СИЛА РОССИИ. Форум сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru)

Объявление

«Отваге» требуется помощь!

Подробности - на главной странице www.otvaga2004.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Треп 6

Сообщений 901 страница 930 из 1000

901

оптимист написал(а):

Вчера 17:31:13


дед то боксёр , а дрыщ в трусах кто ?

902

Сам же и ответил-дрыщ)))

903

:idea:

904

905

906

Есть такая работа...

907

Где такую работу найти!???

908

Александрович написал(а):

Где такую работу найти!???


мартыну фуркаду попей помассировать ?  :crazyfun:

=========================================================================================

в финале приключилась перемога кстати

одна за 8 лет

Отредактировано losharic (2017-05-03 16:51:53)

909

Ты losharic не о том  наверное.Видос даже смотреть не стал-длинный.А попа то у Доротеюшки не плоха! Отрицать посмеешь? )))

910

Александрович написал(а):

Сегодня 19:25:31


так может он не личный доротейкин , а всекомандный массажёр  :D

911

losharic написал(а):

мартыну фуркаду попей помассировать ?  

=========================================================================================

в финале приключилась перемога кстати

одна за 8 лет

Отредактировано losharic (2017-05-03 15:51:53)

Я бы ему помассировала бы)

912

Изабелла написал(а):

Я бы ему помассировала бы)


иди представься , массажистка - Представление новичков - 2

913

вот ана шта -

Я не похож на афганца и никогда не буду похож. У меня крупное и сильное тело, широкая челюсть и скандинавские черты лица - все это далеко от типичных афганских лиц - узких с длинным изогнутым носом.

Но сейчас мои волосы, включая брови и густую бороду, окрашены в черный цвет. На руках смазанный коричневый грим. На мне традиционная афганская чалма и одежда - балахоновая рубаха и мешковатые штаны, цвета хаки.

Под всем этим у меня бронежилет, пояс с 9 мм пистолетом USP, два дополнительных магазина к нему, нож Gerber, рация и подключенные к ним наушники, телесного цвета с малозаметным проводом и микрофоном в ухо. Единственное, что меня выдает - ботинки LOWA Desert.

Спустя несколько лет я вернулся в Афганистан. Я и пятеро других егерей выполняем абсолютно анонимную и секретную операцию в одном из крупных городов центральной части страны.

Мы должны тайно работать среди местного населения. Нет формы. Нет видимого оружия. Никаких военных машин.

Среди егерей - мой старый приятель Миккель, участник моей первой операции в горах А-стана.

Разумеется, днем мы будем легко раскрыты, наша маскировка не обманет местных жителей. Но мы "работаем" только ночью, когда город спит.

Наша машина - старая изношенная побитая жизнью Тойота с грязными стеклами. Но под ее внешностью скрывается прекрасное техническое состояние. Двигатель, коробка передач, амортизаторы, тормоза и шины почти новые. В колеса залита специальная самозатягивающаяся жидкость - так можно будет проехать дополнительно до 20 км, если все колеса будут проколоты и прострелены.

Наш тайный статус означает, что мы должны будем вступить в бой только в особо чрезвычайной ситуации. Например, если будем раскрыты. На этот случай мы тоже неплохо подготовились. В салоне машине лежат укороченные карабины С8 - в версии CQB (укороченный ствол). Они укрыты черным шарфом (шемагом), но быстро могут быть использованы. Между сидениями лежат дополнительные пистолеты. В дверях уложены по 6 магазинов к винтовкам. Под сидениями - ручные и дымовые гранаты. Также там лежат приборы ночного видения, спутниковый телефон, вода и сухпаи.

Наша деятельность заключается в сборе информации в городе. Наш контакт - это особо засекреченный агент, зовут его (разумеется псевдоним) Эрик, ему около 30 лет. Он контактирует с местными, собирает от них информацию. Это не так то просто. Эрику необходимо искать и устанавливать доверительные отношения. Это не происходит за один день. Вхождение в доверие - процесс медленный и рискованный. Это работа для одиночки и очень высокого уровня профессионализма, т.к. надо знать местные языки, культурные обычаи, разбираться в местной политике.

Одно дело знать это чисто технические, другое дело - быть способным войти в эту среду, социализироваться, стать "своим". Некоторые из его источников - беспринципные и работают за деньги. Но зачастую самый важные источники информации действуют исходя из идеологии и убеждений. Это требует самого сложного подхода к ним.

Эрик всегда работает один, инкогнито, и он - профессионал. Крайне мало людей знает о его работе, даже его семья не в курсе чем он занимается.

По большому счете, он предпочитает работать без нас. Больше посторонних людей вокруг него - больше вероятность провала. Для него это неприемлемо.

Поэтому наша основная миссия - защита Эрика во время его встреч с источниками. Очень не шаблонная работа.

Обычно у нас есть ряд ресурсов, на которые можно опираться. Но здесь мы сами по себе. Если что-то пойдет не так - никаких сил быстрого реагирования, никакого ганшипа или истребителя. Вся наша связь - небольшие рации для связи между двумя автомобилями.

Даже солдаты НАТО для нас могут быть опасны, если не захотят разбираться кто перед ними.

Дома, в корпусе, мы в течении нескольких месяцев тренировались для этой миссии. Речь в основном идет о работе с машиной. Дополнительные курсы экстремального вождения и трюков - вождение на высокой скорости, 180-градусные развороты, торможение, повороты и дрифт.

Также основы разведывательной работы - слежка и обнаружение слежки. Например, слежку труднее обнаружить, когда она ведется из разных автомобилей попеременно.
Изучается язык пушту, как один из основных языков А-стана.

И, наконец, мы первые датские солдаты, изучающие актерское мастерство, в частности искусство нанесение специальных гримов и тональных кремов, плюс ношение накладных бород.

Я сижу за рулем нашей "старой" Тойоты и мы едем из ангара по узкой грунтовой дороге. Обычно мы используем старые заброшенные ангары, к которым никто не имеет доступа. Там же мы одеваемся и наносим макияж.
Рядом сидит Миккель и "ведет" меня по GPS и карте. Я уверен в нем - он профессионал. Несколько лет назад он был мои напарником во время чрезвычайно изнурительных операций на юге-востоке страны. Мик завоевал мое самое большое уважение, он - уникальный профессионал.

После нескольких поворотов-разворотов мы выехали в центр. В нескольких сотнях ярдах позади нас ехала остальная часть патруля - четыре человека - на другом автомобиле, старом микроавтобусе Тойота Хиас. Помимо интересной внутренней начинки салона и двигателя, он имеет шторки на окнах - это позволяет проводить встречи с агентами в машине по ходу езды.

Эрик сейчас на встрече с агентом и мы должны подобрать его в укромном переулке в центре.

Тихий спокойной вечер, почти нет движения по дороге, кроме нас. Но на самом деле было бы большим преимуществом, если трафик был бы оживленней - легче спрятаться. Сама дорога в ямах, часто без асфальта.

Мы видим как несколько человек идут пешком или едут на велосипеде. Нет женщин или детей. Но много уличных собак, ищущих чего бы съесть или выпить.

Миккель внимательно разглядывает дорогу, я специально еду не быстро, чтобы он успевал сверяться с GPS и картой. Мы знаем, где расположены блокпосты афганских правительственных сил, но они постоянно кочуют, так что карта может лгать. Это плохо, потому что мы хотим их избежать. Посветите нам фонариком в лицо и мы будем раскрыты. Разговор может перейти в конфронтацию, если солдат в приступе мании величия захочет узнать кто мы, и что делаем в этой одежде. Хотя мы и делаем одну работу и сражаемся против одного противника.

Другая машина патруля, микроавтобус, идет другим маршрутом, но параллельно нам. На борту машин включены радиомаяки, поэтому мы знаем кто и где находится. Для того, чтобы мы могли опознать друг друга в темноте применяться нехитрая уловка - выкручиваем лампочки передней правой и левой задней фар. Здесь нет риска получить штраф за вождение с неисправными фарами.

После поворота, через 100 метров мы видим контуры военной техники. Это КПП. Его не было на карте и Миккель тихо ругается. Теперь уже нет возможности сдать назад или куда-то свернуть - это может показаться подозрительным. Нет выбора, кроме как ехать вперед.

Миккель прячет карту и GPS под сидением. Я проверяю на месте ли пистолет.

Время на часах примерно 01:00 ночи и я надеюсь, что афганские солдаты устали и просто спят в машине. Но по мере приближения я вижу солдат с АК-47 на дороге, приказывающих нам остановится. Снова мы с Миккелем чертыхаемся.
Я опускаю стекло вниз и подъезжаю к солдату.

"Salaam Alaykum" - приветствует он меня. Это молодой парень, с чистым звонким голосом. Он еще не увидел моего лица.

"Wa Alaykum as-Salaam" - отвечаю я ему, тихим голосом, чтобы не раскрыть акцент. Но это не нужно - солдат достал фонарик. Сначала он осветил салон, не нашел ничего интересного и затем направил конус света прямо мне в лицо.
Луч света вздрогнул, я почувствовал себя как маленький мальчик-воришка, которого поймали с поличным.

Тем не менее солдат пока настроен дружелюбно и не агрессивен. Он наклоняется к моему лицу и уже в состоянии понять, что я не местный.

"Tha tsanga ye?" (Как дела?) - спрашиваю я, максимально дружелюбно.

Он кивает, но молчит. Существует вероятность, что его подозрительность усилится, когда он уловит мой акцент.

Я протягиваю ему небольшую пачку 50$ банкнот, заготовленных на этот случай и говорю по английский - "Спасибо"

Солдат молчит, но фонарь направлен на деньги. Эта пачка соответствует его нескольким месячным жалованиям. Фонарь выключается. Он осторожно смотрит в сторону других солдат, которые, ничего не подозревая, болтают в джипе. Затем он забирает деньги и на ломаном английском говорит - "ОК".

К счастью для нас он не видит необходимости создавать проблему, особенно когда получил деньги.

"Tashakkur" - благодарю я его и включаю передачу.

Да здравствуют деньги!

По рации нас вызывают коллеги из микроавтобуса, они забеспокоились, увидев, что мы остановились. После короткого разговора, мы двигаемся дальше, к небольшому переулку, где нас будет ждать Эрик.
Когда мы прибыли, микроавтобус двинулся дальше - осматривать обратную дорогу.

Миккель и я остаемся на стоянке, в тени, наблюдая за переулком. Каждый 5 минут нам приходит дежурное "ОК" из другой машины. Ровно за 30 секунд до запланированного времени я завожу автомобиль, через 15 секунд включаю первую передачу и медленно еду мимо переулка. Эрик выходит из темноты за несколько секунд до назначенного времени. Если бы не его манера ходить, я бы никогда не смог бы отличить его от местных - настолько естественно на нем сидит одежда.

Я останавливаюсь рядом, он запрыгивает сзади. Эрик говорит, что встреча ночью была чрезвычайно плодотворной, со свойственным ему сухим юмором.

Эрик не привык к тому, чтобы быть окруженным группой энергичных и беспокойных, с его точки зрения, охранников. Я думаю, что мы его утомляем. Но все же я с ним в неплохих отношениях, мы часто вместе едим, а когда сидим одни, Эрик рассказывает о своих былых похождениях и приключениях, весьма увлекательных.

Сейчас он очень доволен. Его источник оказался чем-то вроде золотой жилы, много важной информации по нашему городу.

Интенсивность нашей работы с Эриком постоянно меняется. Порой мы ездим всю ночь по разным местам. Это полностью зависит от источников Эрика, они выбирают место и время встречи.

Это заставляет постоянно быть наготове. А-стан очень опасное место, здесь надо быть постоянно начеку. Ни в коем случае нельзя недооценивать Талибан.

Недавно были убиты четверо канадских солдат из группы реконструкции и восстановления. Они остановились пообщаться с детьми. Мимо проехал террорист-смертник на велосипеде и подорвал себя. Дети также погибли.
Хотя мы работаем под прикрытием это не дает никаких гарантий, что враг не сможет найти нас. Спокойствие и тишина могут превратиться в кровавый бой. Достаточно одного "гнилого" источника, чтобы завести нас в засаду и, при нашей ограниченной огневой мощи и слабо бронированных машинах, у нас будет мало шансов на выживание.

Это случилось в прошлом году с аналогичной командой из британских оперативников, членов SBS. Они попали в засаду. Из 5 человек двое погибли, один был тяжело ранен.

А в одну из крупных гостиниц города, где Эрик устраивал часть встреч, вошла группа талибов, вооруженных автоматами и гранатами. Один из них был смертником, когда он взорвался, то уничтожил часть охраны отеля. Далее последовала перестрелка.

Помимо работы с Эриком, мы много времени проводим на базе, бегаем, качаемся, играем в волейбол, стреляем по банкам и другим импровизированным мишеням из карабинов и пистолетов.
Время от времени мы выезжаем в город на бронированных Тойотах в обычной одежде, разумеется в бронежилетах и с пистолетами.

Последний раз в афганском городе я был еще при режиме талибов. Теперь я не вижу ни повешенных на столбах, ни патрулей в черном, ни как людей бьют палками на площадях.

Я вижу как люди танцуют, дети играют, едят мороженое, вижу улыбающихся мужчин. Из магазинов и машин доносится музыка. В целом я чувствую настроение примирения и надежды на будущее.

И снова я ввязался в историю с собакой.

Некоторое время назад одна женщина, американский офицер, нашла и выходила восьми недельного щенка, вымазанного дегтем. К сожалению, она должна улетать и я взял на себя заботу о щенке, которого назвали Каем.
В Дании я нашел семью, которая согласилась приютить собаку. Я подкупил грека-ветеринара, чтобы вакцинировать собаку и подготовить документы на нее. Также я подарил одному датскому солдату шесть бутылок вина, чтобы он взял с собой ящик с собакой, когда будет возвращаться домой. Пришлось дать еще бутылку шотландского виски капитану самолета, чтобы тот закрыл глаза на собаку. Но я все это преодолел и в итоге Кай нашел себе новых хозяев в Дании.

Я с большим облегчением вздохнул, когда эта миссия закончилась и нас отозвали.

Но Эрик так и не был заменен. Он по прежнему выполняет свою одинокую миссию под прикрытием в анонимном мире агентов и разведок.

914

Ой блеадь!

Отредактировано Александрович (2017-05-09 21:38:05)

915

Александрович написал(а):

Ой блеадь!


Данияпонадусе !   :D

916

losharic написал(а):

Под всем этим у меня бронежилет, пояс с 9 мм пистолетом USP, два дополнительных магазина к нему, нож Gerber, рация и подключенные к ним наушники, телесного цвета с малозаметным проводом и микрофоном в ухо. Единственное, что меня выдает - ботинки LOWA Desert.
            Спустя несколько лет я вернулся в Афганистан. Я и пятеро других егерей выполняем абсолютно анонимную и секретную операцию в одном из крупных городов центральной части страны.
            Мы должны тайно работать среди местного населения. Нет формы. Нет видимого оружия. Никаких военных машин.
            Среди егерей - мой старый приятель Миккель, участник моей первой операции в горах А-стана.
            Разумеется, днем мы будем легко раскрыты, наша маскировка не обманет местных жителей. Но мы "работаем" только ночью, когда город спит.
            Наша машина - старая изношенная побитая жизнью Тойота с грязными стеклами. Но под ее внешностью скрывается прекрасное техническое состояние. Двигатель, коробка передач, амортизаторы, тормоза и шины почти новые. В колеса залита специальная самозатягивающаяся жидкость - так можно будет проехать дополнительно до 20 км, если все колеса будут проколоты и прострелены.
            Наш тайный статус означает, что мы должны будем вступить в бой только в особо чрезвычайной ситуации. Например, если будем раскрыты. На этот случай мы тоже неплохо подготовились. В салоне машине лежат укороченные карабины С8 - в версии CQB (укороченный ствол). Они укрыты черным шарфом (шемагом), но быстро могут быть использованы. Между сидениями лежат дополнительные пистолеты. В дверях уложены по 6 магазинов к винтовкам. Под сидениями - ручные и дымовые гранаты. Также там лежат приборы ночного видения, спутниковый телефон, вода и сухпаи.
            Наша деятельность заключается в сборе информации в городе. Наш контакт - это особо засекреченный агент, зовут его (разумеется псевдоним) Эрик, ему около 30 лет. Он контактирует с местными, собирает от них информацию. Это не так то просто. Эрику необходимо искать и устанавливать доверительные отношения. Это не происходит за один день. Вхождение в доверие - процесс медленный и рискованный. Это работа для одиночки и очень высокого уровня профессионализма, т.к. надо знать местные языки, культурные обычаи, разбираться в местной политике.

Я случаем  не про первый эпизод калл офф дути 2010 про афган читаю?  :D

917

8 мая в Красноярске кран ветром завалило.
http://img0.joyreactor.cc/pics/post/%D0%B3%D0%B8%D1%84%D0%BA%D0%B8-%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%B0%D1%8F-%D0%B3%D0%B8%D1%84%D0%BA%D0%B0-%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-3836952.gif

918

Афигеть!

919

UVAJUKA

920

тупицы

921

злодеище написал(а):

тупицы

не-а, тупицы те, кто ходят на "концерты" таких вот "носителей культуры"... А это просто безграмотные нигеры, заколачивающие деньгу.

922

:rofl:  хорошо что камера была одиночная  :D

923

Нихтферштейн написал(а):

тупицы те, кто ходят на "концерты" таких вот "носителей культуры".

так они с одной грядки

losharic написал(а):

хорошо что камера была одиночная

вот он какой современный винипух

924

:rofl:

Отредактировано losharic (2017-05-16 03:37:07)

925

=)

Отредактировано оптимист (2017-05-17 09:59:39)

926

%-)

927

928

в нупогоди идею подглядели

929

крик душИ

Та какой гопник подойдёт к таким быкам. Во мне веса 60 кг, если и попаду в жизненно важную точку,то скорее сам упаду. Главное,чтобы гопник голову только мою придержал,чтобы об асфальт не поцарапалась.


930

вообще за такие ролики наказывать нужно. все удары которые он показывает смертельны. эти колбасники лучше бы матчасть по медицине подтянули бы