней присутствовали, но на вторых ролях.
Однако «срывание покровов» — процесс, который легче запустить, чем остановить. Вскоре выяснилось, что товарищи Косиор, Эйхе и иже с ними были персонажами, мягко говоря, страшноватыми (Хрущев, впрочем, не лучше). Да и Ленин потерял былой имидж «самого человечного человека». И вот тогда на авансцену вышли и закрепились в качестве главных страдальцев эпохи расстрелянный в 1937 году маршал Тухачевский со своими товарищами. Компромата на них нашлось немного, военная форма мужчинам идет, смотрятся хорошо и женщинам нравятся. А история — она женского рода, что и доказала неоднократно, не слишком жалуя штатских деятелей и откровенно любуясь полководцами. Томный красавец, прекрасный принц из грез дамы бальзаковского возраста, да притом невинно умученный — что еще нужно для успешной пиар-кампании?
Предпринимались, правда, попытки назначить на роль страдальца и других персонажей советской истории. Даже Троцкого примеряли — но не вышло из-за несогласованности позиции разных авторских групп. Еврей, соратник Ленина, без дворянских корней, да и внешность… бр-р-р! Тем более троцкисты предпочитали видеть в нем «дядюшку», погибшего в бою с тираном, и очень громко об этом шумели. Попытка представить Троцкого невинной жертвой режима воспринималась ими как оскорбление памяти вождя и учителя.
Примеряли ореол и на других персонажей — в частности, на Бухарина, сияющие глаза которого должны были вызвать сочувствие — и вызывали, до тех пор, пока не выяснилось, что за этим сиянием скрывается натура настолько трусливая и жестокая, что даже сериал не выдержал. Прочие усекновенные тираном персонажи из числа «верных ленинцев» тоже растеряли репутацию страдальцев по мере того, как все верные ленинцы перемещались в категорию бывших подельников главного злодея — а значит, так им и надо!
Ну, а военные остались — они красивые, в форме, их женщины любят. Маршалу Тухачевскому не повредили даже столь кошмарные деяния, как участие в подавлении Кронштадтского и Тамбовского восстаний — аудитория простила, ведь он солдат, ему приказали…
На самом деле такой красивый генерал по законам мыльной оперы может быть не только невинной жертвой, но и коварным злодеем. Однако коварных злодеев на сцене хватает и без него, так зачем плодить сущности сверх необходимого?

Напоминаю, что мы с Вами говорим о М.Тухачевском

871

Дудуков написал(а):

она и на 1939 год была союзной Германии, просто к сентябрю от поляков устали абсолютно все в Европе

Типо Тешин вы знаете разница в чем между
пактом и Тешином?

Отредактировано Fs81 (2020-08-30 17:41:25)

872

Fs81 написал(а):

А Вы вообще документы по этой теме читали?Или исключительно мемуары?

Отредактировано Fs81 (Сегодня 14:03:52)

В отличие от Вас - да, читал. Вы ж, судя по всем постам - нет. Мало того, Вам давали материал, Вы его игнорируете и опять на своей волне

873

Fs81 написал(а):

Саботировал под предлогом путаницы с шифровками.

Опять ложь.

874

Fs81 написал(а):

Это в каком году было,а вот потребность в соединениях верно оценил.

При этом он наметил только количество. И смотрим что он предложил? Гигантскую армию

875

Fs81 написал(а):

Именно в 37м ,заметьте Тухачевский даже не оценивал ,что Германия способна справиться РККА один на один.Он вообще не мог представить, что будет дележ Польши и дружба с гитлеризмом,расценивал Польшу как союзника Германии, но это на 37й год.

Отредактировано Fs81 (Сегодня 15:46:13)

Опираясь на идеи МНТ - вывели одного из игроков - Польшу. Ведь она должна дать Германии сколько дополнительных дивизий?

876

Fs81 написал(а):

Типо Тешин вы знаете разница в чем между
пактом и Тешином?

Отредактировано Fs81 (Сегодня 17:41:25)

Мюнхенский пакт привёл к Тешину. И что, СССР не видел перед глазами данный пример? Что могло привести? Ну а сами поляки не думали про Тешин? На что они рассчитывали?

877

Fs81 написал(а):

Расскажите ,как он описывает, противостоящие силы?

у вас трудности с прочтением машинописного текста? или настолько хочется спрыгнуть с темы "оценивал ли Тухачевский удар Вермахта через Белоруссию как наиболее вероятный"?

Fs81 написал(а):

Тухачевский-военный есть приказ,есть задача.

он не командарм - он не только участник планирования стратегического строительства ВС и их развёртывания, но и один из руководителей государства, как член ЦК

Fs81 написал(а):

Типо Тешин вы знаете разница в чем между
пактом и Тешином?

типо "от можа до можа"типо Вильно и район, типо Верхняя Силезия, типо Тешин, типо гениальное по тупости требование о 10% колоний Германской империи и далее везде
от них реально устали, как устали от "многовекторных" сейчас

878

maik написал(а):

И что, СССР не видел перед глазами данный пример?

у СССР до Мюнхенского пакта был ярчайший пример с Испанией в том, как гарантировалось невмешательство основных европейских стран во внутрииспанскую Гражданскую войну - после такого верить джентельменам не то что на слово, но и при подписанных документах - себя не уважать

879

Стенограмма утреннего заседания 8 декабря 1935 г.по итогам боевой и политической подготовки РККА за 1935 г. и задач на 1936 г.

Егоров. Товарищи, выполняя основные приказы наркома под известными вам № 0101, 0102, 0019, 025, директиву его за № 8573с и директиву Генштаба за № 16593с[1], командный состав, штабы, политорганы и войска проводили свою боевую подготовку в течение 1935 г. с огромным напряжением сил. Свидетельством этого служит та громаднейшая развернутая работа, которая проведена по всей системе подготовки начсостава и войск.

На всех участках работы, начиная с мелких учений, выходов в поле со средствами связи, оперативных тыловых игр до крупных войсковых учений и кончая маневрами, шла кипучая работа по боевой подготовке; и вот теперь надо себя спросить — с какими же результатами Рабоче-крестьянская Красная армия подходит к новому учебному году?

В результате этой напряженной работы, в результате всех тех практических экзаменов, какие держали корпуса, дивизии, округа на окружных маневрах КВО, на крупных учениях БВО и ЛВО, на базе развернутой боевой подготовки наших окраинных округов — ОКДВА, ЗабВО, САВО, СибВО, на той базе, какая складывалась в учебе во внутренних округах, в академиях, — мы констатируем, что Рабоче-крестьянская Красная армия к концу 1935 г. имеет значительные достижения в своей боевой подготовке.

Повысилось качество и конкретность живого руководства. Еще больше укрепилось политико-моральное состояние войск, повысились дисциплина и классовая бдительность.

Заметно поднялась по сравнению с прошлым годом оперативнотактическая подготовка начсостава и штабов. На основе указаний Инструкции по глубокому бою наступательный бой, встречный и оборонительный бой в главном и основном теоретически и практически изучены удовлетворительно во всех округах, за исключением части внутренних округов.

Организация взаимодействия родов войск в глубине обороны противника усвоена удовлетворительно, что подтверждается проведенными крупными учениями в ряде округов и особенно маневрами Киевского военного округа1. На опыте учений мы можем сказать также, что Инструкция по глубокому бою2 в основном себя оправдала и что она может быть своего рода началом, вступительным абзацем Полевого устава Рабоче-крестьянской Красной армии, который мы обязаны создать в 1936 г. (ПУ-36 г.)3.

Оперативная подготовка комсостава, начсостава и штабов

В оперативной подготовке наряду с достижениями мы имеем и ряд крупных недочетов.

При развитии операции, без резких и сложных изменений обстановки, управление боем в большинстве случаев проводится непрерывно. Имеется несомненный перелом в сторону гибкого, живого руководства. Управление стало базироваться не на одних проволочных средствах связи, а на целом комплексе этих средств (радиосредства, самолеты, автомашины, сигнализации, конные и пешие посыльные), которые дополняли друг друга.

Слаженность управления на маневрах КВО показывает, что при современных средствах связи и при умелом использовании таковых возможно организовать безотказность и непрерывность управления в самых сложных видах боя и операции, чего еще мы полностью для всей армии не добились и над чем необходимо в 1936 г. упорно работать.

В технике управления войсками схематизм и бюрократизм заметно изживаются. Управление ограничивалось необходимым количеством документов с дополнением их устными распоряжениями и посылкой в части оперативно-грамотных делегатов.

Со стороны органов управления начал улучшаться живой контроль за своевременной доставкой распоряжений и за ходом выполнения этих распоряжений.

Проведенные тыловые учения в МВО, тыловые игры и поездки в остальных округах подняли внимание ком. и начсостава и органов управления к вопросам управления тылом и материального обеспечения операции. Однако практическая работа по тылу не получила широкого развития и закрепления и является еще отстающей, особенно в специальных родах войск и службах.

Директивные указания Генерального штаба РККА о системе оперативной подготовки начсостава и штабов4 округами и военными академиями в основном выполнялись. Каждой военной игре предшествовал целый ряд занятий (зачетные занятия, доклады, летучки), что в значительной степени способствовало усвоению вопросов, к проведению на играх и сборах.

В отношении штабов можно сказать, что они, несомненно, выросли за этот год. Культура штабной службы начинает прививаться, живой контроль за выполнением отданных командованием распоряжений уже входит в систему штабной службы. Указания [народного] комиссара о том, что в вопросах использования средств связи тогда только достигнем перелома, когда начальствующий состав, дающий директивы по тактическому и оперативному применению связи, сам будет знать тактические и технические основы средств связи, в 1935 г. получили, правда, еще неполное практическое осуществление. В силу этого имеется значительный сдвиг в правильном использовании всех средств связи, и в частности радиосвязи, и это обстоятельство дало определенную устойчивость вопросам управления.

Наряду с этими достижениями надо еще отметить и тактическую подготовку всех родов войск, которая, по существу, во всех родах войск поднялась и приобрела известную квалификацию. Мы уже видим не общую мобильность родов войск в отношении выполнения боевых приказов, а видим и организованность в выполнении этого боевого требования. Мы видим развитие мобильности не просто в совершении марша как такового, а оперативно-тактическую мобильность, целеустремленную для решения определенной задачи.

Относительно специальных родов войск можно сказать, что они свои технические нормативы не только освоили, но и превысили. В этом отношении, в смысле специальной технической работы их, мы имеем достаточно прочную базу для того, чтобы в дальнейшем готовить эти войска для безотказного действия в бою и операции.

По тактической подготовке

Основные усилия в тактической подготовке были направлены к освоению общевойскового боя в сложных условиях обстановки.

Особое внимание обращалось:

на отработку гибкого непрерывного управления;

на отработку приемов и форм глубокой тактики и прочного овладения сложными формами огневого дела.

Основные итоги тактической подготовки можно характеризовать так.

На крупных учениях и окружных маневрах мы видели, что начсостав и штабы овладели в основном приемами глубокого и непрерывного управления войсками в бою. Значительно возросло [внимание] к вопросам организации и осуществлению живого контроля за ходом выполнения распоряжений командования.

Слабым местом является по-прежнему организация и ведение непрерывной разведки во всех видах боя, особенно в сторону флангов. Отсутствует организация дополнительной разведки в процессе боя. Служба наблюдения оставалась без должного внимания и не отработана.

Во всех видах боя с тактической и технической стороны связь использовалась правильно и обеспечивала непрерывность и безотказность управления. Необходимо отметить широкое использование в текущем году комплексных средств связи (проволочная связь, радио, самолеты, автомобили, самокаты и делегаты), что давало устойчивость вопросам управления.

Качество работы всех штабов заметно повысилось. Войска своевременно получали боевые распоряжения. Техническая работа по оформлению решений командования проводится в более короткие сроки, чем в прошлом году. В значительной мере изжит схематизм в технике управления. Предварительные и устные распоряжения, а также посылка делегатов в части становятся системой работы штабов. Однако штабная служба страдает многими недочетами: недостаточно еще организовано перемещение штабов и командных пунктов, вызывающее потерю связи на этот период. Запаздывают распоряжения по тылу. Не все штабные командиры умеют быстро и правильно производить необходимые расчеты. Хромает увязка действий с соседями. Ночлеги и отдых войск часто плохо организуются. Служба регулирования на поле боя освоена недостаточно.

В отдельных случаях наблюдается небрежность в боевых документах (опечатки, неправильные названия населенных пунктов, путаница с частями).

Недостаточна сработанность общевойсковых штабов со специальными штабами, начальниками родов войск и служб. Слаба подготовка командиров запаса, приписанных к штабам и управлениям.

Служба обеспечения. Во всех войсках служба походного и боевого охранения несется удовлетворительно. Однако имеются случаи невнимательного осмотра походным охранением местных предметов, а также слабая связь органов походного охранения со своими охраняемыми частями и с органами разведки.

Менее удовлетворительно несется служба сторожевого охранения. Нет навыков ночного наблюдения, недостаточна бдительность. Ночной охране штабов и линиям связи уделяется недостаточное внимание. Необходимо особое внимание заострить на этом виде боевого обеспечения, учитывая вероятность широких ночных действий войск противника.

Вопросу противотанковой обороны в текущем году уделялось большое внимание. Противотанковая оборона огневыми средствами на марше, а в обороне и инженерными средствами, отработана и усвоена удовлетворительно. Артиллерия в отношении борьбы с танками добилась значительных успехов.

Противовоздушная оборона войсками полностью не разрешена, запаздывает система оповещения, и, как вывод, войска, имея достаточную тренировку в расчленении, своевременно не успевают это расчленение осуществлять.

Отработка приемов и форм глубокой тактики проводилась на основе установок Инструкций по глубокому бою, в результате годовой учебы начсостав и штабы практические задачи по освоению основных видов боя (наступательный, оборонительный, встречный) выполнили удовлетворительно. Проведенные крупные учения в округах и маневры КВО показали, что начсостав правильно учитывает характер современного боя и правильно применяет боевые средства.

Штабы удовлетворительно планируют взаимодействие родов войск. Само взаимодействие родов войск, как показатель оперативно-тактического роста начсостава, штабов и войск, улучшилось.

Слабее усвоен бой на окружение, а также ночные действия.

Огневая подготовка

На вопросах огневой подготовки необходимо остановиться подробнее. В отношении огневой подготовки надо прямо сказать, что эта вещь достаточно капризная. В отдельных округах эта дисциплина недостаточно точно выявлена. Что получилось? В отчетах некоторых командующих войсками нет точного и определенного ответа, что получилось с огневой подготовкой. На основе всех материалов, всех докладов инспекции считаю необходимым доложить Военному совету следующую оценку в огневой подготовке.

Прежде всего мы имеем индивидуальную подготовку по курсу стрельб, в процентном отношении сниженную против прошлого года. Правда, в руководстве огневым делом был крен в сторону перенесения огневой подготовки на так называемую высшую ступень овладения сложными формами огневой подготовки — на боевые стрельбы. По ряду причин отдельные подразделения не могли провести полностью боевых стрельб, но те, которые проводили, дали показатели несомненно более высокие, чем в прошлом году.

Таким образом, боевые стрельбы, как наиболее полноценный вид огневой подготовки, по результатам оказались выше, чем в прошлом году. Однако проведенные боевые стрельбы, хотя и с лучшим результатом, чем в прошлом году, все же надо рассматривать не исчерпывающими, ибо эти стрельбы проводились еще в большинстве в полигонных условиях на знакомой местности, в условиях, когда расстояния известны, когда ряд других моментов, сопровождающих стрельбу, начсоставу тоже известен. Это облегчало повышение результатов выполнения стрельб. Поэтому и задача — крепко освоить сложные, высшие формы огневого дела — осталась нерешенной. Она дала сдвиг в некоторых округах и частях, где боевые стрельбы начали выносить на незнакомую местность и в силу этого приближали боевую стрельбу к условиям действительности, но это только отдельные случаи, а в основном округа проводили боевые стрельбы в тех облегченных условиях, о которых я говорил.

Нет еще тесной увязки между тактической и огневой подготовкой. Управление огнем в условиях подвижного боя и взаимодействие разных видов огневых средств в роте, батальоне (артдивизионе, артгруппе) находятся не на должной высоте. Не усвоены полностью методы сопровождения артогнем танковых групп5 при ускоренной артподготовке. Огневая подготовка батальонной артиллерии слабая. Не отработана полностью ночная артиллерийская подготовка.

Резюмируя в целом результат огневой подготовки, необходимо отметить, что индивидуальная отработка огня не выросла сравнительно с уровнем 1934 г. Боевые стрельбы показали количественный и качественный рост, но проводились на простейшей тактической основе. Тесной увязки между тактической и огневой подготовкой еще не достигнуто. Не отработано управление огнем во взводе, стрелковой роте, эскадроне, артдивизионе, артгруппе.

В 1936 г. необходимо повысить одиночную огневую подготовку бойцов в различных боевых условиях. Важнейшим средством обучения в огневой подготовке считать боевые стрельбы подразделениями, которые проводить совместно с артиллерией, танками, химическими и инженерными средствами. Шире создавать условия для проведения боевых стрельб на незнакомых участках местности. Отработать теоретически и на практике управление огнем во всех видах боя, при различных условиях: зимой и летом, в условиях химнападения и пониженной видимости.

По подготовке родов войск

Пехота

В тактической подготовке пехота достигла высоких показателей.

На всех учениях и маневрах пехота в целом показала хорошую маршевую втянутость, делала отличные броски к полю боя, показывала высокие темпы наступления, производила свободный, смелый маневр для охвата, обхода и окружения противника, умело действовала с перевернутым фронтом и в окружении.

Оборонительный бой отработан хорошо. Умело организовывалась маскировка. Вполне удовлетворительно строились полевые оборонительные сооружения для пехоты, пулеметов и орудий.

Повысилась мобильность на поле боя и в период встречных столкновений. Укрепилась связь и взаимодействие пехоты с артиллерией и танками.

Недостатки: не всегда удовлетворительно применение к местности боевых порядков. Во время наступления иногда отмечается слабая дисциплина боевых порядков, большое сгущение таковых и недостаточное взаимодействие стрелковых подразделений с пулеметными. Батальонные пушки часто отстают от пехоты.

Недостаточно отработана служба боевой разведки. Маскировка и лопата во время наступления нередко применяются слабо, особенно слабо маскируются командиры. Обученность ночным действиям еще далеко не достаточна.

Конница

Главнейшая задача по приказам № 0101, 0102, 0019 и директиве № 16593с[2] в частях конницы в основном выполнена и налицо отмечается дальнейший рост во всех областях боевой подготовки и боеготовности конницы в целом.

Налицо значительный сдвиг в области отработки гибкого, непрерывного управления и взаимодействия всех подразделений, частей и соединений конницы в сложных подвижных формах боя. Достигнута сработанность конницы со своими мехчастями. Техника маршей и маневров как днем, так и ночью имеет значительные достижения.

Резко повысилась тактическая подготовка во всех звеньях начсостава и штабов. Значительные сдвиги в овладении методами и формами управления огнем, особенно в обеспечении огнем всех видов боя в конном строю. Заметно повысилось умение организовывать и доводить до конца в тесном взаимодействии с мехчастями и авиацией бой в конном строю.

Недочеты: боевая разведка, ее ведение, как в пешем, так и в особенности в конном строю, отработана недостаточно, равно как недостаточно конкретна постановка задач по разведке.

Забывается охранение своих открытых флангов и тыла. Недостаточно отработаны приемы организации и техника переправ через водные преграды; неумение части командиров эскадронов использовать свои отделения управления как органы управления. Не ведется учет сил и втянутость конского состава при организации маршей.

Артиллерия

Индивидуальная стрелковая подготовка комсостава имеет заметный качественный рост. Повысились методические навыки. Налицо твердое знание стрельб и умение их применять на практике. Знание теории стрельбы хотя и повысилось, но недостаточно для обоснования правил стрельбы.

Лучше подготовлены командиры батарей. Недостаточно усвоена стрельба хим. и дымснарядами.

Значительные достижения в стрельбе по танкам с открытых позиций, особенно для ПА; с закрытых позиций стрельба по танкам практически отработана недостаточно. Управление огнем на топооснове усвоено хорошо. Без топоосновы управление слабее и требует доработки. Метод подготовки массированной артиллерии к управлению огнем без пристрелки, с применением пристрелочных орудий (на участке ск 4—6 пристрелочных орудий) дал хорошие результаты и себя вполне оправдал.

Организация огневого сопровождения танковых групп при ускоренной подготовке не усвоена. Также полностью не отработана ночная артиллерийская подготовка с применением пристрелочных орудий. Дали рост штабы дивизионов и полков. Отстающими являются штабы начартдивов и начарткоров. Штабы артполков и высший начсостав артиллерии практически овладели методами планирования артогня по площади.

Взаимодействие с пехотой и конницей улучшилось. Управление огнем дивизиона и группой, а также организация огневого вала требует к себе большего внимания. Артиллерийская авиация для совместной работы с артиллерией подготовлена слабо.

Подготовка зенитной артиллерии имеет только начальные сдвиги. Нет культуры зенитного дела. Теория зенитной стрельбы разработана очень слабо6.

Конностроевая подготовка находится не на должной высоте.

Автобронетанковые войска

В вопросах управления мехсоединений имеются несомненные достижения. Тактическая подготовка бронетанковых войск удовлетворительная, а в ряде округов хорошая. Уровень огневой подготовки в части индивидуальных стрельб вполне удовлетворительный, слабее боевые стрельбы подразделениями. Полевое вождение боевых машин отработано хорошо.

Темпы боевого движения танков достигли норм, указанных приказом. В освоении техники автобронетанковые войска достигли хороших результатов, что показывает малая аварийность на маневрах КВО[3]. Однако аварийность для всей РККА все же еще продолжает оставаться на высоком уровне. Этим вопросам снижения и ликвидации аварийности необходимо в 1936 г. уделить особое внимание.

Достигнуто хорошее взаимодействие танков с остальными родами войск в общевойсковом бою, особенно мехчастей в кавдивизиях и танковых батальонов в стрелковых дивизиях.

Личный состав овладел оружием, состоящим на вооружении частей. Физическая и строевая подготовка вполне удовлетворительная. Получена достаточно большая практика в ночных действиях, однако эти вопросы требуют еще доработки. Проведены с положительными результатами опытные работы по ночной стрельбе, бой танков с танками и пробег различных систем машин на длительное расстояние в условиях зимы и лета (ЛВО).

Наряду с указанными достижениями необходимо отметить следующие недочеты.

Управление войсками все еще недостаточно мобильно и четко, особенно на ходу.

Отсутствует непрерывная и своевременная боевая разведка. Нередко забывается необходимость организации службы обеспечения движения и разведки маршрутов.

Практическое применение средств радиосвязи в динамике боя в ряде случаев неустойчивое. Служба делегатов связи отработана слабо.

Управление тылом, особенно в процессе боя, не налажено.

Примитивно отработаны вопросы взаимодействия и применения химических средств.

Нет достаточных навыков в методике огневого дела.

Слабо отработана тактика в применении артиллерийских танков7.

Боевая стрельба, как правило, проводится в полигонных условиях на знакомой местности и не проводится боевых стрельб с подразделениями других родов войск.

Наблюдение за полем боя, отыскание и оценка целей отработаны слабо.

Полевая служба парков и боевая эксплуатация совершенно не освоены.

В области химической подготовки части автобронетанковых войск остались на прежнем слабом уровне.

Основные задачи будущего учебного года для автобронетанковых войск:

отработка вопросов управления и служба тыла,

освоение огневого дела в сложных условиях,

постановка на должную высоту парковой службы эксплуатации и службы восстановления.

Инженерные части

Инженерные части успешно осваивали новую технику дорожного, подрывного и переправочного дела. В своей специальной подготовке Инж. войска заметно выросли до уровня других родов войск. Инженерными частями освоен новый вид полевых фортификационных сооружений (СОТ).

За отчетный год проведен ряд учений по форсированию широких и с быстрым течением рек, что дало инженерным частям практику совместной работы с войсками. Не выполнены задачи, относящиеся к инженерному обеспечению подвижных форм боя, а также техника маскировки полевых и долговременных оборонительных сооружений от фоторазведки авиации. Не отработана организация форсирования водных преград. Практическая постройка тяжелых деревоземляных и подземных убежищ недостаточно отработана.

Стрелковая подготовка инженерных частей отстает от других родов войск.

В саперных ротах сд не доработан вопрос постройки дорог машинным способом. В инженерной подготовке всех сухопутных родов войск достигнуты положительные результаты в отношении простейших элементов полевой фортификации.

Инженерная подготовка начсостава, а также основных родов войск остается недостаточной, особенно в отношении организации форсирования водных преград, планирования и организации оборонительных работ.

В ряде округов не отработан вопрос устройства заграждений и их преодоление.

Войска связи

Все учения, выходы в поле и маневры обеспечивались привлечением всех средств связи. В результате Войска связи значительно подняли свою подготовку.

Радиосвязь становится основным видом связи в подвижных формах боя, особенно для конницы, мотомех и авиации. В большинстве случаев штабы применяли средства связи грамотно не только в тактическом отношении, но и в техническом отношении. Начальники узлов связи и направлений связи подготовлены вполне удовлетворительно.

Недочеты.

Не достигнута еще четкая связь по радио в авиации.

Огневая подготовка частей связи едва удовлетворительна. В ряде частей неудовлетворительна.

Тактическая подготовка начсостава частей связи еще не достигла требуемого уровня.

Постановка задач органам связи нередко опаздывает, особенно в процессе боя.

Радиосигнализация применяется слабо, отдается предпочтение многословным телеграммам и радиограммам.

Организация связи для обеспечения управления крупными массами авиации, поднимаемой в воздух одновременно с разных аэродромов, и управление ими в воздухе не имеет отработанных установок и методов.

Также не отработан вопрос организации связи в подвижных армейских группах.

Все еще имеет место искажение при передаче боевых распоряжений.

Основная задача Войск связи — обеспечить в полной мере безотказность и непрерывность управления всех родов войск и всеми средствами связи в общевойсковом бою и операции в самых сложных условиях современной боевой обстановки.

Топографическая служба

В армии мы имеем только начальные достижения. Этим вопросам уделялось недостаточное внимание. Необходимо шире внедрять в наши штабы, военные академии, авиацию, артиллерию и топографические части вопросы аэротопографии и фотограмметрии как для целей топографического освещения местности, так и боевого применения топографической службы.

Морские силы РККА

Оперативная подготовка в Морских силах РККА проводилась в условиях вступления в строй большого количества новых боевых единиц и усиленной подготовки кадров вновь формируемых частей и соединений. Основные кадры начальствующего состава получили дальнейшее совершенствование в практических навыках командования и управления соединениями в несложной обстановке. Оперативная подготовка высшего начсостава и штабов флотов, флотилий в текущем году выполнялась на основе системы, преподанной Генеральным штабом РККА, что в результате дало более углубленную проработку поставленных задач.

Однако наряду с этими достижениями мы имеем значительное количество недочетов.

Работа штабов и боевое управление в целом является еще слабым звеном в подготовке флотов и флотилий. В отработке гибкого, непрерывного, боевого управления в напряженной, быстро меняющейся обстановке на Морских силах РККА сделаны только первые шаги. Наряду с удовлетворительным освоением связистами техники связи, обеспечивающим передачу приказаний и донесений, оперативно-тактическое использование связи, особенно штабами, неудовлетворительное. Вследствие отсутствия надлежащего контроля еще имеются случаи недохождения боевых приказов до исполнения и по причинам неумелого использования чрезмерного перенапряжения радиосвязи.

Подготовку по вопросам боевого управления в 1936 г. необходимо проводить в усложненных условиях и с предъявлением более высоких требований к органам управления, поставив вопрос о резком сокращении радиообмена и полной скрытности проведения операции, Необходимо под непосредственным руководством командующих усилить подготовку штабов на специальных штабных играх со средствами связи, предваряя ими, как правило, каждое большое отрядное учение или учебную операцию.

Разведка на Морских силах имеет аналогичные недостатки с разведывательной подготовкой Сухопутных войск. Недоучитывается необходимость непрерывности в оперативной разведке. Разведка на море выполняется без достаточно четкого взаимодействия всех средств разведки — например, разведка авиации не всегда дополняет сведения, полученные от подлодок и радиопеленгаторных станций. Недостаточно используются, несмотря на полученные достижения в текущем году, береговые радио-технические средства. Морская авиация при разведывательных действиях на море допускает ошибки в определении класса кораблей. Слабо отработана разведка баз в условиях ПВО.

Недостатки разведывательной подготовки так же, как и в Сухопутных войсках, объясняются отчасти распыленностью руководства между штабом флота и разведывательным отделом, а также недостаточным вниманием к вопросам разведки со стороны командования.

В 1936 г. необходимо усилить проведение специальных учений для отработки взаимодействия всех средств разведки и организации непрерывного наблюдения за противником в условиях его противодействия.

Выполнение сосредоточенных ударов на всю глубину боевого порядка противника, проводившееся на ряде учений флотов, не может быть признано удовлетворяющим боевым требованиям. Взаимодействие с подлодками отработано только на Тихоокеанском флоте. Взаимодействие авиации, торпедных катеров и эсминцев носит еще элементарный характер.

При нанесении СУ недостаточно учитывалась глубина боевого порядка противника (разведка, дозор, охранение), а между тем преодоление системы обороны с последующим одновременным ударом в глубину по главному объекту противника и составляет существо сосредоточенного удара. Часто упускаются благоприятные условия для нанесения мощных, последовательных, частных ударов во имя нанесения во что бы то ни стало одновременного удара всеми силами, что не всегда, особенно при инициативных действиях противника, будет доступно и целесообразно в действительной боевой обстановке. Организация сосредоточенного удара с нанесением поражения на всю глубину боевого порядка противника должна остаться основной задачей подготовки флотов и флотилий на 1936 г.

Боевая подготовка подводных лодок характеризуется неравномерностью: при больших успехах, достигнутых на Тихоокеанском флоте, отмечается существенное отставание подлодок Краснознаменного Балтфлота и особенно Черноморского флота8. Подводные лодки Тихоокеанского флота подготовлены к атакам охраняемых кораблей противника и отработаны на полную автономность. Крупным недостатком в боевой подготовке подлодок всех флотов является совершенно не достаточная практика в борьбе с противолодочными средствами. Наряду с дальнейшим совершенствованием группового использования на Тихоокеанском флоте подготовка подводных лодок в 1936 г. нуждается для всех флотов в большом упоре на отработку одиночных действий, с тренировкой на дальних длительных походах и конкретным обучением способам борьбы с противолодочными средствами.

Боевые действия авиации в больших соединениях на море, как в самостоятельных операциях, так и во взаимодействии с флотом, еще не отработаны и остаются одной из главных задач на 1936 г.

Наряду с несомненными успехами в подготовке авиации к боевым действиям в условиях сложного, дневного и частично ночного боя на Тихоокеанском флоте, вопросы боевых действий ночью остаются слабым местом в подготовке морской авиации в целом. Авиация имеет недостаточную тренировку в боевых действиях при плохих метеорологических условиях из-за облаков, а также в высотных длительных полетах на максимальный радиус действия. Необходимо добиться в 1936 г. четкой отработки вопросов управления и материального обеспечения при действии авиации с оперативных аэродромов.

Изучение театра военных действий и противника на флотах производились в 1935 г. с недостаточной глубиной и целеустремленностью. Недостаточно изучены театры с точки зрения возможности базирования противника и особенно его воздушных сил. Изучение противника ведется в основном по линии изучения его корабельного состава, не изучена тактика и оперативное искусство соединений флота вероятных противников.

В 1936 г. изучение тактики и оперативного искусства должно явиться главным объектом при изучении противника.

Основные вопросы, на которые необходимо обратить внимание в 1936 г.

Подготовку органов управления необходимо проводить неослаб-ляемыми темпами. Эта задача, оставаясь недоработанной, должна в 1936 г. являться центральной задачей подготовки РККА.

Имеющиеся достижения в вопросах управления надо закрепить и перейти к более высоким требованиям. Современное состояние технических средств связи полностью может обеспечить непрерывное управление в различных видах боя и операции при условии умелого их использования. Вместе с этим надо поставить задачу о скорейшем производстве и внедрении в армию телевизионных аппаратов (передача печатного текста и изображений на расстоянии).

В технике управления в 1936 г. необходимо сделать больший упор на применение кратких форм распоряжений (передача целых распоряжений, донесений при помощи одного-двух условных знаков), что в значительной степени ускорит весь процесс передачи распоряжений и донесений, а также обеспечит скрытность управления. Наряду с использованием проволочных средств связи шире практиковать использование подвижных средств связи (радио, самолеты, автосредства, делегаты, сигнализация всех видов). В целях заблаговременного освоения воздушных линий связи целесообразно теперь же организовать регулярную воздушную связь от центра к округам, от округов к корпусам и между округами.

При подготовке органов управления и войск уделить больше внимания работе в сложных условиях операции: управление в процессе непрерывно развивающейся операции; организация управления при резко изменившейся обстановке; организация управления при непредвиденном отходе, при опасности флангового удара. Овладеть практическим умением организовать во времени и пространстве удар стрелковых, механизированных, кавалерийских и авиационных соединений в сложных маневренных условиях глубокой операции и боя, проводимых с решительной целью окружения и уничтожения противника. Чаще практиковать обучение органов управления в условиях непрерывной работы в течение многих суток.

В текущем году в округах был проведен сбор шести армейских управлений и управлений одной конной армии совместно с приписным составом запаса длительностью в 25—45 дней. Начсостав запаса в своем подавляющем большинстве подготовлен еще неудовлетворительно и требует большой работы по его переподготовке. Если учесть, что начсостав запаса составляет в среднем до 50% общего состава армейского управления, то низкая его подготовка в значительной степени отрицательно сказывается и на подготовке армейского аппарата в целом. Проведенные сборы армейских управлений улучшили их уровень боевой подготовки. Однако необходимо еще много работать, чтобы армейские управления в целом отвечали требованиям современной операции.

Разведка

До настоящего времени по вопросам разведки у нас имеется больше всего недочетов. Нет умения организовать непрерывную разведку всех видов (войсковую, штабную, авиационную), разведка ведется от случая к случаю, не целеустремленно.

У многих командиров штабов нет стремления выяснить соотношение сил и характер действий противника на фронте соединения. Слабо используются в этом отношении и штабы соседей. Нет непрерывного наблюдения за важнейшими направлениями и узлами дорог, особенно на флангах. Не отработаны навыки в определении глубины разведки на разных этапах операции, слабо учитывается подвижность и дальнобойность современных мотомехчастей в сочетании с необходимостью обеспечить их боевую работу боеприпасами и особенно горючим. Нет навыков в организации боевой разведки авиации.

Культуры разведывательной службы в армии еще нет. По разведслужбе необходимо разработать подробные указания о разведке как оперативной, так и тактической.

В 1936 г. по разведке необходимо провести ряд учений на темы: организация штабной оперативной разведки во встречной армейской операции;

организация фронтовой и армейской авиационной разведки; воздушная разведка боем с фотографированием.

Химическая и инженерная подготовка

Вопросам использования химических средств борьбы в бою и операции не уделялось того внимания, какого они заслуживают по своему особо важному значению. Химическое оружие использовалось без детальной и углубленной проработки всех вопросов, связанных с применением этого оружия. Необходимо химической подготовке войск и органов управления как в бою, так и в операции уделить самое серьезное внимание, с широким использованием химических средств борьбы на всех войсковых учениях и при проведении оперативных игр, полевых поездок и маневров.

Основные вопросы инженерного обеспечения операций: служба заграждений, организация переправ, маскировка и инженерное обеспечение маршей на оперативных играх и полевых поездках — не находили должной проработки. Слабо учитывается значение этих важнейших вопросов в операции. Необходимо решительно требовать и добиваться, чтобы вопросы инженерного обеспечения каждой операции прорабатывались с исчерпывающей полнотой. Каждая задача и вытекающие из нее действия войск должны обязательно подкрепляться необходимыми и точными расчетами и соображениями по инженерному обеспечению.

Вопросы противовоздушной обороны

Несмотря на громадное развитие воздушных и химических средств борьбы во всех армиях, ни штабы, ни войска не проявили должного внимания к вопросам ПВО. Войска и служба противовоздушной обороны в своей подготовке отстали от других родов войск.

Вопросы ПВО необходимо поставить как одну из важнейших задач подготовки. Основное направление противовоздушной обороны должно быть взято на:

ПВО прифронтовой полосы и армейского и войскового тыла во взаимодействии с ПВО крупных пунктов;

организацию ПВО в реальной форме всеми штабами во всех видах боевой деятельности войск. Особая забота по ПВО должна быть проявлена командирами и штабами всех степеней для зашиты войск на марше и в период сосредоточения к подготовке их для наступления;

изыскание лучших способов защиты от воздушных нападений имеющимися средствами ПВО в войсках и в пунктах; полную отработку всех вопросов ПВО во всех оперативных играх и полевых поездках.

Подготовка тыла

Тыловые маневры (учения), проведенные в МВО, дали начальствующему составу возможность реально видеть организацию работы современного тыла. На учениях были развернуты реальные станции снабжения, грунтовый участок и был организован реальный подвоз как по железной дороге, так и по грунту.

Из этих маневров и ряда других полевых поездок можно сделать следующие выводы.

Подготовка кадров армейских тыловых органов (ВОСО, склады, санитарная служба) идет недостаточными темпами. Личный состав запаса, приписанный к этим органам, подготавливается очень слабо и нерегулярно.

Учения в МВО показали чрезвычайную загруженность подвоза на грунтовом участке. Опыт показал, что при существующих нормах на каждый стрелковый корпус при нормальном расстоянии (40— 50 км) требовалось до 2 автобатальонов. Норма подвоза очень тяжелая. Встает вопрос о необходимости пересмотра норм расхода огнеприпасов. Так как эта проверка может быть произведена лишь на специальных учениях и занятиях, то в план 1936 г. следует внести исследование этого вопроса в основных видах боя, после чего и сделать окончательные предложения.

Оборона тыла является слабым местом. Мы еще не научились оборудовать и оборонять в тылу противотанковые районы, использовать населенные пункты и лесные районы для борьбы с противником. Транспорта двигаются сплошной лентой и без охранения. Тыловые части слабо подготовлены для отражения противника и на случай его внезапного появления. Требуется составление краткой инструкции по обороне тыла. Эти вопросы требуют самого близкого внимания наших центральных довольствующих управлений.

Вопросы маркировки, укупорки, укладки и обращения с различными видами грузов нами еще далеко не разрешены. В нашем усиленном ск количество артиллерийских систем иногда может доходить до 10—12, с 2—3 марками снарядов на каждую систему. Механизированная бригада требует для обеспечения ее горючим до 3 сортов горючего и смазочных.

При таком положении создаются большие трудности в организации снабжения этих частей. Требуется умение и большое время на составление заявок по маркам, калибрам, сортам, на передачу этих заявок и на организацию подвоза частям.

Необходимо в 1936 г. дать возможность начальствующему составу, в первую очередь приграничных округов, реально увидеть и изучить всю сложность и громоздкость современного тыла, отработать навыки по управлению и обороне тыла, для чего в этих округах провести по одному учению с полными дивизионными тылами, с реальной работой одного фунтового участка военной дороги, работой станции снабжения и головных складов.

Авиадесанты

В течение 1935 г. в ЛВО, БВО, КВО и ОКДВА реально выбрасывались крупные авиационные десанты. Это показывает, что мы из области полигонных опытов перешли к практическому осуществлению этого дела в крупных масштабах. При оперативном использовании десантов, а это их основное и главное назначение, необходимо иметь и соответствующую этим задачам организацию.

Показатели выброски десанта (за 1 ч. 50 мин.): 1183 парашютиста и 1765 посадочных бойцов с 29 станковыми пулеметами, 1 — Т-37, 2 бронемашинами, 4 пикапами и 10 орудиями (данные КВО)[4], открывают большие перспективы перед командармом или комфрон-том при проведении операции.

Развитие авиадесантного дела в 1936 г. необходимо проводить в широком масштабе, чтобы обеспечить надлежащий рост этого нарождающегося нового рода войск. Детально отработать на всех занятиях тактику и технику действий АДО. Требуется учесть опыт авиадесантной работы 1935 г. и издать для армии необходимое пособие.

Подготовка авиации

Оперативная подготовка армейской и главным образом фронтовой авиации и авиации Главного командования находится на начальном этапе своего развития. Мы не освоили всех вопросов детальной отработки массирования авиации на главных направлениях с целью создания оперативного и тактического превосходства в воздухе, что должно составлять важнейшую задачу подготовки на 1936 г.

Вместе с тем необходимо добиться отличного усвоения вопросов управления и материального обеспечения при действии авиации с различных аэродромных узлов. Вопросы массового воздушного боя не изучены, и этому виду боя должно быть уделено особое внимание в 1936 г. как одному из важнейших вопросов боевой подготовки авиации. В основу оперативной подготовки высшего начсостава и штабов авиасоединений необходимо положить действия авиации в начальный период войны и взаимодействие ее с основной армейской группировкой с проработкой вопросов управления, тыла и разведки.

Взаимодействие

Вопросы организации взаимодействия в операции на протяжении последних лет являлись основными во всей системе оперативной подготовки.

В результате этого в большинстве звеньев армейского аппарата достигнуто правильное понимание важности постоянного взаимодействия всех сил, принимающих участие в операции, и в основном научились его осуществлять. Однако практические навыки по организации этого взаимодействия не везде полностью и крепко освоены. В дальнейшем этому вопросу необходимо уделять первостепенное значение. Надо добиваться практического умения организовать во времени и пространстве необходимое взаимодействие стрелковых, механизированных и авиационных соединений при решении поставленных задач в различных условиях операции.

Планирование операции и резервы

Мы еще не умеем хорошо рассчитывать и спланировать операцию на всю ее глубину, с точным учетом времени, пространства и необходимых для этой цели средств. Вопросам планирования операции, материальному и боевому обеспечению операции и взаимодействию всех родов войск и служб по-прежнему необходимо уделять большое внимание.

Оперативное предвидение хода развития операции на основе точного анализа всей обстановки находится не на должной высоте. В большинстве случаев части и тыл живут суточной задачей, без дальнейших перспектив действий. Получается так, что будто операция кончается в течение 1-2 дней. В действительности же операция, как правило, будет многодневной, потребуется огромное напряжение всех сил и средств, обстановка может резко меняться (появление новых сил противника) и потребует новых сил и средств. Отсутствие длительной перспективы в операции вызывает частое изменение задач, приводит к несвоевременному нацеливанию войск и средств на важных направлениях.

В решительные моменты боя и операции необходимо сосредоточивать максимум сил и средств на решающем направлении, но после проведения этого боя немедленно же надо создавать резервы и вторые эшелоны за счет необходимой перегруппировки частей и средств.

Учет сил и средств

Потери в современном бою и операции людского состава и в технике не поддаются точному учету, но, вероятно, будут большие, что потребует от штабов и начальников всех степеней точного учета всех сил и средств и распределение этих сил по этапам операции. Требуется постоянно учитывать физические и технические возможности людей и технических средств.

Во многих случаях эти вопросы прорабатываются слабо, опускаются. Люди и технические средства используются без учета их возможностей, что иногда приводит к преждевременному изматыванию их до начала решительного боя — операции.

Изучение театра военных действий и противника

Изучение театров военных действий и противника хотя проводилось и целеустремленно, но мы имеем в этой области только начальные достижения. Необходимо продолжать и в 1936 г. эту важную задачу подготовки, сделав упор на изучение оперативного искусства противника.

Заявление начальника Генерального штаба германской армии, что основные законы стратегии остаются неизменными для германской армии, обязывают нас (особенно западные округа) подойти серьезно к изучению действий германской армии в период мировой войны как на западном, так и особенно на восточном фронте, с полным учетом современных взглядов германской армии на оперативное использование войск.

Органы военных сообщений

По подготовке органов военных сообщений мы в текущем году на специальных сборах и учениях в округах с командным составом БОСО отработали:

организацию и управление массовыми воинскими перевозками и военно-диспетчерскую службу на путях сообщения;

устройство и службу военной дороги — в основном лишь теоретически.

Теоретическая подготовка командного состава линейных органов военных сообщений за истекший год выросла, но все же органы военных сообщений в практическом отношении не полностью подготовлены к работе на военных дорогах в сложных боевых условиях современной операции. Одними из причин этого являются отсутствие в системе РККА мирного времени сколоченных кадров военных дорог и широкой практической подготовки. Крайне недостаточно подготовлен комсостав запаса в связи с отсутствием необходимой стабильности в его приписке к органам БОСО на военное время.

Основными недочетами в подготовке органов военных сообщений являются:

нет достаточной натренированности и слаженности всех звеньев военной дороги в работе в сложных условиях маневренной обстановки;

отсутствие навыков в организации обороны путей подвоза от проникающих в тыл подвижных отрядов и десантов противника;

нет навыков в организации, обеспечении и управлении автомобильными оперативными перевозками. Штабы общевойсковых соединений и войсковые части к этим видам перевозок не подготовляются.

Нет достаточной натренированности в управлении массовыми воинскими жел.-дор. перевозками в условиях быстро меняющейся обстановки и воздушных нападений противника. На снижение эффективности боевой войсковой подготовки в значительной степени повлияли следующие условия.

Некоторые округа к основным тыловым положениям вносили свои коррективы или воздерживались от активного проведения преподанных установок. В результате невольно создавался разнобой в подготовке.

Слабая подготовка тыловых снабженческих органов и санитарных и ветеринарных тылов и особенно органов управления грунтовым участком военной дороги.

Следует особо отметить также, что штабы войсковых соединений и частей не умеют планово организовать погрузку и выгрузку своих частей и управлять частями в этот период. Войсковые части слабо знают способы погрузки и выгрузки при перевозках по жел. дороге (в результате излишнее скопление людей и материальной части на станциях погрузки и выгрузки, сумятица, недоиспользование грузоподъемности жел .-дорожного транспорта и недопустимо медленные темпы погрузки и выгрузки войск).

Сохранение военной тайны

По вопросу сохранения секретности я, товарищи, просто обязан, ввиду исключительного роста нарушений этой дисциплины, заявить вам о том, что у нас пропадает большое количество секретных и совершенно секретных бумаг, в числе которых имеются важнейшие документы. Если бы эти потери были сопряжены с неожиданностями и случайностями, я бы это понял. Но потери в большинстве случаев происходят потому, что, например, командир забывает свою полевую сумку в парикмахерской и два месяца не помнит, что было в этой сумке и где она. Вот один из многочисленных примеров такой безответственности, о которой просто стыдно говорить. Все это вместе взятое, само собой понятно, влечет за собой то, что в руки врагов попадают наши военные секреты9.

С этим зловредным и недопустимым явлением необходима самая решительная борьба, чтобы раз и навсегда покончить с разгильдяйством и безответственностью как основными носителями этих преступных фактов.

Задачи на 1936 г.

Оперативная подготовка

На 1936 г. центральной задачей оперативной подготовки РККА поставить вопросы управления и подготовки органов армейского управления.

Все игры и полевые поездки проводить в сложных условиях обстановки: неравномерное развитие операции; проведение перегруппировки войск и средств в процессе операции; организация непредвиденного отхода при опасности флангового удара.

Тренировать органы управления в условиях непрерывной работы в течение многих суток. Работу тыла прорабатывать на всех занятиях. Продолжать отработку взаимодействия стрелковых, механизированных, авиационных и конных соединений в различных условиях оперативной обстановки.

В течение года отработать:

а) организацию фронтовой и армейской разведки;

б) операцию вторжения — действие крупных конных, механизированных, моторизованных групп, поддержанных и взаимодействующих с крупными воздушными силами и авиадесантами — на территории противника в отрыве от основных сил фронта. Материальное обеспечение этих групп;

в) марш-маневр частей армейской группировки;

г) операцию прорыва заблаговременно укрепленной полосы с развитием этого прорыва;

д) взаимодействие основных сил в армейской операции;

е) операции Воздушных сил по завоеванию господства в воздухе и самостоятельной операции крупных ВС;

ж) оперативное развертывание морского флота для нанесения противнику сосредоточенного удара на принципе разгрома противника по частям, с быстрым подавлением по глубине всей системы обороны противника и последующим проведением мощной общей атаки по максимально оголенному и дезорганизованному частными ударами главному объекту атаки;

з) инженерное и химическое обеспечение операции;

и) службу армейского тыла;

к) задачи ПВО армии и крупных пунктов.

Все указанные вопросы должны отрабатываться с полным учетом химического и инженерного обеспечения и ПВО.

Тактическая подготовка

В тактической подготовке всех родов войск надо считать, что задачи приказов № 0101 и 0102[5] в итоге учебы 1935 г. РККА в основном выполнила.

Эти задачи (встречный бой сд, ск, мк и кк, наступательный бой сд, ск, мк и кк и оборонительный бой), будучи основными отправными установками для всех современных видов боя, являются руководящими и на 1936 г. и должны быть со всей тщательностью доработаны как с теоретической, так и особенно с практической стороны.

Выполняя эти задачи, сделать упор на следующие вопросы:

1) центральная задача — подготовка штабов и органов управления с привлечением приписного состава;

2) взаимодействие всех основных родов войск в сложных формах общевойскового современного боя и операции;

3) подъем второочередных штабов и органов тыла;

4) ночные действия;

5) проработку на всех учениях вопросов ПТО, ПВО и ПХО;

6) глубину и тщательность отработки вопросов всех звеньев тыла.

Вся боевая подготовка войск РККА должна быть направлена к смелым маневренным действиям по уничтожению противника на основе наилучшего овладения техникой и широкого воспитания активности, инициативы и смелости у бойцов и командного состава.

Для армии в 1936 г. необходимо издать:

1) Основы операции.

2) Устав армейского тыла.

3) Боевой устав пехоты, ч. 1 и 2.

4) Устав внутренней службы РККА10.

5) Строевой устав РККА.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 1—9. Подлинник

880

Продолжение.
Гамарник. Товарищи! Наша армия в итоге 1935 учебного года имеет несомненные успехи в боевой и политической подготовке. Одновременно с учебой развернута была большая работа по формированию новых частей и строительству для них. Но мы с вами были бы недостойны звания большевиков, учеников Ленина — Сталина, были бы недостойны звания членов Военного совета, если бы мы хоть на минуту успокоились на том, чего уже переоценили бы эти достижения, зазнались бы от того, что о мощи нашей армии положительно отозвались французские, итальянские, чехословацкие и другие военные миссии, если бы мы зорко не видели всех недостатков нашей армии, если бы остро, честно, ничего не замазывая, не вскрывали бы их и не работали бы из всех сил над ликвидацией недостатков, неустанно двигая нашу армию быстрыми темпами вперед.

Мы с вами знаем, что армия наша при всей мощи ее имеет еще очень много крупных недостатков в своей боевой подготовке. Одновременно каждый из нас знает или обязан знать, что наши наиболее вероятные противники — Германия, Польша, Япония — имеют сильные армии и изо всех сил работают над тем, чтобы сделать эти армии еще сильнее. В будущей войне мы будем иметь дело с очень сильным противником. Этого забывать нельзя. Это надо учитывать. К этому надо усиленно готовиться. И в этом свете надо нам оценивать свою собственную боеготовность.

К сожалению, среди нас есть товарищи, которые, поверхностно ознакомившись с иностранными армиями, начинают затем проповедовать, что эти армии «сильно отстали», «слабы», что нам «нечему у них учиться», что «мы обогнали всех» и т.п. Эти рассуждения часто пытаются подкрепить ссылками на какое-нибудь заявление генерала] Луазо, ген[ерала] Крейчи или другого какого-нибудь иностранного генерала, буржуазного политика, журналиста. Вот, например, далеко не последний среди нас человек, т. Седякин, в своем докладе о поездке во Францию пишет: «Мы имели неоднократные деловые беседы с генералами Гамеленом, Дененом, Луазо. Отдельно беседовали с маршалом Бадольо, Висконти-Праска, Пикаром, Амброзо, Малиновским и некоторыми полковыми командирами. И у нас всех не было ощущения, что мы говорим с людьми, у которых надо учиться. Это наше превосходство французы начади уже уяснять, наблюдая работу делегаций Красной армии на маневрах».

Видите, как Седякин — «пришел, увидел и победил»! Ей, ей, мне было стыдно за т. Седякина, когда я читал эти строки его доклада.

Ворошилов. Неужели так написано?

Гамарник. Я читаю дословно. Правда, когда товарищи прочтут отчетный доклад т. Седякина, печатаемый по вашему приказу, они ничего подобного там не найдут, потому что мы исключили процитированное мною место из доклада т. Седякина, но в докладе, который представлен т. Седякиным за его подписью, сказано именно и точно так, как я цитировал.

Далее т. Седякин, продолжая свой доклад, пишет: «Киевские маневры были для французов громом среди ясного неба», «Французская армия — армия провинциальная» (смех) и т.п.

Ясно, что все эти рассуждения основаны на незнании иностранных армий и на собственном вреднейшем самохвальстве.

Ворошилов. Правильно.

Гамарник. Мы обязаны со всей решительностью бороться с недооценкой сил противника, опасной тем, что она может породить в нашей армии успокоение, самодовольство вместо необходимой самокритики и напряженной работы. Мы обязаны тщательно изучать противника, знать его как следует, знать его сильные и слабые стороны. Мы обязаны учиться у него тому, чему следует учиться, а я утверждаю в противовес т. Седякину, что нет такой даже самой слабой армии, у которой нельзя было бы чему-нибудь полезному научиться.

Ворошилов. Даже многому.

Гамарник. Мы обязаны всегда быть на деле значительно сильнее своих противников. Мы обязаны на деле быть значительно лучше подготовленными в боевом отношении, чем наши противники. В будущей войне мы обязаны перед своей Родиной, перед делом социализма, перед международным пролетариатом, перед нашими вождями Лениным и Сталиным победить, разгромить своих врагов, и притом, как об этом часто говорит т. Ворошилов, ценою малой крови. Поэтому ни в коей мере нам нельзя сейчас успокаиваться на достигнутом и предаваться восторгу от того, что за год мы несколько продвинулись вперед в боевой и политической подготовке. Мы обязаны неустанно учиться и учиться. Мы обязаны решительно выявить свои недостатки и напряженно работать над дальнейшим укреплением нашей армии. Хороши бы мы с вами были, если бы мы застряли на месте или медленно двигались вперед. Кто бы нас стад терпеть? Особенно в годы бурного социалистического роста нашей страны, гигантского движения вперед всех отраслей народного хозяйства, в период могучего стахановского движения. Ведь предъявляем же мы с вами новые и новые требования к стране, к промышленности в области вооружения. Самолеты, танки, артиллерия, удовлетворявшие нас еще вчера, уже сегодня нас не удовлетворяют. Мы настойчиво требуем все лучшего и лучшего оружия и в короткие сроки. Мы хотим иметь оружие первоклассное, самое лучшее в мире. Мы нажимаем на нашу промышленность. Мы требуем от нее такого оружия. И поступаем совершенно правильно. Но мы обязаны при этом быть еще более требовательными к себе самим, к своей работе в деле технического и оперативно-тактического освоения боевого оружия. В этом свете, товарищи, я считаю наши достижения в боевой и политической подготовке за истекший год малыми, недостаточными.

Мы с вами еще далеко не создали того образцового общевойскового оркестра, которого от нас с вами еще несколько лет тому назад требовал наш Великий учитель и вождь — т. Сталин.

Я считаю поэтому, что мы должны на этом пленуме со всей решительностью, со всей силой и остротой большевистской самокритики, ничего не замазывая, вскрыть все наши недостатки и обсудить тщательно, как следует, конкретные вопросы учебы будущего года.

Изучение различных материалов и отчетных докладов округов, личные наблюдения за войсками дают мне основание сделать следующие выводы в области боевой подготовки.

Первое. Наша армия за истекший период значительно продвинулась вперед в деле количественного, массового технического овладения танком, самолетом, артиллерией, подлодкой, радиосвязью и другими средствами борьбы. Но это техническое овладение сопровождалось и сопровождается еще многочисленными авариями, поломками, катастрофами и крупнейшими недостатками в эксплуатации и хранении ценной боевой техники. У нас уже есть немало летчиков, танкистов, артиллеристов, подводников, радистов и других специалистов, которые подобно Стаханову, Бусыгину11, по выражению т. Сталина, «полностью овладели техникой своего дела, оседлали ее и погнали вперед». Тов. Ворошилов на Всесоюзном совещании стахановцев называл ряд таких имен в нашей армии. Я могу дополнить этот список. Вот механик-водитель т. Дудко в ЛВО в совершенстве овладел вождением своего танка. Он преодолевает препятствия в 2 У2раза более высокие и почти в пять раз более широкие, чем это установлено официальными нормами. Вот механик-водитель части имени Калиновского12 т. Калачев. Он перекрывает технические нормы на средний ремонт танка больше, чем в два раза. Он добился экономии горючего на 30%. Водители БВО т. Костиков, Сызранов, Богданович и Балдашин в три с лишним раза превышает нормы по преодолению рвов. Радист СКВО Положенцев дал 650 групп радиообмена в час, радист ЛВО т. Ягоря дал 708 групп, а радист КВО т. Желнов дал 802 группы и радист КВО т. Луговец дал 849 групп пятизначного текста в час при норме в 300 групп. Как видите, наши нормы в 2—3 раза перекрываются людьми, по-настоящему овладевшими техникой.

Вот факты по авиации. В одной из авиачастей СибВО техник т. Корниенко рационализировал дело ремонта самолета и закончил ремонт самолета на 7 дней раньше плана. Корниенко производит полную переборку шасси в течение 2 часов вместо обычных 7. Техник Иванов рационализировал установку угольников и выполняет в 1 час 30 мин. работу, на которую раньше тратилось 6—7 часов при норме в 5 часов.

В другой авиачасти техник т. Лехман ежедневно перевыполняет рабочий план на 200%. Тов. Лехману в прошлом году на протирку возвратных клапанов отводилось 3 часа 35 мин., в этом году 2 часа 30 мин., а он выполняет эту работу в 1 час 10 мин. В этой же части техник по приборам т. Резников с младшими специалистами тт. Руч-кановым и Березанским выполнили программу работ, рассчитанную по нормам на 237 часов, за 40 часов.

Я назвал вам только несколько имен. Ряды их — армейских Стахановых — растут и множатся. Это только начало могучего стахановского движения в армии. Но наряду с людьми, по-настоящему овладевшими техникой, мы еще имеем массу фактов неграмотного, варварского отношения к технике.

За 9 месяцев 1935 г. мы имели в воздушном флоте 234 аварии и 39 катастроф. Такое положение совершенно нетерпимо. Может ли наш воздушный флот добиться полной безаварийности? Может и обязан. Ведь сумели же работать в 1935 г. без единой аварии самолетов 80 эскадрилий и 16 отрядов. На Дальнем Востоке есть одна эскадрилья, уже шестой год не имеющая ни одной аварии. Чтобы весь наш воздушный флот стал безаварийным, надо, чтобы весь его личный состав как следует овладел техникой, чтобы во всех бригадах, эскадрильях, отрядах была железная воинская дисциплина.

При наличии уже большого количества отличных мехводителей, играющих своим танком, не знающих аварий, мы одновременно имеем в АБТ войсках за 9 месяцев 1935 г. — 1025 аварий. Тов, Халепский и товарищи командующие! К сожалению, наши АБТ войска не имеют до сих пор даже ни одного безаварийного батальона.

О чем говорят только что приведенные мною факты и цифры? Примеры наших армейских стахановцев, показывающих, что можно выжать из техники, если ее по-настоящему оседлать, с одной стороны, и огромное число аварий, катастроф, поломок — с другой стороны, дают полное основание сделать вывод, что армия в целом еще далеко не оседлала как следует свою боевую технику. Над овладением техникой нам надо еще много и как следует поработать.

Я считаю при этом необходимым, товарищи, обратить особо ваше внимание на артиллерию. Правительство, как вы знаете, недавно приняло решение о значительном усилении артиллерии дивизии и корпуса. Тов. Сталин совершенно правильно уделяет огромное внимание артиллерийскому вооружению и подготовке артиллерийских кадров. Надо признать, что у нас часто, говоря об овладении новой техникой, имеют в виду танк и самолет и забывают об артиллерии, считая последнюю «старой техникой». Это неправильно. Это вредно. Неправильно потому, что артиллерия совершенствуется и становится новой техникой. Неправильно и потому, что артиллерия, как старая, так и новая, всегда была и остается сложнейшей, если не самой сложной, техникой. Дело овладения артиллерией — дело сложное, и об этом надо помнить. К сожалению, не все и не всегда об этом помнят. Надо артиллерии отвести подобающее ей место. Надо артиллерией заняться значительно больше и лучше, чем мы это делали до сих пор.

Одновременно с техническим освоением нового боевого оружия (вождение, эксплуатация, сбережение) мы обязаны тактически и оперативно крепко оседлать всю нашу могучую технику, которой нас уже снабдила и снабжает наша страна, и создать образцовый общевойсковой оркестр, прекрасно управляемый, безупречно действующий. В этом отношении, в оперативно-тактическом использовании боевой техники, мне думается, наши успехи за истекший год явно невелики, и, конечно, нас удовлетворить никак не могут, особенно в мотомехвойсках и в авиации. В мотомехвойсках еще слабо отработаны вопросы управления, особенно при действиях в глубине боевого порядка противника. В авиации предстоит еще огромная работа по овладению воздушным боем крупными частями и соединениями. Много еще недостатков в подготовке артиллерии. Слабыми также участками боевой подготовки войск является противовоздушная оборона и использование химических средств нападения и защиты.

Тов. Сталин говорил 4 мая этого года на выпуске академиков Красной армии:

«Чтобы привести технику в движение и использовать ее до дна, нужны люди, овладевшие техникой, нужны кадры, способные освоить и использовать эту технику по всем правилам искусства. Если бы на наших первоклассных заводах и фабриках, в наших совхозах и колхозах, в нашей Красной армии имелось достаточное количество кадров, способных оседлать эту технику, — страна наша получила бы эффекта втрое и вчетверо больше, чем она имеет теперь»[6].

Мы должны в 1936 г. работать над тем, чтобы наша армия до дна использовала свою технику, чтобы наша армия оперативно и тактически крепко ее оседлала, чтобы эффекта получилось втрое и вчетверо больше, чтобы боеспособность нашей армии от этого возросла втрое и вчетверо. Как видите, успокаиваться еще слишком рано! Вся работа по овладению техникой, по оперативно-тактическому ее использованию еще впереди. Для этого необходимо лучше организовать людей, лучше их воспитывать, учить и вести вперед.

Второе. Очень слабым нашим местом являются вопросы организации войскового тыла. У многих командиров и политработников есть вредная недооценка этого важнейшего условия боеспособности войск. Многие начальники, привыкшие в Гражданскую войну жить «на подножном корму», не совсем себе представляют, что значит питать боеприпасами, запасными частями, горючим, обмундированием, продовольствием и фуражом современную армию в будущей войне.

Этим летом я был на учении по тылу в Кубинке под Москвой, и мы все, побывавшие там, наблюдали, как трудно и сложно сейчас организовать снабжение даже одного корпуса в боевой обстановке. В будущей войне эти вопросы будут решающими. Этому усилению должны учиться наш командный и начальствующий состав.

Величайший стратег пролетарской революции т. Сталин, как в Гражданскую войну, так и теперь, учил и непрестанно учит нас всегда помнить о снабжении армии как важнейшем, решающем условии боеспособности армии и победы над противником. В постановлении ЦК и СНК от 9 августа 1935 г. сказано:

«СНК и ЦК указывают всем командирам и политработникам армии, что постоянная забота о состоянии снабжения войск является их важнейшей обязанностью: командирам и политработникам, не занимающимся конкретно и систематически делом военного снабжения, не должно быть места в Красной армии.

СНК и ЦК обязывают командиров, политработников и бойцов беречь военное снабжение как зеницу ока (торжественное обещание).

СНК и ЦК обязывает начальствующий состав добиться в кратчайший срок приведения снабжения РККА в образцовое состояние с тем, чтобы оно как в мирное, так и в военное время работало точно и аккуратно, как хороший часовой механизм»[7].

Об этом постановлении мы должны всегда помнить!

Товарищи! Над вопросами войскового тыла, как на мирное время, так и в подготовке к войне, нам надо очень крепко поработать в 1936 г.

О состоянии продовольственного, обозного и вещевого хозяйства, о том, как армия реализует решения ЦК партии и Совнаркома Союза от 9 августа с.г. — вам доложат подробно т. Косич и Жильцов. Но я должен сказать, что мы еще далеко не полностью сделали все выводы из совещания по этому вопросу при ЦК ВКП(б) из замечательной и глубоко поучительной речи т. Сталина по вопросам снабжения армии. Командиры и политработники еще далеко не стали заниматься этим делом, как того требует постановление ЦК и СНК и приказ наркома. Еще не всюду налажен образцовый учет. Мы получаем еще сводки о хищениях имущества из складов, о плохом хранении его, о плохо приготовленной пище для красноармейцев. Мы еще далеко не сделали наше войсковое хозяйство образцовым, работающим, как часы. Мы обязаны это сделать в самое ближайшее время. В этом деле нетерпимо никакое успокоение.

Третье. Командный, начальствующий состав плохо знает своих вероятных противников — театр, организацию, вооружение, тактику. Плохо у нас поставлено это дело. Этого терпеть дальше нельзя. Как можно по-настоящему готовить войска к войне, как можно оперативно-тактически готовить начсостав без того, чтобы он, как следует, не знал своих вероятных противников. Эту работу мы обязаны и вполне можем поднять на большую высоту. Генштаб, Разведуправление НКО и комвойсками округов обязаны в 1936 г. это дело поставить как следует.

Четвертое. Плохо готовится наш начсостав запаса. Он сильно отстает от кадра. Недостаточно его готовят войска. Плохо его готовят в гражданских вузах. Надо обсудить на пленуме тщательно этот вопрос и наметить меры по коренному улучшению этого дела. В частности, я не могу в связи с этим не коснуться плохой постановки учета запаса в райвоенкоматах. Мне рассказывали, что когда в Ленинграде, в порядке проверки партдокументов, стали проверять райвоенкоматские данные на лиц начсостава запаса, то было обнаружено в данных райвоенкоматов очень много вранья. Человек писал о своей прошлой военной деятельности все, что ему вздумается, и часто это принималось в райвоенкоматах на веру. Настоящей проверки маловато в райвоенкоматах. Мало и плохо занимаются округа райвоенкоматами. Вообще это заброшенный участок, куда слабо проникает глаз командующего и начпуокра. Часто райвоенкомы предоставлены сами себе. А мы с вами знаем, какой огромной, исключительной важности работа лежит на райвоенкоматах.

Пятое. В истекшем году командным и начальствующим составом сделаны первые шаги в деле изучения истории военного искусства. Но пока еще изучение истории военного искусства, империалистической и Гражданской войны поставлено крайне плохо. А дело это сугубо важное, сугубо необходимое, имеющее огромное практическое значение для оперативно-тактического роста нашего командного и начальствующего состава. Дело изучения истории военного искусства — дело очень серьезное. Поверхностное, случайное, неглубокое и некритическое изучение истории может привести только вред, привести того или иного командира к ложным выводам. Делом изучения истории войн надо руководить. Это должны делать наши вузы, академии, командующие войсками, Генштаб. Я ставил этот вопрос на прошлогоднем пленуме Военного совета. Я считаю необходимым снова поставить его сейчас как важнейшую задачу 1936 г.

Шестое. Мы все еще имеем значительную неравномерность боевой подготовки по округам. Слишком велик разрыв в подготовке между различными округами. Есть округа сильно отстающие, например ЗакВО, СКВО, ПриВО, медленно выходит в люди МВО, недостаточно еще подтянулись ОКДВА и ЗабВО, а эти два последних должны быть первоклассно подготовлены. Надо в 1936 г. крепко налечь на отстающие округа и двинуть их вперед. На меня вопрошающе смотрит т. Блюхер. Да, к сожалению, боевая подготовка вашей особой армии, Василий Константинович, все еще не такова, какой она должна была бы быть, учитывая обстановку на Дальнем Востоке.

Перехожу к группе вопросов политико-морального состояния армии и политработы.

Товарищи! За истекший год политический и культурный уровень красноармейцев, командиров и политработников, несомненно, значительно вырос. Личный состав крепко сплочен вокруг нашей партии и нашего Великого вождя т. Сталина. Можно было бы привести бесконечное количество ярких фактов, подтверждающий беззаветную преданность нашей армии своей Родине, делу социализма, партии Ленина — Сталина. Можно было бы привести бесконечное число фактов величайшей энергии, самоотверженности и героизма рядовых бойцов и начальников.

Огромное число факторов определяет это высокое политико-моральное состояние войск: гигантские успехи социализма в нашей стране, улучшение материального положения трудящихся, отмена карточек, значительная прибавка зарплаты начсоставу. Веселей и лучше стало жить трудящимся в нашей стране, веселей и лучше стала жить армия. Краснофлотец Степаненко перекликается со Стахановым, младший командир Демченко перекликается со своей сестрой знаменитой Марией Демченко13. Замечательные люди, передовики боевой и политической учебы — летчики, танкисты, подводники — перекликаются, соревнуются с ударниками-стахановцами фабрик, заводов, совхозов и колхозов. Вот что определяет высокое политико-моральное состояние армии. Вот те аргументы, о которых говорил нам т. Сталин на совещании при ЦК по вопросам войскового хозяйства, которыми наша страна, наша партия, наш Сталин вооружают политработников и парторганизации в их работе среди бойцов, командного и начальствующего состава. Вооруженные всем этим политработники, партийные и комсомольские организации должны обеспечить высокий уровень всей боевой и политической подготовки, должны обеспечить большевистский дух на всех участках армейской работы.

Политработники, парторганизации, конечно, имеют ряд достижений в партийно-политической работе за истекший год, но их — этих достижений — все же недостаточно. Это еще не то, что нам сейчас надо.

Тов. Егоров и я отмечали ряд крупных недочетов в боевой подготовке. Повинны ли в этом политработники, партийные и комсомольские организации? Конечно, повинны. Отвечают ли они за это? Конечно, отвечают. Повинны ли политработники в плохом состоянии войскового хозяйства? Повинны, и в огромной степени. Об этом уже сказал ЦК в своем постановлении от 9 августа. Повинны ли политработники в том, что в армии до сих пор еще очень много всяких чрезвычайных происшествий, катастроф, аварий и т.п.? Конечно, повинны. Политработники за все отвечают, они отвечают за состояние своих войсковых частей во всех отношениях. Они обязаны обеспечивать боевой большевистский дух во всей работе своей войсковой части. Но, к сожалению, немало еще среди политработников людей, чиновно-бюрократически относящихся к делу, считающих, что за эту или иную область работы они «по своей должности» не отвечают, людей, оторванных от масс, а в то время как первейшая задача каждого политработника работать всегда в самой гуще масс, быть чутким и близким товарищем и политическим руководителем, воспитателем каждого бойца. Политработники обязаны во что бы то ни стало начать работать значительно лучше, неизмеримо лучше.

Я хочу остановить ваше внимание на ряде узловых вопросов нашей политработы.

1. Об изучении кадров командного и начальствующего состава, о выращивании, о большевистском воспитании их. Вот над чем неустанно должны работать политорганы и парторганизации. Тщательно изучать надо личный состав, знать надо как следует каждого человека. Надо вовремя обнаружить и изъять из армии врагов — шпиона, троцкиста-зиновьевца, жулика, пробравшихся в армию. Надо любовно беречь, учить, воспитывать, как учит т. Сталин, каждого стоящего, знающего, преданного партии работника. Научились ли армейские коммунисты, политработники как следует делать это, выполняя указания т. Сталина? Нет, далеко еще этому не научились.

Проверка партдокументов, огромная по своему организационнополитическому значению работа, проводимая по инициативе т. Сталина, еще раз показала, что мы еще плохо, подчас только формально, знаем людей, что часто мы прозевываем врагов — шпионов, троцкистов, зиновьевцев, жуликов, и очень часто не замечаем, не выдвигаем, не выращиваем действительно преданных партии, способных и ценных людей. Правда, проверка партдокументов значительно улучшила в армии дело изучения людей, выявила враждебных людей, изгнанных из партии и армии, подняла заботу о ценных людях. Всего в порядке проверки отнято к настоящему моменту по всей армии 4042 партбилета, что составляет 2,94% к числу проверенных. Задержано для выяснения 4727 партбилетов, что составляет 3,44% к числу проверенных. В процессе проверки мы выявили таких, например, лиц:

1. Токарчук С.Г. — командир 81-го авиаотряда 453-й авиабригады, слушатель Высшей летно-тактической школы ВВС РККА. Он сознался, что партбилет с партстажем с 1919 г., по которому он прошел две чистки, получен им на основании ложных справок и документов. Токарчук на протяжении рада лет носил два поддельных ордена Красного Знамени, которые он достал в 1922 г. Лживый послужной список Токарчука был составлен с его слов и заверен его подчиненным по отряду. Токарчук арестован, партбилет у него отобран.

2. Семердаков Т.А. — командир взвода 67-го строительного батальона. Бывший монах — доброволец колчаковской армии. Производил расправы с пленными, принимал личное участие в расстрелах крестьян. В РККА и партию пробрался по подложному удостоверению красноармейца. С целью скрыть прошлое, Семерданов составил ложную автобиографию, назвавшись рабочим, бойцом 30-й дивизии. Из партии исключен, арестован.

3. Рогач В.А. — помощник командира роты 110-го сп. Партстаж с 1930 г. Рогач сознался, что в Польше его около полугода готовили к шпионской работе в СССР. В 1923 г. Рогач переходит границу. Проникает курсантом в Белорусскую военную школу. По окончании ее назначается командиром взвода в 100-й сп, где и становится членом партии. В 1931 г, брат Рогача — Петр переходит из Польши в СССР. Рогач устраивает его на работу в Днепропетровское пароходство, укрывает его. Через 8 месяцев брат Рогача пытается перебежать в Польшу, но арестовывается погранотрядом. Рогач В.А. из партии исключен и арестован.

Но есть, товарищи, опасность, как бы после проверки партдоку-ментов многие политорганы и парторганизации не ослабили своей работы по изучению людей. Кто это допустит, тот совершит величайшее преступление перед партией, перед армией и крепко за это ответит. Политработник, не знающий хорошо, по существу, людей своей части, тесно с ними не связанный, нетерпим как политработник.

Проверка партдокументов, несомненно, подняла всю партработу, нанесла крепкий удар расхлябанности в партийном хозяйстве. Это надо не только закрепить, эти успехи надо всемерно развивать. Партийное хозяйство в армии должно быть образцовым. За это политработник головой отвечает.

Наша внутрипартийная жизнь должна бить ключом. Я не буду останавливаться здесь на формах этой работы. Обо всем этом было прекрасно сказано в постановлении Ленинградского горкома ВКП(б) от 29 марта 1935 г. «О задачах партийно-организационной и политически-воспитательной работы» и в директиве ПУ РККА от 28.4.1935 г. № 50/с[8]. Дело за тем, чтобы парторганизации армии реализовали по настоящему все эти указания, чтобы сделали необходимые выводы из итогов партпроверки.

Но, товарищи, в армии, кроме партийных большевиков, есть много непартийных большевиков, прекрасных командиров, преданных до конца нашей партии. Человеку, которого мы не можем причислить к партийным или непартийным большевикам, в нашей армии сейчас не может быть места. Нам необходимо решительно улучшить свою работу среди непартийных большевиков. Она в последнее время в связи с проверкой партдокументов в некоторых частях ослабла. Это недопустимо. Мы обязаны знать наш беспартийный начсостав не хуже, чем партийный. Политорганы и парторганизации должны изучить его, должны тесно быть с ним связаны, должны работать над большевистским его воспитанием, подготовить лучших из них для отбора в партию.

Также надо значительно улучшить нам свою политработу среди семей начсостава, что крайне важно для армии, для ее боевой и политической подготовки. Мы знаем, как много значит для успешной работы командира здоровая семейная обстановка, когда жена является его другом и товарищем, человеком, преданным нашей Родине и партии. До сих пор эта работа поставлена недостаточно хорошо.

Итак, нам необходимо неустанно в боевом большевистском духе, значительно лучше, чем до сих пор, воспитывать весь личный состав армии. Необходимо быть зорко бдительным, не допускать в армию врагов — шпионов, троцкистов, зиновьевцев и всякую иную сволочь, а пробравшихся своевременно выявлять и изымать из армии.

Мы должны, не покладая рук, работать над повышением военной подготовки нашего командного и начальствующего состава. В ряде звеньев эта подготовка явно слаба, а в целом явно недостаточна. Наш командный и политический состав должен состоять из людей высоко военно-образованных. Мы должны значительно улучшить постановку дела в наших военно-учебных заведениях и академиях. Они должны начать выпускать из своих стен более знающих военное дело, более образованных людей, чем офицеры, выпускающиеся академиями и вузами наиболее передовых капиталистических армий. Мы обязаны и имеем сейчас полную возможность резко повысить требовательность, в частности, в отношении общеобразовательной подготовки, к принимаемым в вузы и академии. Часто в академии принимали людей, не выдержавших испытаний по ряду важнейших общеобразовательных дисциплин. Это надо решительно прекратить. В наши академии и вузы могут быть приняты только хорошие и отлично выдержавшие испытания.

Но одни школы и академии не могут решить этого вопроса. Наши округа должны в порядке командирской учебы, игр, учений неуклонно повышать военные знания командного и начальствующего состава. В 1936 г. Генштаб и командующие войсками должны крепко проработать над оперативной подготовкой высшего начсостава.

Особое внимание надо обратить на подготовку командиров артиллерии. Специальность эта наиболее трудна, высокий общеобразовательный уровень здесь нужен больше, чем где бы то ни бьшо. При этом надо принять во внимание, что в силу ряда причин служебный стаж и подготовка наших артиллерийских командиров недостаточна.

Так, из числа командиров артполков состоят в своей должности: до 1 г. — 23,9%, до 2 лет — 25,0%, до 3 лет — 20,3% и свыше 4 лет — 30,8%; окончили артшколы — 9,2%, артакадемию — 10,5% и АКУКС — 80,3%. Из числа командиров артдивизионов: состоят в своей должности до 1 г. — 27%, до 2 лет — 45,4%, до 3 лет — 21,4% и свыше 4 лет — 6,2%; окончили артшколы — 59,3%, АКУКС — 40,5% и артакадемию — 0,2%. Такой состав артиллерийских командиров требует большой, неустанной, настойчивой работы по повышению их квалификации.

Я в начале своего доклада уже приковывал наше внимание к артиллерии, я счел необходимым еще раз остановить ваше внимание на артиллерии в связи с вопросом о выращивании командирских кадров. Дело это крайне важное.

Надо в 1936 г. усилить работу по военной подготовке политсостава, особенно той его части, которая недавно взята из запаса (1200 чел.) или выдвинута из рядовых красноармейцев и младшего начсостава (500 чел.). Всех этих политработников необходимо подготовить в 1936 г. как минимум в объеме приказа наркома № 40[9]. А политсоставу, имеющему этот объем знаний, надо обязательно двигаться дальше. Политработник обязан знать военное дело, обязан систематически его изучать, обязан овладеть техникой того рода войск, где он работает.

Но в первую очередь политработник должен овладеть как следует политработой. Для этого он должен хорошо знать теорию и практику партийного строительства. Для этого он должен быть хорошо марксистско-ленински-сталински подготовлен. В истекшем году ПУ РККА и пуокры немало сделали для повышения теоретического уровня политсостава. Во всех округах была развернута большая работа по изучению политсоставом истории партии. ПУ РККА применяло вызов начподивов в Москву для проверки их политических знаний. Мною был отдан даже приказ с упоминанием фамилий политработников, политически плохо подготовленных и мало над собою работающих. В 1936 г. мы должны настойчиво добиваться, чтобы политработники основательно, глубоко изучали Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Только высоко политически образованные и знающие военное дело политработники могут обеспечить высокое качество политработы в армии.

Марксистско-ленинской подготовкой охвачен весь командный и начальствующий состав армии. 6877 чел. начсостава привлечены к руководству кружками и школами партпроса. В числе групповодов политзанятий насчитывается до 20 000 чел. начсостава. В крупных гарнизонах работают вечерние комвузы с охватом 2500 чел. партначсостава. Но я должен отметить следующие крупнейшие недостатки в марксистско-ленинской подготовке начсостава: много еще элементов формализма, школярства, схоластики; живая беседа не стала еще основным методом занятий; недостаточна помощь слушателям со стороны пропагандистов. Корень этих недочетов в слабой подготовке пропагандистских кадров, а решают пропагандисты. К сожалению, семинары пропагандистов не превратились еще в действительную школу их учебы. Устранить эти недостатки, повысить качество марксистско-ленинской подготовки — такова задача политорганов и парторганизаций на 1936 г. Надо добиться такого положения, чтобы весь наш командный и начальствующий состав изучал и знал основные труды тт. Ленина и Сталина. Каждый командир в нашей армии, в том числе и непартийный большевик, должен быть политически руководителем бойцов, а для этого надо быть политически грамотным человеком, надо знать учение Ленина - Сталина. Вот почему мы уделяем такое внимание марксистско-ленинской подготовке нашего командного и начальствующего состава.

Очень многое во всей работе командного и начальствующего состава упирается в недостаточную его общеобразовательную подготовку, особенно старших возрастов, среди которых много людей, не имевших в свое время возможности получить достаточную общеобразовательную подготовку. 1936 г. в связи с приказом наркома № 112[10] должен дать перелом в этом деле. Политорганы, которым сейчас это дело передано наркомом, должны в 1936 г. развернуть большую, серьезную и систематическую работу по налаживанию общеобразовательной подготовки. Сейчас по всей армии идет подбор инструментов общеобразовательной подготовки и учителей, ПУ РККА рассылает учебники, географические карты и другие учебные пособия. Я убежден в том, что мы в 1936 г. значительно продвинем это дело вперед. Политуправление РККА примет в 1936 г. все меры для того, чтобы как следует наладить общеобразовательную подготовку командного и начальствующего состава.

Товарищи! Как видите, очень много больших задач стоит перед нашим командным, политическим и всем начсоставом. Часто приходится от отдельных товарищей слышать заявления: а где же время взять для всего этого? Тов. Сталин в своей речи на 1-м Всероссийском совещании стахановцев14 говорил: «Присмотритесь к товарищам стахановцам. Что это за люди? Это главным образом молодые или средних лет рабочие и работницы, люди культурные и технически подкованные, дающие образцы точности и аккуратности в работе, умеющие ценить фактор времени в работе и научившиеся считать время не только минутами, но и секундами»[11].

Вот, товарищи, сталинский ответ на вопрос о времени. Надо научиться точности и аккуратности в работе, надо научиться считать время не только минутами, но и секундами. А у нас, к сожалению, еще многие считают время часами и плохо считают даже часами. Мы с вами обязаны сами научиться точности и аккуратности в работе и научить этому же весь командный и начальствующий состав. Тогда у нас откроются огромные резервы времени для необходимой и полезной работы. Каждый из нас знает, как много времени бойцов, командиров и политработников преступно, без всякой пользы растрачивается из-за отсутствия строгого плана работы, четкого внутреннего распорядка в той или иной войсковой части.

Товарищи! Правительством всему командному и начальствующему составу нашей армии присвоены персональные военные звания. Этот акт правительства возлагает большую ответственность на нас, на весь командный и начальствующий состав. Чем мы должны ответить на это ЦК нашей партии и правительству? Улучшением своей работы, повышением ответственности за свою работу, за свою квалификацию, за свое персональное звание.

Введение персональных военных званий требует воспитания во всем личном составе чувства глубокого уважения к этим званиям, к достоинству рядового бойца, командира и начальника. К сожалению, надо признать, что еще далеко не всюду, не во всех частях царит необходимая атмосфера взаимного уважения между бойцами и начальниками, между подчиненными и старшими начальниками. Нередко старший начальник позволяет себе недопустимую, незаконную форму обращения с подчиненным, имеют место даже случаи издевательства и рукоприкладства по отношению к красноармейцам. Мы ведем жестокую борьбу с этим, отдаем виновных под суд. Но дело отнюдь не в одних административных мерах. Дело во всей нашей повседневной воспитательной работе. Мы должны, мы обязаны в связи с введением персональных военных званий крепить еще больше боевую товарищескую большевистскую связь между всеми командирами, начальниками и рядовыми красноармейцами. Лейтенант, майор, полковник, комиссары всех рангов, весь командный и начальствующий состав должны стать еще более авторитетными, еще более близкими, чуткими, родными, товарищами и руководителями для красноармейцев. Крепкая, нерушимая боевая спайка между командным, начальствующим составом и рядовыми бойцами, взаимное доверие — первейшее условие боеспособности армии, и в этом великая сила нашей армии. Мы с вами обязаны всегда за этим следить в оба и все больше крепить эту могучую большевистскую спайку нашей армии.

2. О политработе с красноармейцами. Наша Красная армия всегда была и остается первоклассной школой политики и культуры. Но мы с вами должны помнить, что с каждым годом среди призывников приходит в армию все больше передовиков, ударников заводов и полей, людей, политически хорошо подготовленных, окончивших среднюю школу, много читающих. И если мы хотим сохранить, а мы обязаны и можем сохранить, за нашей армией высокое и почетное знание образцовой школы политики и культуры, то мы должны значительно улучшить все отрасли нашей политической работы. Мы обязаны значительно лучше поставить политзанятия, сделать их более поучительными, более живыми, интересными. Надо допускать к руководству политзанятиями только проверенных и политически грамотных людей. Надо бороться против зубрежки, казенщины, надо, чтобы красноармеец не формально, а глубоко по существу, с интересом, на конкретных фактах изучал политику.

Надо в этом году крепко налечь на общеобразовательную подготовку красноармейцев, особенно неграмотных и малограмотных, а они еще есть. Надо хорошо поставить дело изучения географии. Надо обеспечить хорошее знание красноармейцами географической карты.

Надо улучшить в армии дело политагитации. Политагитация должна быть живой, интересной, актуальной, насыщенной фактами и должна не отставать от событий. Последний год ПУР особенно усиленно нажимал на то, чтобы политорганы привили каждому красноармейцу вкус и потребность в ежедневной читке газеты. Кое-что сделано в этом отношении за последний год, но далеко еще не все. Необходимо в 1936 г. добиться такого положения, чтобы в армии не было ни одного бойца, ежедневно не читающего газеты. Если мы этого добьемся, то мы на целую голову политически подымем нашу армию.

Необходимо улучшить нашу ежедневную политинформацию. Надо систематически на красноармейских собраниях обсуждать основные решения партии и правительства, крупные события международной политики. Красноармеец должен быть полно осведомлен о наших закордонных соседях, о вероятных противниках.

Надо шире развернуть нашу массовую культурно-просветительную работу — кино, чтение художественной литературы, художественную самодеятельность. Возможностей у нас очень много. Достаточно сказать, что у нас в этом году вступили в строй 21 новый ДКА и 12 клубов. Правда, около 150 частей у нас еще не имеют клубных помещений. Количество звуковых киноустановок за год выросло с 334 до 560, автозвукокинопередвижек — с 54 до 141. У нас имеются 1407 немых киноустановок и 1500 радиоузлов. Мы имеем 2200 библиотек и свыше 20 млн книг. За первую половину 1935 г. взято из библиотек читателями 8 млн. книг, из них 3 млн художественной литературы. Пышно расцвела художественная самодеятельность. Если в 1934 г. в армии было 3500 коллективов и кружков, охватывающих 50 000 чел., то в 1935 г. мы имеем уже 10 000 коллективов и кружков, охватывающих 200 000 чел.

Все это говорит о том, что мы должны и можем в 1936 г. значительно выше поднять качество всей политической, всей культурно-просветительной работы среди красноармейцев. Вся наша политработа должна воспитывать героев-патриотов своей Родины, самоотверженных бойцов социализма, прекрасно знающих военное дело, политически грамотных, любящих нашу великую партию, готовых за нее и за нашего любимого Сталина жизнь отдать.

3. О различных происшествиях и отрицательных явлениях в политико-моральном состоянии войск. Очень много еще у нас аварий, катастроф, всяких несчастных случаев, при которых гибнет каждый год много людей. Имеет еще место пьянство, иногда с дебошем, имеют место даже случаи убийства своих жен и самоубийства, много еще всяких безобразий в быту. Я не буду приводить здесь цифр и отдельных вопиющих фактов, да и в этом и нужды нет, так как все присутствующие здесь хорошо знают обо всем этом.

Что же необходимо сделать, чтобы ликвидировать все эти отрицательные явления? Для этого необходимо улучшить воспитательную работу, усилить дисциплину, организованность, поднять чувство ответственности каждого бойца, командира и политработника за свою работу, а самое главное — перестать терпеть эти явления и повести с ними самую решительную, жестокую борьбу.

Надо признать, что многие командиры и политработники притерпелись к этим отрицательным явлениям, мирятся с ними, а некоторые командиры и политработники считают их даже неизбежными. Часто командиры и политработники не прочь похвастать в каком-нибудь итоговом отчете, что всех этих безобразий за истекший год стало на 10-15% меньше, чем было в предыдущем году. Не ясно ли, что это гнилое, не большевистское, оппортунистическое отношение к делу. У нас с вами есть сейчас все необходимое для того, чтобы аварии, катастрофы, пьянки и всякие другие безобразия вовсе не имели места в нашей армии. Надо только нетерпимо ко всему относиться, надо только по-большевистски организовать и воспитывать людей.

* * *

Товарищи! Разрешите на этом закончить свое выступление. Я не сомневаюсь в том, что вы подвергнете острой критике все недостатки в нашей армейской работе, и мы сообща наметим меры, которые в 1936 г. помогут нам решительно двинуть нашу армию вперед, сделать ее еще более сильной.

Я убежден в том, что мы с вами под руководством т. Сталина и т. Ворошилова в 1936 г. будем работать значительно лучше, значительно более организованно и создадим, как этого требует т. Сталин, подлинно образцовый общевойсковой оркестр. Мы добьемся того, чтобы армейский организм, в том числе и наше войсковое хозяйство, как того требует т. Сталин, заработал, как хорошие часы. (Аплодисменты.)

881

Продолжение
Орлов15. Главная задача, поставленная перед Морскими силами приказами № 0101 и 0102[12], заключалась в овладении сосредоточенным ударом на основе новых форм взаимодействия Морских и Воздушных сил. Эта важнейшая задача решалась на всех отрядных учениях и учебных операциях наших флотов и флотилий.

Я имел возможность присутствовать на основных учебных операциях 3 морей — Балтийского, Черного и Северного. На основе моих личных наблюдений и всех результатов тактической подготовки Морских сил РККА можно сделать вывод, что за истекший учебный год в отработке сосредоточенного удара и воздушно-морского боя имеется налицо движение вперед и, по сравнению с прошлым годом, достигнуты некоторые усовершенствования в методах и приемах тактического взаимодействия, в частности, и в первую очередь по линии авиации, надводного флота и торпедных катеров. Нужно сказать, что в основном тактическое взаимодействие шло именно по линии авиации и надводного флота; только на Тихоокеанском флоте и Северной военной флотилии осуществлялось взаимодействие с подводными лодками. На Балтийском и Черноморском флотах, где кадры подводников были наиболее омоложены, соединения подлодок к тактическому взаимодействию почти не привлекались и проводили подготовку по своим особым планам.

Какие главные недостатки в области тактической подготовки флотов должны быть отмечены по итогам 1935 г.? Об этих недостатках здесь уже докладывал начальник Генерального штаба РККА Маршал Советского Союза т. Егоров. Это прежде всего неправильное выполнение сосредоточенного удара, который понимался в ряде случаев как самоцель, в результате чего не использовались благоприятные условия для нанесения противнику мощных последовательных частных ударов и для разгрома противника по частям. Нередко бывали случаи, когда противник подходил к определенному рубежу, совершенно не потерпев никакого урона и не получив удара на подходе к этому рубежу. Происходило это вследствие того, что ошибочно предполагалось необходимым нанести во что бы то ни стало одновременный удар всеми силами. Между тем подобный образ действий в реальной боевой обстановке при инициативных действиях противника не всегда будет доступен и целесообразен. Это, конечно, очень крупный недостаток, и замечания начальника Генерального штаба по этому поводу являются совершенно правильными.

Следует отметить, что вопросы преодоления обороны противника (его разведки, охранения, дозоров) также в ряде учебных операций и на многих отрядных учениях не получили должного отражения. Имели место, наконец, случаи, когда обеспечение и поддержка тех сил, которые наносили удар по главному объекту, были совершенно недостаточны. Были случаи пренебрежения к обеспечению атаки по главному объекту при помощи дымзавес, т.е. то, на что еще в прошлом году народный комиссар обороны обращал особенное внимание нашего командного состава.

Требование приказа № 0101 — «ставить противника в невыгодные для ведения огня условия» — в ряде случаев не выполнялось и даже забывалось вовсе.

Взаимодействие с Сухопутными войсками имело место на всех морях и на всех флотилиях. Однако наиболее сложная часть смешанных операций — огневое взаимодействие, в частности десантных войск, высаженных на берег, и кораблей поддержки десанта, проводилось в этом году все еще неудовлетворительно.

В области боевого управления следует констатировать значительное отставание наших морских штабов, особенно походных. Только к концу года нам удалось добиться приближения системы и методов боевого управления к действительной боевой обстановке.

Основные недостатки боевого управления заключались в неумелом и неправильном использовании средств связи, чрезвычайной и недопустимой перегрузке радиосвязи на всех без исключения учебных операциях. Перегрузка радиосвязи вела, во-первых, к нарушению скрытности боевого управления, во-вторых, к чрезвычайному перенапряжению технических средств, в результате чего в самый нужный момент они могли отказать в действии. Имели место случаи безобразного нарушения скрытности управления не только по радио, но и благодаря использованию телефонов для передачи совершенно секретных и секретных донесений. Были также случаи передачи секретных радиограмм, что нарушало секретность операции. Для морских сил особенно недопустимо чрезмерное использование радиосвязи, так как это ведет к обнаружению передвижения своих сил в море при помощи радиопеленгаторных средств противника.

Служба штабов в большинстве случаев, как только изменялась обстановка, как только возникали новые осложняющие обстоятельства, давала сейчас же ряд очень серьезных перебоев в своей работе.

К числу крупных недостатков боевого управления следует отнести и плохое осуществление штабами контроля над выполнением и движением оперативных распоряжений, что особенно опасно в условиях боевой деятельности морского флота.

По приказанию народного комиссара обороны мною была произведена специальная проверка этой важной отрасли боевого управления. После того как народный комиссар обороны обнаружил на Черноморском флоте совершенно недопустимое отношение к передаче одного оперативного распоряжения, шедшего из Москвы, мною была произведена проверка передачи аналогичных распоряжений по всем флотам.

В итоге этой проверки выяснилось, что на Черноморском флоте на прохождение распоряжения через все инстанции потребовалось 15 мин.

Ворошилов. 15 мин. для чего это?

Орлов. Для того чтобы расшифровать распоряжение, передать его через штаб исполнителю, для этого на Черноморском флоте требуется 15 мин. Вы на основании того, что исполнение вашего распоряжения на Черноморском флоте по вине штабной и шифровальной службы задержалось на 10 часов, приказали мне произвести общую проверку управления по всем морям. В результате этой проверки, которая вытекала из обнаруженного вами безобразного состояния передачи распоряжений на Черном море, я и произвел проверку на всех морях. Оказалось, что оперативное распоряжение при равных условиях прошло с момента получения на месте через все органы связи на Черном море в 15 мин., на Северной военной флотилии — 32 мин., на Балтийском флоте в 1 ч. 35 мин., причем в этом случае сам командующий несколько задержал исполнение распоряжения. На Тихоокеанском флоте распоряжение шло 3 часа, т.е. совершенно недопустимое по длительности время, и на Каспийской флотилии — 6 ч. 26 мин.

Ворошилов. Почему это произошло?

Орлов. Произошло это вследствие длительности вызова радиостанции дежурного корабля из-за плохой организации службы, расхлябанности дежурного по походному штабу, самовольного изменения в процессе передачи грифа телеграммы и искажения ее текста.

Я этими примерами хочу подтвердить, что указания, которые были сделаны здесь т. Гамарником относительно секунд и минут, должны лечь в основу нашей работы. Сейчас передача оперативных распоряжений у нас на флотах неудовлетворительна, и командующими должны быть приняты самые решительные меры для того, чтобы прекратить это безобразие.

Таким образом, боевое управление является отстающим звеном во всей системе боевой подготовки наших морских сил. 1936 г. должен дать окончательное и бесповоротное положительное разрешение этой задачи и полную ликвидацию недопустимых явлений, о которых я здесь докладывал.

Овладение сложными формами огня. В этой области мы также имели, как и в области тактического взаимодействия, движение вперед и совершенствование по сравнению с прошлым годом.

Если взять цифры по артиллерии, то можно сделать вывод, что при увеличении общего количества артиллерийских стрельб по всем калибрам в 1935 г. по сравнению с предыдущими годами, в частности с 1934 г., мы имеем некоторое повышение качества стрельб, причем это произошло при условии введения более жестких методов оценки стрельб.

Итоги в цифрах по всем морям следующие: отличных стрельб — 28%, хороших — 36%, удовлетворительных, т.е. по сути дела посредственных — 28% и неудовлетворительных — 8% (по сравнению с 17% неудовлетворительных в прошлом году).

Обращает на себя внимание недопустимость наличия неудовлетворительных стрельб и все еще большой процент посредственных стрельб. Поэтому, несмотря на качественный рост по сравнению с предыдущим годом артиллерийской подготовки, надо признать ее еще не достаточной для выполнения тех высоких требований, которые мы предъявляем, особенно учитывая то обстоятельство, что значительное количество стрельб происходило в сравнительно простых условиях, т.е. тех условиях, которые мы называем полигонными (при сравнительно малых ходах, при заранее произведенной подготовке, при хороших условиях видимости и т.д.).

Были проведены некоторые сложные стрельбы, преимущественно на Черноморском флоте и отчасти на Тихоокеанском флоте и Амурской Краснознаменной военной флотилии. К числу таких сложных стрельб нужно отнести стрельбы по невидимой и временно скрывающейся цели, стрельбы на боевых скоростях кораблей и при увеличенных скоростях щитов.

Ночные стрельбы кораблей (на ходу) и батарей были проведены в большем количестве и на больших дистанциях (до 87 кабельтовых).

Качественное выполнение зенитных стрельб выше прошлогоднего.

Таким образом, следует отметить, что имеется улучшение в области овладения сложными формами артиллерийского огня, но, как я уже сказал, при повышающихся и усложненных боевых требованиях мы успокоиться на этих результатах ни при каких условиях не можем.

В области торпедной подготовки мы имеем увеличение количество торпедных стрельб при стабильном количестве потерянных торпед по сравнению с прошлым годом (1,8% от общего количества выстрелов).

Налицо также увеличение количества минных заградительных постановок.

Успешность торпедных стрельб и минных постановок повысилась. Но наряду с этим нужно подчеркнуть, что минно-торпедная подготовка подводных лодок и нашей морской авиации значительно отстает от общего уровня торпедной и минной подготовки остальных соединений.

Ликвидация отставания торпедной и минной подготовки подводных лодок и авиации является одной из самых важных задач наряду с усилением тральной подготовки.

В области ПХО имеются несомненные успехи, которые заключались в том, что почти не было крупных учений флота, на которых не были применены отравляющие вещества, и не производилось бы действительного использования всех средств дегазации, имеющихся на флотах.

Таким образом, применение отравляющих веществ с последующей дегазацией стало обычным явлением на наших учениях, что нужно отметить как положительный факт.

С места. Не было бы несчастных случаев.

Орлов. В этом году несчастных случаев не было.

Применение дымовых завес на морях не может быть признано достаточным.

В ряде случаев использование дымовых завес происходило тактически не вполне правильно, а в ряде случаев с большим опозданием.

В штурманской подготовке имеются успехи, но все-таки нужно отметить, что в этой области при общем снижении аварийности аварии и катастрофы все еще имели место. Против 16 аварий и катастроф прошлого года мы имели в 1935 г. во флоте 10 аварий и катастроф, в том числе большую и тяжелую катастрофу — гибель со всем личным составом подводной лодки «Б-3», которая произошла на Балтийском море из-за неправильного маневрирования линкора «Марат» и подводной лодки, а также вследствие совершенно неудовлетворительно подготовленной организации совместного учения лодок и линейного корабля16.

По морской авиации общий налет около 44 000 часов, из них ночных и под колпаком около 10 000 часов.

По Тихоокеанскому флоту — основные воздушные соединения подготовлены к дневным действиям в составе эскадрилий с высот 3000 мик ночной бомбардировке в составе отрядов.

Наибольшие успехи по авиации следует констатировать по Тихоокеанскому флоту, где наибольшее количество самолетов, в том числе сухопутных, принимали участие в учебных операциях и в совместных действиях.

По Черноморскому флоту — основные соединения готовы к дневным и ночным действиям в составе отрядов. На Черном море успешно начата отработка авиации для ночных разведывательных действий. Значительное количество самолетов бьшо привлечено к узловой учебной операции Черноморского флота, и, что особенно важно, на Черном море производилась тренировка не только в отражении неприятельской воздушной атаки на свою базу, но и в самостоятельных действиях авиации по базам и кораблям противника на большом удалении от своих аэродромов.

Авиация Балтийского флота отработана слабее и подготовлена к дневным действиям в составе отрядов.

Авиаотряды речных флотилий работали удовлетворительно.

Главнейшими общими недостатками в подготовке авиации являются:

1. Слабость боевого управления в воздухе.

2. Недоработанность ночных действий, действий из-за облаков и высотных длительных полетов соединений.

3. Неотработанность самостоятельных действий против воздушного противника и действий на коммуникациях.

4. Неудовлетворительность разведывательных действий (слабая ориентировка летнабов в морской обстановке, недостаточная, несмотря на успехи, скрытность разведки).

5. Невыполнение огневой подготовки воздушного Торпедо- и ми-нометания ввиду отсутствия соответствующего оборудования (отрабатывалось только маневрирование).

6. Неотработанность организации боевого тыла.

По боевой подготовке подводных лодок следует отметить неравномерность и пестроту, которые прежде всего объясняются тем, что наиболее опытные и отработанные кадры сосредоточены на Тихом океане и Севере, куда переброшены из Балтийской и Черноморской бригад лучшие командиры и специалисты-подводники.

На первом месте по боевой подготовке подводных лодок стоит Тихоокеанский флот. Боевая подготовка подводных лодок на Тихоокеанском флоте дала важные и ценные результаты по части использования лодок в пределах полной их автономности.

Кроме того, следует отметить, что на Тихоокеанском флоте подводные лодки подготовлены к производству торпедных атак по противнику, идущему переменным курсом с охранением.

На Черноморском и Балтийском флотах вследствие молодости командных кадров (много командиров командуют лодками первый год) подлодки значительно отстали во всех отраслях боевой подготовки, особенно тактической.

На Северной военной флотилии, где на подлодках мы располагаем сильным в морском отношении командным составом и прекрасными специалистами во главе с командиром отдельного дивизиона подлодок т. Грибоедовым К.Н., подготовка шла хорошо. В частности, лодками был совершен в условиях штормовой погоды успешный и полезный поход Архангельск — Новая Земля - Нордкап — Мурманск.

В области боевой подготовки торпедных катеров на первом месте Тихоокеанский флот, где следует отметить успешную работу специальных катеров, прошедших под специальным управлением в сумме 12 тыс. миль и выполнивших ряд сложных упражнений.

Сравнивая Черноморский и Балтийский флоты, следует заметить, что лучше подготовлены черноморские катера. К числу причин, тормозивших подготовку по торпедным катерам, нужно отнести недостатки конструктивного порядка, которые выводили катера из строя, особенно на Балтике, где действие волны на корпуса катеров наиболее неблагоприятно. Сейчас катера исправляются, но следует сказать, что это привело к недостаточному использованию их в летней кампании.

Перехожу к определению на основе всего вышесказанного основных задач, стоящих перед Морскими силами РККА на 1936 г.

Первая задача, по моему мнению, заключается прежде всего в повышении уровня морской подготовки всего нашего личного состава.

Я считаю этот вопрос настолько важным для нашего флота, что выдвигаю его в порядке очередности на первое место.

Под морской подготовкой я понимаю усиление длительных, далеких походов с отрывом от баз, пребывание в море на максимальном пределе, выход в море в шторм, в тяжелых условиях погоды, т.е. все то, что вырабатывает настоящего моряка, владеющего своим кораблем и оружием в любых условиях.

Это тот фундамент, на базе которого будет двигаться быстро в дальнейшем вся боевая подготовка флота, оперативно-тактическая в частности. В самом деле, у нас имеются случаи, когда молодые командиры, попадая в штормовые условия, не могут вследствие отсутствия практических навыков найти выхода из тяжелого положения. Они иногда терпят аварии в результате этого и во всяком случае не могут использовать в сложных условиях своего оружия. Между тем тренировка в тяжелых штормовых условиях на Севере, на Тихом океане, на Балтике и на том же Черном море, где приступили усиленно к этой работе уже в текущем году, в первую очередь на подлодках, показала существенные недостатки подготовки к плаванию в штормовых условиях. После каждого такого похода люди работали значительно лучше.

Таким образом, морская подготовка, выработка морских качеств, отработка одиночного плавания, готового к любым штормам и неблагоприятным условиям, — одна из основных и решающих задач в связи с молодостью наших кадров и в связи с тем, что они нуждаются в усилении морской тренировки, ибо в короткий срок должны полностью овладеть военно-морским делом.

Второе — боевое управление. Нам нужно обеспечить непрерывное скрытое управление на всех этапах операции и современного быстротечного морского боя в условиях изменяющейся обстановки.

Это требует усиленной, под непосредственным руководством командующих и командиров соединений, тренировки штабов всех ступеней. Это требует внесения безупречной четкости в систему связи и повышения культуры штабной работы.

Точное и грамотное выполнение за время операции каждым штабным командиром своих ответственейших функций на боевом посту, жесткий контроль за передачей и исполнением распоряжений, имеющий исключительное значение, проведение командующими специальных штабных игр с фактическим применением средств связи — вот что нам нужно в первую очередь в области боевого управления.

Относительно обучения методам ведения типовых операций. Нет надобности выдумывать новые задачи для морских сил на 1936 г., а нужно продолжать выполнение той основной задачи, которая поставлена народным комиссаром обороны, т.е. отработка сосредоточенного удара на основе новых форм боевых совместных действий Морских и Воздушных сил. Нужно, однако, добиться отчетливого понимания, что сосредоточенный удар не самоцель, а одно из самых действительных средств для нанесения противнику разгрома, причем сосредоточенный удар не исключает, а предусматривает нанесение противнику частных, мощных последовательных ударов на всю дальность действий авиации, на всю дальность действий подводных лодок, на всех этапах продвижения противника в море.

Всякие ошибки в этом отношении должны быть, разумеется, устранены, ибо тактика глубокого боя на море есть не что иное, как подавление и преодоление всех средств обороны противника с последующим проведением мощной атаки по максимально оголенному главному объекту атаки.

Следующая задача — это переход по-настоящему к овладению сложными формами огня. Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что основы ведения артиллерийского огня обычными морскими методами мы освоили, но использование огневых средств в сложных условиях, в условиях внезапной встречи с противником или когда нужно одновременно вести бой главным калибром, отражать воздушные атаки или атаки миноносцев и вместе с тем использовать свое торпедное оружие — это еще требует от нас большой работы и упорной тренировки. Тут мы сделали только первые шаги. Поэтому переход на сложные формы огневого дела является основой нашей дальнейшей работы по артиллерии, торпедам и минам.

В области повышения подготовки авиации я отмечу следующее. Я обращаюсь к начальнику Генерального штаба по этому поводу. Я считаю, что помимо той морской авиации, которая находится в составе флотов, и наряду с усилением бомбардировочной, торпедно-минной и разведывательной подготовки морской авиации нам нужно гораздо шире применять на море сухопутную авиацию, в частности — тяжелую бомбардировочную. Мы имеем положительный опыт на Тихом океане и на Черном море. Но этого мало. Для того чтобы морскому противнику нанести сокрушительный бомбовой удар, нужно умело действовать крупными авиационными массами. Поэтому необходимо развернуть подготовку сухопутной авиации к действиям по морскому противнику совместно с нашим флотом.

В области подготовки подводных лодок, продолжая тщательную отработку каждой лодки к самостоятельным одиночным действиям, в 1936 г. мы должны поднять уровень тактической подготовки подлодок и усилить взаимодействие лодок с авиацией и надводными кораблями.

Заканчивая свой доклад, сделаю два дополнительных замечания. Надо прежде всего иметь в виду — командующим флотами в частности и в особенности, — что условия 1935 г. для боевой подготовки флотов останутся такими же и в 1936 г., и в ближайшие годы. Эти условия заключаются в том, что наши молодые кадры требуют огромной работы над ними, кропотливого выращивания командиров для новых вступающих в строй кораблей, умелого обучения, воспитания и постоянного внимания.

С отработкой и выращиванием кадров связана загрузка боевых кораблей курсантами наших учебных заведений. Я знаю, что некоторые товарищи предполагают, что можно найти какое-то легкое разрешение этого вопроса. Мы вводим в состав морских сил несколько учебных кораблей, но и это при огромном развертывании подготовки командирских кадров не решает вопроса полностью. Поэтому нужно иметь в виду, что на боевых кораблях будут и впредь подготавливаться командные кадры наших вузов.

Затем испытания новых кораблей, которые заставляют отвлекаться в известной мере от боевой подготовки. А у нас большое количество новых кораблей будет вступать в строй в 1936 г.

Таким образом, эти условия, которые в значительной мере усложняют всю учебу, останутся в силе и на 1936 г. и потребуют от флотов и их командующих умелого планирования боевой подготовки, рационального использования времени, правильной расстановки людей.

Дифференциация боевой подготовки по кораблям должна идти по трем направлениям.

Первая группа — те корабли, единицы и соединения, которые прошли в 1935 г. нормальную боевую подготовку и участвовали в учебных операциях.

Вторая группа — корабли, вступивши в строй в 1935 г., еще не прошедшие всей подготовки и находившиеся в истекшем году в организационном периоде.

И третья группа — корабли, которые будут вступать в строй в 1936 г.

Если взять такую дифференциацию и по этим трем направлениям составить нашу программу, если жестко и четко планировать боевую подготовку каждой из этих трех групп, то все усложняющие обстоятельства будут в значительной мере смягчены и устранены.

Последнее мое замечание заключается в том, что на основе тех наставлений о боевой деятельности однородных соединений (подводных лодок, эскадренных миноносцев, торпедных катеров), которые мы уже имеем, мы теперь можем и должны перейти на основе опыта морей к составлению общетактических наставлений для наших флотов по отдельным, наиболее типовым и важным для данного моря операциям. На основе опыта, накопленного нами, необходимо немедленно приступить к составлению таких общетактических наставлений для проверки их на учениях и учебных операциях 1936 г.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 14-Лоб.

Ворошилов. Переходим к прениям.

Дыбенко. Все недочеты, имеющиеся в нашей армии, в том числе и в войсках Приволжского округа17, со всей четкостью и ясностью вскрыл Ян Борисович[13]. Я думаю, что повторять их нет надобности. Я хотел бы остановиться на трех вопросах: огневая подготовка, подготовка высшего командного и начальствующего состава и высших штабов, комплектование и подготовка полковых школ. Мне кажется, что от неправильного понимания вопроса делается неправильная оценка и неправильные выводы.

Что такое огневая подготовка — спрашиваем мы себя четыре года подряд. И этот вопрос до сегодняшнего дня ясности не имеет. Под огневой подготовкой, по определению т. Василенко, понимается меткий выстрел. К этому меткому выстрелу приспособлены открытые стрельбища, которые называются полковыми стрельбищами. Размер их 4'/2 м по фронту и 600 м в глубину. Что делают на этих стрельбищах? Обучают меткому выстрелу. Никакой огневой подготовки не проводится.

Голос. В каком округе?

Дыбенко. В Приволжском и других.

Голос. Это неверно, не во всех округах.

Дыбенко. Подготовка одиночного бойца заканчивается боевыми стрельбами роты и взвода. В этих стрельбах принимает участие боец и привлекается пулеметный взвод. Но нельзя назвать, что это есть огневая подготовка, когда совместно с пехотной ротой, батальоном не действует, не принимает участия в боевых стрельбах артиллерия, не принимают участия танки, не принимают участия химические части. Эти задачи совершенно не ставились наставлением на 1935 г. Мы ограничиваемся боевыми стрельбами в составе роты, взвода станковых пулеметов, но это есть только боевая стрельба отдельных подразделений.

На этом основании какие задачи стоят перед высшим начсоставом?

Если взять 13-ю статью наставления по огневой подготовке, то там, по сути, говоря, высшему начсоставу отводится роль, которую должен выполнять комендант или дежурный по стрельбищам — это отвод стрельбищ. Но зато совершенно отсутствуют в наставлении указания относительно методики и расчетов по огневой подготовке всех родов войск.

Если взять на сегодняшний день стрельбища, которые мы имеем, ни одно из них по своему размеру, оборудованию не соответствует тому, чтобы проводить огневую подготовку на фоне тактической задачи и боевые стрельбы в составе стрелкового батальона, пулеметной роты, взвода или роты танков, дивизиона артиллерии и других родов войск. Такое учебное поле можно оборудовать только на артиллерийских полигонах, и артиллерийские полигоны, безусловно, могут быть использованы для этой цели. Я считаю, что весь вопрос огневой подготовки должен быть целиком и полностью пересмотрен, потому что мы практически заканчиваем нашу огневую подготовку, если можно так назвать, только лишь боевыми стрельбами в составе роты с приданым взводом станковых пулеметов, без взаимодействия с подразделениями артиллерии и дивизионных танков.

В отношении подготовки высшего начсостава. Мне кажется, на протяжении последних шести лет в приказах народного комиссара обороны Маршала Советского Союза т. Ворошилова указывалось о том, что Генеральный штаб РККА обязан был проводить полевые поездки и военные игры с командующими войсками и армейским аппаратом. Я не знаю, может быть, имеются такие счастливые округа, которые участвовали в этих полевых поездках и военных играх, но Приволжский военный округ провел единственную полевую поездку18 под руководством Иеронима Петровича Уборевича, только в 1935 г., где действительно мы — весь начсостав — столкнулись с целым рядом новых элементов и в подготовке и в смысле оценки армейской операции на основе той техники, которая имеется в БВО. В Приволжском округе этой техники не имеется достаточно. Начиная с командиров дивизий и всех участников полевой поездки, никто не имел представления об укрепленном районе, не имел понятия о блокировании огневых точек укрепрайона и о действиях войск при прорыве танками укрепленного района. Если вполне удовлетворительно проработана Инструкция по глубокому бою, то начсостав не имеет понятия, что представляет собой укрепленный район, а современный УР не есть эпизодическое явление на фронте, это может явиться постоянным препятствием. Необходимо в каждом округе иметь ячейку УР из 3 огневых точек и практиковать начсостав на обороне и прорыве УР.

Я считаю, что в этом году необходимо поставить задачу со всей резкостью перед Генеральным штабом и высшим командным и начальствующим составом об издании оперативного пособия, потому что на сегодняшний день мы не имеем такого пособия, которое могло бы лечь в основу работы полевого штаба, при разработке армейской операции.

На сегодняшний день нет единой оценки и единого представления об армейской операции. Мне кажется, что вопрос подготовки штабов, высшего командования имеет огромное значение.

Третье — комплектование школ и набор в них должен происходить за год до призыва с тем, чтобы в течение года велась соответствующая подготовка по линии Осоавиахима или учебных центров с призывниками. Призыв должен заканчиваться в сентябре, в полковых школах проходят подготовку с 1 октября до 15 мая. К 15 мая мы всегда можем выпустить полноценных отделенных командиров, и таким образом будем иметь полный комплект младшего начальствующего состава во время новобранческих сборов. Из этого же состава мы будем комплектовать младших взводных командиров, которых нам не хватает и которых мы не в состоянии набрать из остающихся на сверхсрочной службе. Что касается сверхсрочников, то надо оставить только старшин в ротах, батареях и им равных, остальные должности должны комплектоваться срочнослужащими.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 18.

Халепский. Руководящими указаниями по боевой подготовке на 1935 г. мы имели 2 приказа народного комиссара[14]. Один из них давал оценку автобронетанковым частям в 3 округах за 1934 г. с указанием недостатков в их боевой подготовке.

Второй приказ говорил о том, что указания по боевой подготовке на 1935 г. по автобронетанковым частям в своей основе остаются те же, что на 1934 г.

В приказе, который говорил о недостатках в боевой подготовке, указывалось, что самое большое упущение заключается в том, что низшие звенья частей и подразделений не отработали всех элементов тактики и огневого дела, что сказалось на сколачинии высших подразделений — батальонов и мехбригад.

В 1935 г. над этим делом упорно работали командующие войсками. Центр, в свою очередь, проверял — выполняются ли указания народного комиссара и специальные указания начальника Генерального штаба в вопросе последовательности отработки во всех звеньях подразделений и частей всех элементов тактики и огневого дела.

В этом вопросе в 1935 г. мы, несомненно, имеем большие достижения.

Имевшие место учения и маневры, кроме того, произведенные специальные опытные учения в таких округах, как Киевский, Белорусский и Ленинградский, по своим результатам дают нам основание и право сделать некоторые выводы обобщающего порядка, которые можно было бы положить в основу для использования этого положительного практического опыта во всех остальных округах в автоброневых частях, с тем чтобы добиться равномерности подготовки.

Мы помним, что в 1934 г. маневры Киевского военного округа, где участвовало такое крупное мехсоединение, как мехкорпус, не дали положительных выводов как в области оперативного использования, так и в вопросах тактического использования, применения такого крупного мехсоединения, как мехкорпус.

Нужно сознаться, что от маневров 1934 г. в вопросах оперативнотактического применения мехкорпуса мы вынесли даже отрицательное мнение о существовании такой громоздкой организации, как мехкорпус.

В настоящее время, делая вывод о Киевских маневрах в 1935 г.19, где участвовал тот же мехкорпус, мы убедились, что такое крупное мехсоединение, как мехкорпус, показало себя с самой положительной стороны. Такое соединение не только оправдало себя на практике с точки зрения принципиальной организационной структуры, но и с точки зрения практического боевого применения.

Извлеченный из маневров Киевского военного округа опыт нашел ряд ответов в вопросе вождения и боя таких крупных мехсоединений, как мехкорпус.

Я не имею времени и возможности подробно остановиться на этом вопросе, поэтому коснусь только отдельных элементов вождения более крупных мехсоединений.

Мне думается, что результаты переправ, вопросы форсирования трудных речных преград, как, например, р. Ирпень с крайне болотистой непроходимой поймой — эту преграду форсировал мехкорпус, опыт по форсированию, расчеты, нормативы должны быть обобщены и положены в основу обучения мехчастей по форсированию речных преград.

Вопросы управления

Мы помним, что в 1934 г. такое крупное соединение, как мехкорпус, трудно было управляемо. В 1935 г. не только были анализированы причины плохого управления, имевшие место в прошлом в таких крупных соединениях, но также были найдены соответствующие меры устранения этого главного недостатка при вождении и бое крупных мехсоединений.

На маневрах Киевского военного округа в 1935 г. мехкорпус сумел найти в себе силу и способность применить средства связи, которые он использовал комплексно. Управление не только базировалось на технических средствах связи, как радио, но мехкорпус неплохо разрешил задачу регулирования движения; средство регулирования — это то же средство управления.

Мы раньше использовали средство регулирования как милицейскую службу по регулированию движения. Такая служба не годится при вождении и бое боевых подразделений мехчастей.

Служба регулирования движения в мк нашла свое применение в процессе боя, чего раньше мы никогда не имели. Каждый регулировщик с полным достоинством мог ответить, какое подразделение проследовало, в каком направлении, каков боевой расчет и какую боевую задачу имеет это подразделение. Впоследствии посты регулирования перекатами направлялись вперед к боевым рубежам, дабы принять участие в регулировании движения и тем самым облегчить управление в процессе боя мк.

Этот, казалось бы, незначительный фактор регулирования в боевой обстановке сыграл весьма положительную роль в столь крупном мехсоединении, как мк.

Полагаю, что и этот опыт должен быть обобщен и распространен на все механизированные части.

Что же касается вопроса использования технических средств управления, как радио, оно нашло свое полное применение и работало безотказно. Этим доказано, что если мехчасти овладевают техническими средствами связи — они не отказывают в работе, в самой сложной и трудной боевой обстановке они дают гибкость и надежность управления.

Все это относится к тем элементам, которые были прекрасно отработаны в 1935 г. и тем самым дали возможность изжить недостатки, которые имели место в 1934 г.

Белорусский военный округ

В прошлом некоторые подразделения считали, что ночные действия танковых частей если и возможны, то, во всяком случае, весьма трудны. Аргументы были следующие: плохая видимость, невозможность наблюдения ночью, весьма затруднительно управление. Больше того: исключалась возможность применения артиллерийского и пулеметного огня как с места, так и в движении танка при действиях ночью. При действиях танковых частей ночью давалась им весьма узкая задача — подавить цель только своим движением и тяжестью самого танка.

БВО в 1935 г. провел ряд опытных ночных учений, в результате чего опроверг существующую точку зрения так называемой малой эффективности ночного боя танков. На практике опытных учений оказалось, что с помощью небольшого приспособления танк может вести артиллерийский и пулеметный огонь на полное поражение цели.

Мы имеем по этому вопросу ценнейший отчетный материал БВО. Полагаю, что этот опыт должен быть обобщен и распространен для обучения всех мехчастей округов. Мы не только по БВО имеем положительные примеры ночных действий танковых частей, такое же опытное учение было проведено в Ленинградском военном округе во взаимодействии огня танков с огнем артиллерии и с огнем огнеметов химических танков. По учению ЛВО напрашивается также ряд практических обобщенных выводов.

Вопросы тыла

По этому вопросу я опять хочу вернуться к маневрам Киевского военного округа. На маневрах Киевского военного округа участвовало 4200 единиц. Этой массе мехповозок всех видов нужно было дать материально-техническое обеспечение из расчета 5—6 суток операции. Нужно было обслужить не условно, а безусловно как синюю, так и красную сторону. Без такого материально-технического обеспечения невозможно было бы провести учение.

Организация тыла, вопросы организации материально-технического обеспечения, проработанные на практике Киевским военным округом, дают нам возможность сделать ряд практических выводов в вопросе проработки тыла на 1936 г. Этот материал должен быть отработан и обобщен и стать достоянием мехчастей, штабов и учреждений в вопросах тыла.

Отрицательные моменты в нашей работе

К сожалению, на сегодняшний день мы имеем большую аварийность.

Народный комиссар, зная об этом неблагополучии, приказал нам искать причины этой аварийности. Эти причины следующие.

У нас на сегодняшний день очень плохо обстоит дело со службой парков и службой эксплуатации. Служба парков и эксплуатации, как важнейшая дисциплина, равная среди равных, не находила своего полного отражения в боевой подготовке. Мы под службой парков и службой эксплуатации понимаем узкую техническую дисциплину. Дело оказалось глубже. В связи с этим народный комиссар издал приказ № 0052[15]. Этот приказ требует поставить службу парков и службу эксплуатации на иной основе. Не только знать конструкцию машин, не только уметь ее водить, но уметь ее правильно технически обеспечивать и надлежащим образом эксплуатировать. Приказ народного комиссара № 0052 проводится в жизнь.

В настоящее время мы имеем донесения Киевского, Белорусского и Ленинградского округов о тех практических мероприятиях, которые сделаны комвойсками в связи с требованием приказа народного комиссара № 0052. Особенно хорошо это разработал Киевский военный округ, а от других округов пока что нет сведений и неизвестно, как дело обстоит. Полагаю, что комвойсками сделают все зависящее от них и требования приказа народного комиссара № 0052 будут проведены в жизнь. Я должен откровенно заявить, что если мы этим делом не будем заниматься, то и в будущем году мы не сможем прийти на заседание Военного совета и заявить, что в мехчастях есть безаварийные части. Такие безаварийные части есть в авиационных частях, а у нас их нет.

Зам. народного комиссара потребовал от меня сообщить, какие имеются безаварийные мехчасти. На это я ответил, что если по честному, то, к сожалению, на сегодняшний день такой мехчасти нет, которая была бы безаварийной. Самая большая беда с аварийностью — это с так называемыми нестроевыми машинами. Мы никак не можем справиться с этой задачей — при одиночном движении самые большие аварии.

Меня неоднократно народный комиссар допрашивал, как это у нас получается. Посмотрите маневры Киевского военного округа, где участвует 4200 единиц, — там нет аварий. Кончаются маневры, начинается разъезд, и при одиночном движении так называемых нестроевых машин начинают делать аварии. О причинах я уже говорил, что если служба парков и служба эксплуатации в мехчастях плохо поставлена, то в других частях, которые пользуются автотранспортом, ее совсем нет.

Особенно отличаются авиационные части по аварийности на земле, они не берегут своего автотранспорта. Если здесь говорилось о 87 безаварийных эскадрильях, то я полагаю, что среди них есть аварийные на земле.

Нам нужно во что бы то ни стало покончить с аварийностью; мы должны иметь безаварийные части. В этом году мы по причине аварийности имели большое несчастье. Я бы не сказал, что комвойсками не борются с авариями, наоборот, они этому уделяют внимание. Видимо, здесь нужны более решительные меры для того, чтобы покончить с авариями. Я думаю, что если мы полностью проведем в жизнь все указания, данные в приказе № 0052 по службе парков и службе эксплуатации, то у нас аварий будет меньше, и мы будем иметь безаварийные части.

Последний вопрос.

Народным комиссаром был издан приказ № 025[16] о моторесурсах. Многие боялись, что большой процент перевода машин в первую группу ограниченной эксплуатации может помешать боеподготовке. На деле оказалось иное. Во многих округах есть большая экономия мотто-часов. Боевая подготовка не только не потеряла, а выиграла от этого, а матчасть как боевых, так и транспортных машин находится в гораздо лучшем состоянии, чем это имело место в 1934 г. Строевой и технический состав АБТ частей выиграл на этом учебное время и повысил качество своей подготовки.

Общие выводы

1. Обобщить опыт учений и маневров Киевского, Белорусского и Ленинградского военных округов. Распространить этот опыт на мехтанковые части и положить в основу боевой подготовки 1936 г.

2. Бороться решительно с аварийностью и проводить приказы № 0052 и 025 в жизнь не покладая рук.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 52. Л. 18-20.

Фишман. Товарищи, в этом году мы имеем, конечно, ряд достижений в области военно-химической подготовки.

Я не могу не отметить опыта МВО, где лично т. Горбачев провел ряд сборов со старшим и высшим начсоставом, причем впервые в практике учений командного состава командир полка, т. народный комиссар, в защитной одежде сам преодолевал зараженные места. Мы имеем как результат такого сдвига то положение, что в этом округе сами общевойсковые начальники в своих частях, не полагаясь на своих начхимов, продвигают вопросы.

Я не могу не отметить опыта Белорусского округа, где были также проведены сборы высшего начсостава при личном участии и руководстве командующего войсками т. Уборевича, и как результат, большие окружные маневры впервые были насыщены вопросами применения химических средств, причем были отработаны вопросы взаимодействия инженерных и химических войск.

Можно отметить еще целый ряд таких положительных явлений в УрВО, в 71 сд СибВО, в 16, 56 сд ЛВО, в КВО и в СКВО, но было бы ошибочным из этих положительных фактов, из того, что в основном выполнялись приказы народного комиссара по нормативам химической подготовки, было бы ошибочным делать вывод, что химическая подготовка Рабоче-крестьянской Красной армии достаточна.

Нарком учил нас всегда, и только что сказал т. Гамарник, что наша подготовленность должна оцениваться сравнением с тем, что нас ждет от противника. Поэтому характеристика противника в химическом отношении должна дать критерий, с которым мы подходим к уровню нашей химической подготовки. Какова же химическая подготовка наших противников? Мы могли бы успокоиться, т. народный комиссар, если бы поверили тому, что было сказано на докладе у начальника Генерального штаба нашими военными атташе. Военный атташе в Японии сказал, что на всю японскую роту приходится только 20 противогазов; что в Англии не все бойцы имеют противогазы, что там противогазы подвозятся тогда, когда проводятся специальные химические учения. На этом совещании у начальника Генерального штаба нам говорили о том, что в Германии вообще нет химии и т.д. Какие выводы можно сделать после всего этого? Выходит, что мы на первом месте. Я и тогда выступил против такого преувеличения, и начальник Генерального штаба также не поверил этим докладам.

Из чего мы должны исходить в оценке возможного противника? Из того прежде всего, что против нас стоит Германия — страна высокая по химической культуре, страна, имеющая огромную химическую промышленность, колоссальные ученые кадры. Мы должны исходить из того, что против нас стоит Япония, которая лихорадочно работает над развитием своей химической промышленности, которая достигла уже в этом отношении известных успехов и наука которой находится под влиянием германской химической мысли.

Время от времени, как на поверхности воды, всплывают отбросы работ химических лабораторий. Кто может читать между строк, тот увидит многие вещи — в немецком журнале была помещена заметка о веществе 3-хлор-3. Это было опубликовано для всеобщего сведения. Это означает, что уже превзошли это вещество, что в этом веществе больше не нуждаются, а ведь это вещество обладает такими же качествами, как и иприт, с той только разницей, что оно не имеет запаха. А это значит, что можно заразить войска очень легко — войска пошли через зараженную площадь, не принимая никаких мер предосторожности. Правда, это вещество имеет недостаток по сравнению с ипритом — оно дорого стоит и трудно производимо. Я повторяю, что это напечатано вполне официально. Работа в этом отношении идет лихорадочно. Пожалуй, наша промышленность превосходит сейчас тракторостроение и машиностроение Германии, а в области химии она в несколько раз превосходит нас. Исходя из этого, разрешите оценить нашу химическую подготовку.

Я считаю, что она явно недостаточная. Прежде всего какой вывод должен быть? В первую очередь мы должны быть защищены. Как у нас обстоит со средствами ПХО, как с организацией ПХО? У нас организация ничего, имеем большие достижения, целые дивизии спят в противогазах и т.д. Все это есть. Но, во-первых, в целом ряде частей мы имеем недовыполнение и даже по противогазам. Во-вторых, обнаженность по защите кожи. Между тем сейчас уже совершенно рельефно вырисовывается одно из основных направлений развития будущей химической войны — это нападение на кожу человека, удар по коже, потому что дыхательные пути более или менее защищают хорошо, а кожа бойца не защищена. Всю армию одеть в защитную одежду невозможно. Мы проверяли нашу организацию, и нет ни одного командира в корпусе, который отвечает за это дело. Нет организации, которая восстанавливала бы бойцов, снимала зараженное обмундирование и т.д. В действительности было бы так, что валялось бы сорванное обмундирование, вы, т. народный комиссар, это знаете лучше меня, что речь идет не только об иприте, но о веществе, которое сильнее иприта, валялось бы сорванное с себя обмундирование, никем не подобранное, и бойцы не имели бы никакой организации, которая могла бы их восстановить. И мы все, бывшие там, начиная с т. Корка и кончая маленькими начальниками, плюс инженер в моем лице, мы пришли к тому выводу, что организация должна быть резко усилена, причем формы этой организации нами отработаны и представлены Генеральному штабу. Я не имею времени рассказывать об этой организации, мог бы рассказать гораздо подробнее. Я прошу сделать указание Генеральному штабу о том, чтобы эта организация противохимической обороны была введена в наши стрелковые полки. Речь идет о значительном усилении химвзводов полков.

Второе. Я прошу на 1936 г. усилить нормативы. Сейчас боец надевает противогаз в 5—7 сек. Казалось бы, быстро, и мы думали до прошлого года, что это не превзойдено, а вот стахановское движение в нашем деле показало, что эти нормативы могут быть вдвое превзойдены. Сотни рабочих и работниц на военно-технических занятиях в среднем надевают противогаз за 2—21/2 сек.

Три дня тому назад я привел к нам в управление 10 таких рабочих и работниц, собрал своих командиров, командиров из Военно-химической академии и из института, и эти рабочие при них надевали противогаз за 2 сек., одевали защитную одежду вместо положенных 4 мин. за 1 мин. 40 сек.

Гамарник. А в армии как?

Фишман. У нас 4 мин. считается отлично, а эти товарищи вдвое превзошли нормы. И это не единицы, не рекордсмены, а сотни рабочих и работниц. Когда мы проанализировали, как это происходит, оказалось, что они отработали каждое свое движение. Как положить шлем, маску в противогаз, какими пальцами захватить, сколько употребить на одну часть движения, сколько на другую. Результаты получились прекрасные. Я прошу, чтобы в 1936 г., исходя из опыта, которому нас учит массовое стахановское движение в военно-химическом деле, проводимом под руководством осоавиахимовских организаций, увеличить все нормативы и по противогазу, и по защитной одежде, и по дегазации и т.д. Почему это нужно? Каждому тактически понятна чрезвычайная важность этого. Чем быстрее наденешь противогаз, тем больше гарантии, что не сделаешь вдоха и не выйдешь из строя.

До настоящего времени среди общевойсковых начальников продолжает оставаться очень ненормальное отношение к химической подготовке. Нужно с 1936 г. возложить решительную ответственность за химическую подготовку, так же как и за стрелковую подготовку, на Генеральный штаб РККА, на командующих войсками и на всех общевойсковых начальников.

Гамарник. А как до сих пор было?

Фишман. До сих пор, конечно, и они отвечали (смех), но ответственность эта была в значительной степени формальной, т.е., откровенно говоря, к вопросам химической подготовки относились до сих пор в значительной степени как к вопросам второстепенным. Я могу привести примеры по памяти, чтобы не рыться в материалах. У т. Якира т. Лабас[17] заявил на Киевских маневрах, что пусть нас ругают лучше за химию, чем за что-нибудь другое.

Якир. Это совершенно неверно.

Фишман. Я пользуюсь докладом начальника химвойск вашего округа Семенова[18].

Якир. Он прибыл на второй день после маневров.

Фишман. Лабас лично сказал Семенову. Или командир артиллерийского полка Яковлев в Казани сделал заявление примерно такого же порядка.

Якир. Вы не даете учебного имущества, наши дивизии совершенно беспомощны в этом отношении.

Фишман. Я скажу и на счет имущества. Что касается имущества, то мы отпускали его по нормам, положенным и утвержденным наркомом. Я лично считаю, что эти учебные нормы должны быть на 1936 г. увеличены, но нельзя замазывать существующий факт, что химическая подготовка рассматривается в округах как вспомогательная, нельзя замазывать тем, что вы не имеете учебного имущества. Мы это слышим буквально на каждом Военном совете: давайте защитную одежду, давайте дымшашки. Так говорят, когда подготовка недостаточно высокая. А я вам приведу факты, что у вас на складах лежит защитная одежда и вы ее не используете. Я вам приведу факты, что у вас на складах лежат дымшашки, и вы их не используете. Я не сторонник того, что мы отпускаем достаточно. На 1936 г. нам надо дать больше, я за это. Но я против того, чтобы оправдывали свою бездеятельность и пренебрежение к ПХО недостатком учебного имущества. Я буду отвечать в первую очередь за это дело, но и вы также должны за это отвечать.

Якир. Вы не даете ни защитной одежды, ни дымшашек, даже на Киевских маневрах, куда прибыли иностранцы, только после разговоров вы дали полфунта мыла на обмывочный пункт.

Фишман. Обмывочные пункты, кстати сказать, снабжаются Санитарным управлением. (Смех.) Они были у вас на Киевских маневрах, и вы правы, т. Якир, что в недостаточном количестве эти обмывочные пункты были развернуты. Я говорил о том, что организация ПХО дивизии у нас недостаточна, ее нужно резко усилить.

Я заканчиваю, товарищи, и считаю, что на 1936 г. нам нужно поставить: усиление нормативов, резкое повышение организации ПХО, увеличение снабжения учебным имуществом, возложение ответственности за ПХО, не формальной, а фактической, на командующих войсками и общевойсковых начальников, чтобы они показали образцы химической подготовки в 1936 г., учитывая сильного противника. Как частная задача, усиление химической подготовки ночных действий и в условиях зимы.

882

Это просто ужас.

883

Это армия Тухачевского и компании.. Эти люди реально выглядят беспомощно. В русском языке есть такое определение - проходимцы.. Не пройдя всю рутину мирной жизни армии от должности к должности по ступенькам карьеры и вознесшиеся высоко  они где то в глубине понимали, что все идет не так, но не понимали что нужно делать.. Они просто не были на тех должностях. Ком.роты, батальона, полка, дивизии.. Знаете, читать Наполеона, Клаузевица и даже Суворова куда легче. Эти выдающиеся личности очень хорошо знали военное дело не по наслышке..
И да, большинство выступивших через год-два будут мертвы..

Продолжим. Кровавые репрессии позади - читаем материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г.
Как говорится почувствуйте разницу с 35 годом.

http://militera.lib.ru/docs/da/sov-new-1940/index.html

Отредактировано Механический кот (2020-08-31 18:01:20)

884

Механический кот написал(а):

Не пройдя всю рутину мирной жизни армии от должности к должности по ступенькам карьеры и вознесшиеся высоко  они где то в глубине понимали, что все идет не так, но не понимали что нужно делать

Об этом и писали.
Ведь для них - они первыми вступили в партию большевиков и смогли быстро прыгнуть на самую вершину.
Взять того же самого Тухачевского. Ведь надо ж постесняться. Написать про свой позор. А он - нет. Писал так, как будто одержал победу.

885

Поехали дальше..
ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
О результатах рассмотрения главным военным советом вопроса о событиях на озере Хасан и мероприятиях по оборонной подготовке дальневосточного театра военных действий

31 августа 1938 г. под моим председательством состоялось заседание Главного военного совета РККА в составе членов военного совета: тт. Сталина, Щаденко, Буденного, Шапошникова, Кулика, Локтионова, Блюхера и Павлова, с участием Председателя СНК СССР тов. Молотова и зам. народного комиссара внутренних дел тов. Фриновского.

Главный военный совет рассмотрел вопрос о событиях в районе озера Хасан и, заслушав объяснения комфронта тов. Блюхера и зам. члена военного совета КДфронта тов. Мазепова, пришел к следующим выводам: 1. Боевые операции у озера Хасан явились всесторонней проверкой мобилизационной и боевой готовности не только тех частей, которые непосредственно принимали в них участие, но и всех без исключения войск КДфронта.

2. События этих немногих дней обнаружили огромные недочеты в состоянии КДфронта. Боевая подготовка войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта оказались на недопустимо низком уровне. Войсковые части были раздерганы и небоеспособны; снабжение войсковых частей не организовано. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен (дороги, мосты, связь).

Хранение, сбережение и учет мобилизационных и неприкосновенных запасов, как фронтовых складов, так и в войсковых частях, оказалось в хаотическом состоянии.

Ко всему этому обнаружено, что важнейшие директивы Главного военного совета и народного комиссара обороны командованием фронта на протяжении долгого времени преступно не выполнялись. В результате такого недопустимого состояния войск фронта мы в этом сравнительно небольшом столкновении понесли значительные потери - 408 человек убитыми и 2807 человек ранеными. Эти потери не могут быть оправданы ни чрезвычайной трудностью местности, на которой пришлось оперировать нашим войскам, ни втрое большими потерями японцев.

Количество наших войск, участие в операциях наших авиации и танков давало нам такие преимущества, при которых наши потери в боях могли бы быть намного меньшими.

И только благодаря расхлябанности, неорганизованности и боевой неподготовленности войсковых частей и растерянности командно-политического состава, начиная с фронта и кончая полковым, мы имеем сотни убитых и тысячи раненых командиров, политработников и бойцов. Причем процент потерь командно-политического состава неестественно велик - 40%, что лишний раз подтверждает, что японцы были разбиты и выброшены за пределы нашей границы только благодаря Боевому энтузиазму бойцов, младших командиров, среднего и старшего командно-политического состава, готовых жертвовать собой, защищая честь и неприкосновенность территории своей великой социалистической Родины, а также благодаря умелому руководству операциями против японцев тов. Штерна и правильному руководству тов. Рычагова действиями нашей авиации.

Таким образом, основная задача, поставленная Правительством и Главным военным советом войскам КДфронта - обеспечить на Д[альнем] В[остоке] полную и постоянную мобилизационную и боевую готовность войск фронта, - оказалась невыполненной.

3. Основными недочетами в подготовке и устройстве войск, выявленными боевыми действиями у озера Хасан, являются:

а) недопустимо преступное растаскивание из боевых подразделений бойцов на всевозможные посторонние работы.

Главный военный совет, зная об этих фактах, еще в мае с.г. своим постановлением (протокол №8) категорически запретил разбазаривать красноармейцев на разного рода хозяйственные работы и потребовал возвращения в части к 1 июля с.г. всех бойцов, находящихся в таких откомандировках. Несмотря на это, командование фронта ничего не сделало для возвращения в свои части бойцов и командиров, и в частях продолжал существовать громадный некомплект в личном составе, части были дезорганизованы. В таком состоянии они и выступили по боевой тревоге к границе. В результате этого в период боевых действий пришлось прибегать к сколачиванию из разных подразделений и отдельных бойцов части, допуская вредную организационную импровизацию, создавая невозможную путаницу, что не могло не сказаться на действиях наших войск;

б) войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно неподготовленными. Неприкосновенный запас оружия и прочего боевого имущества не был заранее расписан и подготовлен для выдачи на руки частям, что вызвало ряд вопиющих безобразий в течение всего периода боевых действий. Начальник управления фронта и командиры частей не знали, какое, где и в каком состоянии оружие, боеприпасы и другое боевое снабжение имеются. Во многих случаях целые арт[иллерийские] батареи оказались на фронте без снарядов, запасные стволы к пулеметам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались непристрелянными, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32-й дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок и противогазов. Несмотря на громадные запасы вещевого имущества, многие бойцы были посланы в бой в совершенно изношенной обуви, полубосыми, большое количество красноармейцев было без шинелей. Командирам и штабам не хватало карт района боевых действий;

в) все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности, что в данной обстановке, как и вообще в условиях Дальнего Востока, изобилующего горами и сопками, является азбукой боевой и тактической выучки войск.

Танковые части были использованы неумело, вследствие чего понесли большие потери в материальной части.

4. Виновными в этих крупнейших недочетах и в понесенных нами в сравнительно небольшом боевом столкновении чрезмерных потерях являются командиры, комиссары и начальники всех степеней КДфронта, и в первую очередь - командующий КДФ маршал Блюхер.

Вместо того чтобы честно отдать все свои силы делу ликвидации последствий вредительства и боевой подготовки КДфронта и правдиво информировать наркома и Главный военный совет о недочетах в жизни войск фронта, т. Блюхер систематически, из года в год, прикрывал свою заведомо плохую работу и бездеятельность донесениями об успехах, росте боевой подготовки фронта и общем благополучном его состоянии. В таком же духе им был сделан многочасовой доклад на заседании Главного военного совета 28-31 мая 1938 г., в котором он скрыл истинное состояние войск КДФ и утверждал, что войска фронта хорошо подготовлены и во всех отношениях боеспособны.

Сидевшие рядом с Блюхером многочисленные враги народа умело скрывались за его спиной, ведя свою преступную работу по дезорганизации и разложению войск КДфронта. Но и после разоблачения и изъятия из армии изменников и шпионов т. Блюхер не сумел или не захотел по-настоящему реализовать очищение фронта от врагов народа. Под флагом особой бдительности он оставлял вопреки указаниям Главного военного совета и наркома незамещенными сотни должностей командиров и начальников частей и соединений, лишая таким образом войсковые части руководителей, оставляя штабы без работников, не способными к выполнению своих задач. Такое положение т. Блюхер объяснял отсутствием людей (что не отвечает правде) и тем самым культивировал огульное недоверие ко всем командно начальствующим кадрам КДфронта.

5. Руководство командующего КДфронтом маршала Блюхера в период боевых действий у озера Хасан было совершенно неудовлетворительным и граничило с сознательным пораженчеством. Все его поведение за время, предшествующее боевым действиям, и во время самих боев явилось сочетанием двуличия, недисциплинированности и саботирования вооруженного отпора японским войскам, захватившим часть нашей территории. Заранее зная о готовящейся японской провокации и о решениях Правительства по этому поводу, объявленных тов. Литвиновым послу Сигемицу, получив еще 22 июля директиву народного комиссара обороны о приведении всего фронта в боевую готовность, - тов. Блюхер ограничился отдачей соответствующих приказов и ничего не сделал для проверки подготовки войск для отпора врагу и не принял действенных мер для поддержки пограничников полевыми войсками. Вместо этого он совершенно неожиданно 24 июля подверг сомнению законность действий наших пограничников у озера Хасан. В тайне от члена военного совета т. Мазепова, своего начальника штаба т. Штерна, зам. наркома обороны т. Мехлиса и зам. наркома внутренних дел т. Фриновского, находившихся в это время в Хабаровске, т. Блюхер послал комиссию на высоту Заозерная и без участия начальника погранучастка произвел расследование действий наших пограничников. Созданная таким подозрительным порядком комиссия обнаружила "нарушение" нашими пограничниками Маньчжурской границы на 3 метра и, следовательно, "установила" нашу "виновность" в возникновении конфликта на оз, Хасан.

Ввиду этого т. Блюхер шлет телеграмму наркому обороны об этом мнимом нарушении нами Маньчжурской границы и требует немедленного ареста начальника погранучастка и других "виновников в провоцировании конфликта" с японцами. Эта телеграмма была отправлена т. Блюхером также в тайне от перечисленных выше товарищей.

Даже после получения указания от Правительства о прекращении возни со всякими комиссиями и расследованиями и о точном выполнении решений Советского правительства и приказов наркома т. Блюхер не меняет своей пораженческой позиции и по-прежнему саботирует организацию вооруженного отпора японцам. Дело дошло до того, что 1 августа с.г., при разговоре по прямому проводу тт. Сталина, Молотова и Ворошилова с т. Блюхером, тов. Сталин вынужден был задать ему вопрос: "Скажите, т. Блюхер, честно, - есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, - я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля".

От всякого руководстве боевыми действиями т. Блюхер самоустранился, прикрыв это самоустранение посылкой наштафронта тов. Штерна в район боевых действий без всяких определенных задач и полномочий. Лишь после неоднократных указаний Правительства и народного комиссара обороны о прекращении преступной неразберихи и устранении дезорганизации в управлении войсками и только после того, как нарком назначил тов. Штерна командиром корпуса, действующего у озера Хасан, специального многократного требования применения авиации, от введения в бой которой т. Блюхер отказывался под предлогом опасения поражений корейского населения, только после приказания т. Блюхеру выехать на место событий т. Блюхер берется за оперативное руководство. Но при этом более чем странном руководстве он не ставит войскам ясных задач на уничтожение противника, мешает боевой работе подчиненных ему командиров, в частности командование 1-й армии фактически отстраняется от руководства своими войсками без всяких к тому оснований; дезорганизует работу фронтового управления и тормозит разгром находящихся на нашей территории японских войск. Вместе с тем т. Блюхер, выехав к месту событий, всячески уклоняется от установления непрерывной связи с Москвой, несмотря на бесконечные вызовы его по прямому проводу народным комиссаром обороны. Целых трое суток при наличии нормально работающей телеграфной связи нельзя было добиться разговора с т. Блюхером.

Вся эта оперативная "деятельность" маршала Блюхера была завершена отдачей им 10 августа приказа о призыве в 1-ю армию 12 возрастов. Этот незаконный акт явился тем непонятней, что Главный военный совет в мае с.г., с участием т. Блюхера и по его же предложению, решил призвать в военное время на Дальнем Востоке всего лишь 6 возрастов. Этот приказ т. Блюхера провоцировал японцев на объявление ими своей мобилизации и мог втянуть нас в большую войну с Японией. Приказ был немедля отменен наркомом.

На основании указаний Главного военного совета

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. В целях скорейшей ликвидации всех выявленных крупных недочетов в боевой подготовке и состоянии войсковых частей КДФ, замены негодного и дискредитировавшего себя в военном и политическом отношении командования и улучшения условий руководства, в смысле приближения его к войсковым частям, а также усиления мероприятий по оборонной подготовке Дальневосточного театра в целом, - управление Дальневосточного Краснознаменного фронта расформировать.

2. Маршала т. Блюхера от должности командующего войсками Дальневосточного Краснознаменного фронта отстранить и оставить его в распоряжении Главного военного совета РККА.

3. Создать из войск Дальневосточного фронта две отдельные армии, с непосредственным подчинением народному комиссару обороны:

а) 1-ю Отдельную Краснознаменную армию в составе войск согласно приложению №1[1], подчинив военному совету 1-й армии е оперативном отношении Тихоокеанский флот,

Управление армии дислоцировать - г. Ворошилов. В состав армии включить полностью Уссурийскую область и часть областей Хабаровской и Приморской. Разграничительная линия со 2-й армией - по р. Бикин;

б) 2-ю Отдельную Краснознаменную армию в составе войск согласно приложению №2, подчинив военному совету 2-й армии в оперативном отношении Амурскую Краснознаменную флотилию.

Управление армии дислоцировать - г. Хабаровск. В состав армии включить Нижне-Амурскую, Хабаровскую, Приморскую, Сахалинскую, Камчатскую области, Еврейскую автономную область, Корякский, Чукотский национальные округа;

в) личный состав расформировываемого фронтового управления обратить на укомплектование управлений 1-й и 2-й Отдельных Краснознаменных армий.

4. Утвердить:

а) Командующим 1-й Отдельной Краснознаменной армией - комкора тов. Штерна Г.М., членом военного совета армии - дивизионного комиссара тов. Семеновского Ф.А., начальником штаба - комбрига тов. Попова М.М.;

б) командующим 2-й Отдельной Краснознаменной армией - комкора тов. Конева И.С., членом военного совета армии - бригадного комиссара тов. Бирюкова Н.И., начальником штаба - комбрига тов. Мельника К.С.

5. Вновь назначенным командующим армиями сформировать управления армий по прилагаемому проекту штатов[1]

6. До прибытия в Хабаровск командующего 2-й Отдельной Краснознаменной армией комкора тов. Конева И.С. во временное командование вступить комдиву тов. Романовскому.

7. К формированию армий приступить немедленно и закончить к 15 сентября 1938 года.

8. Начальнику управления по комначсоставу РККА личный состав расформировываемого управления Дальневосточного Краснознаменного фронта использовать для укомплектования управлений 1-й и 2-й Отдельных Краснознаменных армий.

9. Начальнику Генерального штаба дать соответствующее указание командующим 1-й и 2-й армиями о распределении между армиями складов, баз и проч[его] фронт[ового] имущества. Иметь в виду при этом возможность использования начальников родов войск РККА и их представителей, находящихся в данное время на Дальнем Востоке, для быстрого выполнения этой работы.

10. Военному совету 2-й Отдельной Краснознаменной армии к 1 октября с.г. восстановить управления 18-го и 20-го стрелковых корпусов с дислокацией: 18 ск - Куйбышевка и 20 ск - Биробиджан.

На восстановление этих корпусных управлений обратить расформировываемые управления Хабаровской оперативной группы и 2-й армии КДфронта.

11. Военным советам 1-й и 2-й Отдельных Краснознаменных армий:

а) немедля приступить к наведению порядка в войсках и обеспечить в кратчайший срок их полную мобилизационную готовность, о принятых мероприятиях и проведении их в жизнь военным советам армий доносить народному комиссару обороны один раз в пятидневку;

б) обеспечить полное выполнение приказов народного комиссара обороны №№071 и 0165 - 1938 г. О ходе выполнения этих приказов доносить через каждые три дня, начиная с 7 сентября 1938 г.;

в) категорически запрещается растаскивание бойцов, командиров и политработников на различного вида работы.

В случаях крайней необходимости военным советам армий разрешается, только с утверждения народного комиссара обороны, привлекать к работам войсковые части, при условии использования их только организованно, чтобы на работах были целые подразделения во главе со своими командирами, политработниками, сохраняя всегда полную их боевую готовность, для чего подразделения должны своевременно сменяться другими.

12. О ходе формирования управлений командующим 1-й и 2-й Отдельными Краснознаменными армиями доносить мне по телеграфу шифром 8, 12 и 15 сентября.

Народный комиссар обороны СССР
Маршал Советского Союза К. Ворошилов

Начальник Генерального штаба РККА
командарм 1 ранга Б. Шапошников

Отредактировано Механический кот (2020-09-01 18:52:38)

886

maik написал(а):

Мюнхенский пакт привёл к Тешину. И что, СССР не видел перед глазами данный пример? Что могло привести? Ну а сами поляки не думали про Тешин? На что они рассчитывали?

Мюнхен не к чему не привёл Чехословакия не сражалась с гитлеризмом ,а решила шикарно жить при нем производя гитлеризму оружия,в этом и разница,подход мол: "А иФ и СССР, защищаете меня,а сама я не буду защищаться".Во втором случае -следствие-нападение на государство,вступившие в войну с гитлеризмом.

Отредактировано Fs81 (2020-09-02 22:29:10)

887

Fs81 написал(а):

Мюнхен не к чему не привёл Чехословакия не сражалась с гитлеризмом ,а решила шикарно жить при нем производя гитлеризму оружия,в этом и разница,подход мол: "А иФ и СССР, защищаете меня,а сама я не буду защищаться".Во втором случае -следствие-нападение на государство,вступившие в войну с гитлеризмом.

Отредактировано Fs81 (Вчера 22:29:10)

Если врать, то врать по крупному.
Да. Можно ничего не обещать и не заключать Соглашения. Но они именно его заключили. Да, если б Польша не получила б гарантии, то она б так себя не вела. Хотя там и не шёл разговор о территориальных претензий к Польше.
Вторая часть. Подлое враньё. Страна, которая сама дружила с Гитлером, были у них великолепные отношения. И эта страна сама знала об отношении к ней со стороны СССР. Она сумела рассориться и с Германией и не смогла наладить отношения с СССР.
Ну и опять таки. Фактически Польша прекратила своё существование через две недели

888

Очень хорошо, что в этой теме написали.
Итак. Как сам МНТ воспринимал все это. Он считал, что в будущем война будет в союзе Германии и Польши и считал вместе польские и немецкие дивизии.
Так что с точки зрения МНТ. Это хорошо, что Польшу разбили. Теперь Германия и Польша не объединяться и совместно не нападут на СССР

889

maik написал(а):

Очень хорошо, что в этой теме написали.
Итак. Как сам МНТ воспринимал все это. Он считал, что в будущем война будет в союзе Германии и Польши и считал вместе польские и немецкие дивизии.
Так что с точки зрения МНТ. Это хорошо, что Польшу разбили. Теперь Германия и Польша не объединяться и совместно не нападут на СССР

Это в каком году?Вот например до 2014 го мы с Украиной дружили ,при Януковиче,а после..

Отредактировано Fs81 (2020-09-03 14:01:21)

890

Fs81 написал(а):

Это в каком году?Вот например до 2014 го мы с Украиной дружили ,при Януковиче,а после..

До мая 1939 года

891

Fs81 написал(а):

Мюнхен не к чему не привёл Чехословакия не сражалась с гитлеризмом

а Испания сражалась. более того, Испания имела гарантии всех европейских стран о недопущении вмешательства в свою внутреннюю войну.
вопрос: как эти самые гаранты свои обязательства выполнили?

892

Дудуков написал(а):

а Испания сражалась. более того, Испания имела гарантии всех европейских стран о недопущении вмешательства в свою внутреннюю войну.
вопрос: как эти самые гаранты свои обязательства выполнили?

Это другое,кстати зачем вы приказ про Блюхера написала,это последствия репрессий равно как и выступление Егорова,Тухачевский на тот момент не отвечал за боевую подготовку.И да какую из Испаний должны были поддержать?

Отредактировано Fs81 (2020-09-03 19:24:22)

893

maik написал(а):

До мая 1939 года

Именно в этом правильно,а Сталин до августа не помышлял о нападении на Польшу,в этом и есть идиотизм политики Сталина.

894

Fs81 написал(а):

Именно в этом правильно,а Сталин до августа не помышлял о нападении на Польшу,в этом и есть идиотизм политики Сталина.

Вообще то Сталин планировал заключить военное соглашение с Францией и Великобританией. И именно об этом Вы только сейчас и написали.

895

Fs81 написал(а):

Это другое,кстати зачем вы приказ про Блюхера написала,это последствия репрессий равно как и выступление Егорова,Тухачевский на тот момент не отвечал за боевую подготовку.И да какую из Испаний должны были поддержать?

Отредактировано Fs81 (Сегодня 19:24:22)

С вами все в порядке? О докладе 35 года и приказе 38 я написал. Это свидетельства военной некомпетентности высшего руководства РККА в 30-е годы. С 31 года МНТ первый зам.наркома обороны и приложил огромные усилия к тому, что бы армия пришла к началу второй мировой в том состоянии в котором она была.

896

Механический кот написал(а):

С вами все в порядке? О докладе 35 года и приказе 38 я написал. Это свидетельства военной некомпетентности высшего руководства РККА в 30-е годы. С 31 года МНТ первый зам.наркома обороны и приложил огромные усилия к тому, что бы армия пришла к началу второй мировой в том состоянии в котором она была.

Т.е растреливал и убивал  командиров так?И вы что нибудь слышали о конфликте на КВЖД и роли там Блюхера советую пару роликов посмотреть прежде чем судить,да и на Хасан не мешало бы Вам съездить,весело там перед конфликтом было.

897

Fs81 написал(а):

И вы что нибудь слышали о конфликте на КВЖД и роли там Блюхер

Опять таки. Когда произошел этот конфликт? Он произошел в 1929 году.

Fs81 написал(а):

весело там перед конфликтом было.

Не важно, весело или печально. Смотрим, что написано в протоколах

Fs81 написал(а):

Т.е растреливал и убивал  командиров так?

Что либо знаете о судьбе комдива Подласый К. П. и командование 1-й армии на ДВ?

898

maik написал(а):

Не важно, весело или печально. Смотрим, что написано в протоколах

В протоколах репрессированных до конфликта на Хасане командиров ОДВО.

899

maik написал(а):

Что либо знаете о судьбе комдива Подласый К. П. и командование 1-й армии на ДВ?

Это не так интересна,интересна чистка ОДВО накануне Хасана и это в период формирования ДВф.

900

Fs81 написал(а):

Это не так интересна,

Именно что интересно. Мало того, это принципиально важно. Вы ж там пишите, что взяли, просто так, от нечего делать, людей судили и расстреливали. Но. Вам тут чуть Выше приводили отчет по тому, как действовал округ в боях на О.Хасан. Командование армии судили. Это командира армии, начштаба и члена военного совета армии. По Вашей логике, их должны расстрелять. Однако смотрим реальны, что с ними сделали.


Вы здесь » СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru) » Вторая мировая война » Тухачевский: мнения, факты и т.д. - 3